Письма, посты, статьи: «оформлять проще, а результат тот же».

Письма, посты, статьи: «оформлять проще, а результат тот же»

Как в Госдуме обходят требование официально публиковать депутатские запросы

Письма, посты, статьи: "оформлять проще, а результат тот же".

Сергей Неверов

Большинство депутатов Госдумы не используют такой инструмент решения проблем избирателей, как депутатский запрос. Это следует из данных думского сайта, на котором в этом году началось размещение запросов . Депутаты предпочитают обычные письма, не требующие публикации и вместе с тем обязательного ответа от чиновников, поясняют собеседники “Ъ”. Пустует пока этот раздел и на странице главы фракции «Единая Россия» Сергея Неверова, который как раз и предложил обнародовать запросы во избежание их использования в личных целях. Впрочем, депутаты могут и не публиковать свои запросы, ведь ответственности за несоблюдение этого требования нет.

Доступ к информации о запросах депутатов появился у посетителей сайта Госдумы с конца января 2021 года, рассказали “Ъ” в думском аппарате. Требование о публичном размещении запросов было внесено в регламент Думы еще в июне прошлого года: соответствующее постановление палата приняла по инициативе руководителя фракции «Единая Россия» (ЕР) Сергея Неверова. Он тогда пояснял, что такая мера позволит избирателям понимать, в чьих интересах действует тот или иной депутат. А спикер Вячеслав Володин отмечал, что это делается для того, «чтобы не было коррупционной составляющей».

Однако аппарат Думы не сразу смог обеспечить для этого техническую возможность, а из-за эпидемиологических ограничений затягивалось обучение помощников депутатов, пояснял “Ъ” источник, близкий к руководству аппарата. Судя по выложенным на сайте документам, депутаты начали размещать запросы для публикации в ноябре 2020 года, но тогда они еще не были доступны для просмотра.

Изучив думский сайт, “Ъ” обнаружил вкладку с запросами на страницах только 16 депутатов из разных фракций. Чаще всего они посвящены конкретным жалобам избирателей.

Например, Анатолий Литовченко (ЕР) просил председателя челябинского заксобрания рассмотреть обращение жительницы Челябинска о введении запрета на нарушение тишины с 13:00 до 15:00, так как ее соседи «оставляют дома собаку без присмотра, что приводит к непрекращающемуся вою со стороны животного и, как следствие, к нарушению сна грудного ребенка». А у главы Челябинска единоросс просил перевести старшего сына заявительницы в детский сад, куда ходит ее младший сын. Наталья Поклонская (ЕР) часто пишет запросы об экологических проблемах Крыма: так, она просила генпрокурора проверить факты незаконных выбросов химических отходов местными заводами.

Один из последних запросов Юрия Синельщикова (КПРФ) адресован главе МВД Владимиру Колокольцеву, у которого депутат интересовался мерами, принятыми ведомством по сообщениям граждан о нарушении прав человека при задержании участников несанкционированных митингов. Другой коммунист Алексей Куринный запрашивал в феврале у премьера Михаила Мишустина данные о том, как были использованы средства Фонда национального благосостояния, а у министра финансов Антона Силуанова — информацию о структуре внутреннего долга России.

На самом деле запросов может быть и больше.

Для их публикации помощникам депутатов нужно поставить галочку в системе автоматизированного документооборота, где они регистрируются, поясняют в думском аппарате. Но несколько помощников сказали “Ъ”, что они выполняли все требования, но запросы на сайте все равно не появлялись.

В аппарате фракции ЕР пояснили “Ъ”, что Сергей Неверов пока не отправлял запросов, а предпочитает писать обращения, которые публиковать не обязательно. Еще один единоросс тоже сказал “Ъ”, что использует обычные письма, так как «оформляются они проще, а результат тот же». А например, депутат от «Справедливой России» Федот Тумусов выкладывает свои запросы в Facebook, но на думском сайте их нет. Нет подобных документов и на странице коммуниста Валерия Рашкина, который при этом часто распространяет свои запросы через СМИ.

Письма, посты, статьи: "оформлять проще, а результат тот же".

Валерий Рашкин

Направление запросов регулируется законом о статусе депутата Госдумы и члена Совета федерации. Парламентарий вправе отправить запрос членам правительства, генпрокурору, председателю СКР, главе Центризбиркома, региональным властям и т. д., а ответ они должны дать не позднее чем через 30 дней. Запрос оформляется на бланке депутата с гербом России. Конфиденциальная информация оформляется отдельным приложением, которое не публикуется на сайте.

Ответственность за неразмещение запроса в регламенте не предусмотрена.

Напомним, в ноябре 2017 года в Думе разгорелся скандал, связанный с запросами единоросса из Архангельска Андрея Палкина. Тот обращался в архангельскую прокуратуру с запросом по делу о неоплате кирпичей одному из предприятий, принадлежащих его сыновьям. В ответ на обращение в Думу Генпрокуратуры, выразившей недовольство использованием депутатских запросов в личных целях, господин Палкин заявил, что его сыновья тоже общество, интересы которого надо защищать.

Письма, посты, статьи: "оформлять проще, а результат тот же".

Андрей Палкин

Публикация запросов — «опасная штука», так как «получатель ставится в ответственное положение», и депутаты не хотят переходить на официальные отношения, поясняет логику своих коллег Юрий Синельщиков. А обращения, по его словам, как правило, пишутся в доброжелательной форме и не требуют обязательного ответа.

Депутатский запрос — это «мощный инструмент, с помощью которого можно протолкнуть проблему в интересах избирателей или в целом граждан России либо придать огласке какую-то негативную ситуацию», отмечает старший партнер КА Pen & Paper и бывший сенатор Константин Добрынин. «Получается, что далеко не все депутаты пользуются им, или не хотят, чтобы их интересы становились публичными. А такие депутаты, как Сергей Неверов, могут считать, что достаточно его имени в обычном письме, чтобы разрешить ситуацию»,— считает эксперт.

***

Народные избранники берут от $3 тыс., авторитетные — $10 тыс.

Запрос на официальном бланке Государственной думы за подписью действующего депутата. По сути, бумага ни о чем. Тем не менее почти каждый день мы читаем новости, как законодатель попросил через запрос проверить какое-то предприятие. Депутат направил запрос в Следственный комитет.

Все это относили к чрезмерной активности законодателей. Называли всю Госдуму принтером и прочими нелестными эпитетами. Чего стоит одна история с Натальей Поклонской, которая решила загонять до смерти режиссера Алексея Учителя с его фильмом «Матильда». Одни увидели в этом скрытую любовь молодого законодателя к русскому царю, другие обвинили ее в скрытом пиаре киноленты.

Письма, посты, статьи: "оформлять проще, а результат тот же".

Наталья Поклонская

Daily Storm решил пообщаться с бывшими и действующими депутатами и помощниками депутатов Государственной думы и выяснить, в чем заключаются причины такой активности с запросами. Как выяснилось, зачастую эти причины — исключительно финансовые.

Купи запрос

У депутатов хорошая зарплата — несколько сотен тысяч рублей. О такой мечтают большинство россиян. Но, судя по рассказам наших собеседников, на одну зарплату многим жить неудобно. Уже долгие годы в федеральном парламентаризме существует традиция торговли запросами.

«Запросы, как и многое другое в нашей жизни, можно купить за деньги. Стоит такая услуга от депутата от трех до 10 тысяч долларов. Три тысячи берут те, кто не обладает большой публичной известностью и авторитетом. Топовые, известные депутаты берут за свою услугу в районе 10 тысяч, — рассказал собеседник Daily Storm, около 10 лет проработавший помощником депутата. — Это не то чтобы много, но все же плюс две зарплаты за одну ничем не обязывающую бумагу получить приятно».

Один источник можно было бы списать на случайность и редкость явления. Но еще два собеседника, близкие к Государственной думе, подтвердили нам наличие практики торговли запросами. И самое приятное — сообщили нам примерно те же расценки — от трех до 10 тысяч долларов.

«Нельзя сказать, что это общая практика. Некоторые боятся этим заниматься. У других и так есть состояние, и им неинтересны такие суммы. Но продажей запросов занимались и занимаются многие. И в некоторых случаях это люди, у которых есть миллиарды на счетах», — рассказал собеседник.

Еще один собеседник отметил, что «по дружбе» депутат готов сделать запрос и за символическую сумму — тысячу долларов.

«Все зависит от близости отношений. Для одних запрос с нужным текстом законодатель делает и бесплатно, для других близких — за тысячу долларов или 100 тысяч рублей. Но если он вас не знает, а запрос вам нужен именно его — тут уже будут стандартные расценки», — рассказал он.

При этом при первых вариантах и соответствующем доверии депутат готов самостоятельно обсуждать подготовку запроса. Клиенту со стороны, как правило, придется иметь дело с помощниками депутата.

Зенитом промышленной торговли запросами, как рассказали наши собеседники, был предыдущий созыв Государственной думы.

«В прошлом созыве просьб написать запросы было гораздо больше. Больше, чем в предыдущие 20 лет, и больше, чем в текущем созыве. Сегодня в этой сфере, так сказать, есть небольшой кризис. Те, кто торговал запросами, снижать ценник не намерены. Но количество клиентов снизилось», — заявил источник.

Зачем запрос

Как рассказали наши собеседники, в основном запросы покупаются для решения коммерческих проблем и пиара.

«Для примера: здесь очень благодатной почвой является наш фармацевтический рынок или рынок БАД. Это огромные рынки, и любой их участник желает несколько специфическим способов урвать новый кусок. Проводятся всякие заинтересованные исследования, выявляются нарушения у конкурента по рынку. А дальше нужно давить. И давят в том числе проплаченными запросами депутатов в контрольные ведомства или правоохранительные органы. Причем нередко это депутаты, которые не имеют никакого отношения к фармацевтике и ничего в этом не понимают», — рассказал один из собеседников.

Еще одно направление — табачная отрасль. По словам источников, народные избранники в прошлом созыве заработали большие деньги на «борьбе» табачных лоббистов и антитабачников.

«Здесь, как в фармацевтике, речь идет о больших деньгах. Табачники хотят заработать на снижении давления со стороны государства, антитабачники же — заработать на самих табачниках, повышая это давления. И те и другие пользуются в своих интересах услугами депутатов. Несколько лет назад была история, когда у владельца хотели отжать его небольшое табачное предприятие. Чтобы спастись, он выделил очень щедрый бюджет на депутатские запросы. Пытался через них донести свой ор о беззаконии до силовых структур. Ничего не вышло, предприятием владеют уже другие собственники. Это к разговору об эффективности запросов и причинах снижения спроса на депутатские услуги», — рассказал источник.

Кроме производителей табака и лекарств, депутатские запросы охотно оплачивают банки и микрофинансовые организации.

«Некоторые хотели спасти свои банки от отзыва лицензий. Некоторые хотели просто пиара. Поэтому запросы использовались не только в экономических войнах, но и для продвижения в информационном пространстве. За 500 тысяч или даже миллион делался интересный новостной запрос, который пойдет гулять по средствам массовой информации. И тут главное — в тему запроса подвязать название своей кредитной организации», — пояснил источник.

Запрос по принуждению

По словам собеседника Daily Storm, для большинства депутатов просьба о платном запросе была сторонним заработком. Но были «экземпляры», которые старались выжать все из этой темы и провоцировали предприятия покупать у них запросы.

«Некоторое время назад был молодой депутат, который наладил специфическую схему. При помощи помощников и близких политиков он «кошмарил» то или иное предприятие. Находил у него проблемы и «кошмарил». Предприятие не знало, что давлением занимается именно он. Когда это давление становилось избыточным, а владельцы предприятия не знали, где искать помощи, на пороге возникал наш герой со словами: «Я решу ваши проблемы». И он их решал запросами за деньги. А как он их мог не решить, если сам и создал?» — рассказал собеседник.

Лоббизм не по-русски

В России, в отличие от многих западных стран, к сожалению, не существует закона, регулирующего деятельность лоббистов. Это не всегда хорошее явление, но надо признать, что лоббисты всегда были и всегда будут — независимо от государственного строя. Есть они и сейчас, скрываясь под вывеской пиар-менеджеров или менеджеров крупных предприятий по связям с органами власти. Только, не имея никаких правовых правил игры, играют они как могут.

В США существуют профессиональные легальные лоббисты. Их деятельность регулируется многими актами. Как и российские лоббисты, они занимаются продвижением законопроектов, добычей запросов, в том числе в интересах фармацевтического или оружейного лобби. Их легализация — не панацея, но все же дает хоть какое-то представление о влиянии бизнеса на парламент.

Такая же история в Европе. Даже в Польше, которая без малого 30 лет существует без коммунистического режима, есть легальные лоббисты. Более того, их список представлен на сайте польского парламента — сейма, там же можно узнать, чьи интересы они представляли или представляют.

Наверняка, и в США, и в Польше, несмотря на легализацию лоббистов, есть случаи злоупотребления. Но при открытом правовом регулировании эти нарушения увидеть легче, чем в «темном царстве» отечественного рынка запросов.

Письма, посты, статьи: "оформлять проще, а результат тот же".

Анатолий Локоть

«АиФ», 12.02.2014, «Не хватает на жизнь. Как депутаты торгуют своим статусом»: […] в 2009 г. глава СК Александр Бастрыкин написал тогдашнему спикеру ГД Борису Грызлову письмо и пожаловался на депутатов, которые «используют депутатский статус в личных целях». […] «Так, депутат Госдумы Юрий Медведев (из прошлого созыва. — Ред.), обращаясь в следственное управление по Пермскому краю в интересах своего сына А. Ю. Медведева, подозреваемого в соучастии в совершении убийства, указывал на нарушения уголовно-процессуального законодательства, якобы допущенные следствием». Проверка факты не подтвердила.

[…] На «круглом столе» фракции ЛДПР предприниматель Алексей Калинин заявил, что депутаты, а главное — помощники, активно пополняют карманы: «Внутри партии есть устойчивая группа лиц, которая мошенническим путём и всякими обманами, путём составления депутат­ских запросов, которые никто не контролирует… получает за это материальное вознаграждение». Калинин уверяет, что платил за запрос по 5 тыс. долл. Он озвучил конкретные фамилии и передал В. Жириновскому диск с доказательствами. Лидер партии пообещал разобраться и в случае подтверждения факта немедленно выгнать из партии… Но не стоит думать, что это проблема одной фракции.

«Сейчас «тупо» заработать, получив с кого-то 10 тыс. долл. и отправив в его интересах запрос, стало сложнее. Но если у вас есть какой-то подшефный бизнес, скажем, принадлежащий вашей жене, то вы можете с помощью запросов помочь ему выгодным контрактом. Или проверку отложить, конкурентов поддавить», — считает Борис Надеждин, завкафедрой права МФТИ, депутат ГД 3-го созыва.

[…] «Некоторое время назад журналисты передали мне документы, на основании которых можно сделать вывод об участии депутата от КПРФ Анатолия Локтя в коммерческой деятельности и нарушении закона о статусе депутата», — поведал публике Сергей Железняк, вице-спикер от «ЕР». По его словам, он сообщил об этом в правоохранительные органы и в СМИ. В КПРФ тут же предложили проверить вообще всех депутатов на наличие бизнеса. — Врезка К.ру

*** ИНФОРМАЦИЯ ***

  • Новости размещаются в автоматическом режиме.
  • В данном случае источником новости под заголовком «Письма, посты, статьи: «оформлять проще, а результат тот же».» является данный сайт.
  • По вопросу размещения новостей и другим услугам смотрите информацию в соответствующем разделе услуги.

*****