Саратов: Игры мусорщиков. Что стоит за капитуляцией «Управления отходами» перед саратовским правительством, требовавшим бесплатного вывоза веток?

Игры мусорщиков. Что стоит за капитуляцией «Управления отходами» перед саратовским правительством, требовавшим бесплатного вывоза веток?

Актуализации наболевшего вопроса об уборке растительного мусора могли поспособствовать интриги в топ-менеджменте регионального оператора.

Конец минувшего года ознаменовался для Саратовской области весьма любопытным событием. Одна из крупнейших российских мусорных компаний – АО «Управление отходами», саратовский филиал которого является региональным оператором по обращению с ТКО – заявила о согласии вывозить ветки и прочий растительный мусор с контейнерных площадок на территории региона в рамках утвержденного для фирмы единого тарифа, хотя ранее категорически отказывалась это делать.

Игры мусорщиков. Что стоит за капитуляцией «Управления отходами» перед саратовским правительством, требовавшим бесплатного вывоза веток?

Копья по данному вопросу заинтересованные стороны ломали не один год. Вкратце, суть конфликта в следующем: с самого начала своей работы в качестве регоператора в 2018 году «Управление отходами» последовательно придерживалось позиции, что по федеральному закону «Об отходах производства и потребления» ветки не являются твердыми коммунальными отходами, а значит – их утилизацией компания заниматься не обязана, разве что за дополнительную плату (по отдельным договорам с районными администрациями или управляющими компаниями).

Вопрос этот является принципиальным – хотя со стороны может показаться, что проблема высосана из пальца, речь на самом деле идет о немалых деньгах – десятках миллионов рублей в год. Согласно данным регионального Минприроды, только в крупнейших городах области (Саратове, Энгельсе, Балаково и Вольске) ежегодно образуются более 240 тысяч кубометров растительных отходов. Если предположить, что их утилизация стоит столько же, сколько и обычного бытового мусора, то при прошлогоднем тарифе вывоз такого количества веток обходится примерно в 127 миллионов рублей. Разумеется, регоператор предпочел бы иметь суммы подобного порядка в качестве «бонуса» к выручке, а не расходов.

В борьбе с попытками обязать вывозить растительный мусор «Управление отходами» до недавних пор поддерживало региональное правительство. Еще в конце октября областное министерство природных ресурсов и экологии в ответ на запрос нашей редакции утверждало, что «отходы, образующиеся в процессе содержания зеленых насаждений (ветки, листва, древесные остатки), не соответствуют понятийному определению ТКО <…> по основному признаку, так как являются отходами, образованными вне жилых помещений». В связи с этим, говорили чиновники, «обращение с такими отходами не относится к коммунальной услуге по обращению с ТКО, оказываемой региональным оператором в рамках единого тарифа».

Муниципалитеты, на которые регоператор всячески стремился переложить проблему утилизации растительного мусора, резонно не горели желанием нести дополнительные расходы. Оппоненты «Управления отходами» указывали на то, что до мусорной реформы мусоровывозящие компании – сейчас они стали подрядчиками регоператора, который, в свою очередь, отвечает за обращение отходами на всей территории области – вывозили любой мусор, причем получая за это куда более скромные деньги. Сейчас же плата за вывоз мусора значительно выросла, однако едва ли сопоставимым образом возросло качество предоставления данной услуги.

Не все так однозначно и с нормативной базой. Помимо вышеупомянутого федерального закона, на который ссылались мусорщики, существует федеральный классификационный каталог отходов, утвержденный приказом Росприроднадзора. Согласно этому документу, растительные отходы, возникающие в результате мероприятий по уходу за газонами, цветниками, древесно-кустарниковыми посадками, относятся именно к ТКО. Такой позиции, к примеру, некоторое время придерживались в Белгородской области – там местный регоператор «бесплатно» (т.е. в рамках тарифа) вывозил ветки в позапрошлом году, однако затем эта услуга все-таки стала оплачиваться дополнительно.

Так или иначе, положение «Управления отходами» в Саратове, даже несмотря на шлейф из множества скандалов, до последнего времени выглядело в целом достаточно прочным – по крайней мере, уступок в вопросе веток ничего не предвещало. Ситуация начала меняться осенью прошлого года, когда невооруженным глазом стали заметны признаки масштабной информационной и политической кампании, развернутой против регоператора – именно тогда региональные СМИ вновь стали активнее обычного поднимать тему вывоза веток (и не только её), жестко критикуя мусорную компанию.

Претензии к работе регионального оператора высказал и лично прокурор области Сергей Филипенко. Проверка, проведенная вскоре по его поручению, выявила «вопиющие нарушения законодательства»: выяснилось, например, что мусоросортировочная станция в Елшанке фактически не функционировала, превратившись, по сути, в обычную свалку (оборудование простаивало по причине неисправности).

На фоне всего этого пошли разговоры о том, что договор Саратовской области с АО «Управление отходами» как региональным оператором по обращению с ТКО может быть расторгнут – теоретически такая возможность имеется, если компания допускает в течение года более двух нарушений закона.

Игры мусорщиков. Что стоит за капитуляцией «Управления отходами» перед саратовским правительством, требовавшим бесплатного вывоза веток?

Впрочем, эта угроза выглядит не слишком реализуемой – как минимум потому, что смена регоператора на какое-то время почти наверняка обернется очередным мусорным коллапсом, который совсем не нужен власти перед запланированными на осень текущего года выборами в Госдуму. Возможные политические риски для саратовских чиновников усиливает и то, что за «Управлением отходами» просматриваются интересы влиятельных федеральных фигур.

Еще менее угрожающим выглядит последовавшее в конце ноября заявление председателя правительства Саратовской области Романа Бусаргина, который поручил региональному Минприроды подготовить и подать иск в суд с требованием о понуждении регоператора к вывозу растительного мусора с контейнерных площадок.

Перспективы рассмотрения такого иска, учитывая сложившуюся судебную практику, крайне туманны, если не сказать ничтожны.

Объявляя о планах судиться с регоператором, даже сам Бусаргин признал, что «до сих пор нет единой позиции, включен ли растительный мусор в понятие твердые коммунальные отходы».

В подавляющем большинстве регионов РФ такой мусор не учитывается в тарифе, и лишь в пяти регионах (включая Саратовскую область) местные власти пытаются заставить регоператоров вывозить растительные отходы, говорят в ассоциации «Чистая страна» (объединяет всех регоператоров по обращению с ТКО).

Тем не менее, уже через два дня «Управление отходами» выпустило пресс-релиз, согласно которому генеральный директор компании Денис Янев (теперь уже бывший, об этом далее – прим. ред.) проинформировал Романа Бусаргина о готовности «помочь» региону в вывозе скопившихся на улицах населенных пунктов веток.

«Данная работа будет осуществлена <…> в порядке помощи муниципальным предприятиям, не справляющимся с объемами транспортирования древесно-кустарниковых отходов. Компания пошла навстречу Правительству области в вопросе вывоза древесно-кустарниковых отходов, поскольку понимает проблемы, возникшие в результате разночтений правового статуса древесно-кустарниковых отходов и финансового состояния предприятий благоустройства», – говорится в сообщении.

Такое внезапное изменение позиции «Управления отходами» при наличии крайне сильных юридических аргументов наталкивает на мысль, что ветки стали лишь разменной монетой, которую компания решила заплатить для достижения закулисных договоренностей с властью по поводу каких-то других вопросов. Поскольку жить в условиях постоянных нападок и скверной репутации мусорщикам не привыкать, едва ли пойти на уступки их заставило только желание избежать публичной критики.

Одну из ключевых ролей в расшатывании тщательно выстроенной противоветочной обороны регоператора сыграл депутат Госдумы и секретарь регионального отделения «Единой России» Николай Панков, которого считают одним из наиболее влиятельных людей в Саратовской области. Именно его вмешательство вынудило «Управление отходами» в итоге пойти на уступки, говорит на условиях анонимности информированный источник. Чтобы добиться от мусорщиков бесплатного вывоза веток, Панков использовал свои обширные лоббистские возможности, а также медийные и партийные ресурсы – к примеру, привлек к решению вопроса областную прокуратуру, которая по его инициативе провела ряд проверок в отношении регоператора.

Учитывая то, что на грядущих парламентских выборах соперником Панкова (если он, как и в прошлый раз, пойдет в Госдуму по Балаковскому одномандатному округу) может стать популярный коммунист Николай Бондаренко, старания единоросса неудивительны – тему победы над недобросовестным мусорным регоператором можно выгодно использовать в предвыборной кампании.

Сам Николай Васильевич в разговоре с корреспондентом «Свободных новостей» подтвердил, что принимал деятельное участие в решении веточной проблемы (отметив, впрочем, что он не считает себя ключевым звеном в этом процессе, так как это было «совместное решение»). Панков рассказал, что ситуацией с вывозом веток он начал активно заниматься в начале лета прошлого года, после массовых жалоб жителей своего избирательного округа.

Игры мусорщиков. Что стоит за капитуляцией «Управления отходами» перед саратовским правительством, требовавшим бесплатного вывоза веток?

Николай Панков

«Ко мне [по поводу вывоза веток] постоянно обращались граждане. Особенно остро эта проблема стоит в городах, где много частных домов, например, в Вольске, да и в Саратове это тоже есть – когда идет уборка дворовых территорий, обрезка деревьев. Ветки скапливаются на контейнерных площадках, и в итоге все это превращается в свалку, где размножаются крысы, насекомые. Более того, появляется угроза возникновения пожаров, – отмечает депутат. – Я эту тему стал изучать, обратился в областную прокуратуру, в [областной] комитет по госрегулированию тарифов, также мы делали запрос в Госдуму. Хочу сказать большое спасибо прокурору Саратовской области Сергею Владимировичу Филипенко, который откликнулся. Тарифный комитет же, считаю, пошел по легкому пути, а должен был занимать более активную позицию. Вместо этого они говорили, что за утилизацию веток должны отвечать муниципалитеты, то есть к их вывозу – вместо регионального оператора – привлекались силы и средства наших районов».

По словам Панкова, переломить ситуацию позволил длительный сбор «доказательной базы», под грузом которой регоператор, наконец, не выдержал и сдался, хотя и имел сильное юридическое прикрытие.

«Мы шли к этому согласно нормам действующего законодательства – изучали вопрос, накапливали доказательства. Мы же не можем просто взять и сказать в одностороннем порядке, что давайте делать вот так вот – как это делал регоператор [отказываясь вывозить ветки]. Нужно признать, что у них очень развита и сильна юридическая база. Они понимают, что юридическая безопасность – одна из главных задач в рамках обеспечения их хозяйственной деятельности. <…> Пришлось делать разные запросы, получать разные ответы. Комитет Госдумы по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления дал разъяснение, что ветки и листья считаются ТКО. Я лично общался с Михаилом Андреевым, его приглашал, встречались на совещаниях, отдельно встречались. Не только с Андреевым, но и с компаниями, которые вывозят мусор. И, в конечном счете, был собран материал, доказательная база – и мы, вместе с прокуратурой, жителями – убедили регоператора в том, что он должен полностью убирать и ветки, и листья, что это тоже мусор».

Впрочем, тут Панков явно немного лукавит. Хотя парламентарий и настаивает, что утилизировать ветки и листья «не благотворительность со стороны регоператора, а его обязанность, которую он не выполнял раньше», в «Управлении отходами» по-прежнему считают требования вывозить растительный мусор в рамках тарифа незаконными, и позиционируют свое согласие делать это лишь как жест доброй воли.

Причем жест этот на проверку оказывается чисто символическим: общий объем веток, вывезенных в Саратове и районах области в рамках договоренности с областным правительством, по состоянию на 26 декабря – спустя месяц после достижения соответствующего соглашения – составил лишь около 6600 кубометров. В денежном выражении это примерно 3,3 миллиона рублей – смешные для компании с миллиардными оборотами деньги. В январе данные об объемах вывезенных веток региональный оператор публиковать перестал.

Всего же, напомним, на территории области за год образуется более 240 тысяч кубометров растительных отходов, то есть в декабре подрядчики регоператора бесплатно вывезли чуть менее 3% от этого объема.

Возить бесплатно абсолютно весь веточный мусор «Управление отходами» никогда и не обещало. В ноябрьском пресс-релизе компании, посвященном этому вопросу, говорилось о том, что перечень контейнерных площадок, подлежащих уборке силами регоператора, будет определен совместно с администрациями муниципалитетов. «Предполагается, что остальные древесно-кустарниковые навалы будут вывезены силами организаций, которые обязаны делать данную работу в соответствии с федеральным законодательством, согласно которому данный вид отходов не включен в состав ТКО, что позволяет специализированным предприятиям благоустройства осуществлять обращение с ними по нерегулируемой цене», – говорилось в сообщении.

Разумеется, весной-осенью, когда растительного мусора станет гораздо больше, ситуация может кардинально измениться. Однако пока все выглядит так, что «Управление отходами» просто решило немного сыграть по этому вопросу в не слишком обременительные поддавки, предоставив возможность Панкову и Бусаргину побыть «народными героями».

Думается, что куда более серьезной неприятностью, чем ветки, для регионального оператора сейчас является беспрецедентное снижение единого тарифа в зоне деятельности №1, куда входит всё Левобережье области, а также Саратов, Вольский и Хвалынский районы. Тариф на 2021-й год для этих муниципалитетов, согласно подписанному в декабре постановлению Комитета государственного регулирования тарифов Саратовской области, упал сразу на 9,2%, или с 532,03 до 482,94 рубля за кубометр ТКО – то есть почти на 50 рублей. В зоне деятельности №2 (остальные районы Правобережья) с 1 июля тариф повышается на 3,9% – с 402,46 до 418,11 рубля за кубометр, однако на неё приходится лишь пятая часть образующегося в регионе мусора.

Игры мусорщиков. Что стоит за капитуляцией «Управления отходами» перед саратовским правительством, требовавшим бесплатного вывоза веток?

Снижение тарифа в зоне №1 само по себе неудивительно – это плановый процесс, который происходит за счет возврата инфраструктурных инвестиций: АО «Управление отходами» в соответствии с концессионными соглашениями построило и передало в собственность Саратовской области два мусоросортировочных комплекса, два полигона захоронения ТКО и сеть мусороперегрузочных станций. По мере окупаемости данных объектов снижается и стоимость обработки мусора, доля которой в структуре общего тарифа составляет примерно половину, другая половина тарифа – расходы непосредственно на вывоз отходов с контейнерных площадок, текущую деятельность регионального оператора и так далее.

Удивительным в данном случае является масштаб этого снижения – дело в том, что предельная стоимость обработки ТКО на концессионных объектах АО «Управление отходами» с 1 января текущего года уменьшилась примерно на 20 рублей (с 241,57 до 220,36 рубля за кубометр). Однако снижение единого тарифа в зоне №1 еще на 30 рублей экономическими факторами, учитывая рекордную за последние несколько лет инфляцию, объяснить трудно.

Не означает ли такое решение, что ранее действовавшие тарифы были существенно завышены и не в полной мере обоснованы? И не стало ли данное обстоятельство частью той самой, выражаясь словами Николая Панкова, «доказательной базы», сделавшей регионального оператора более сговорчивым?

К слову, Панков ранее неоднократно критически высказывался о ситуации с тарифным регулированием мусорной сферы в Саратовской области, намекая на необходимость серьёзного снижения платы за вывоз отходов.

«В нашей области, в отличие от многих других регионов, очень высокий тариф на вывоз мусора и немалые нормативы накопления ТКО. Обоснованность которых, возможно, еще надо проверить. А с жителей частного сектора взимается плата намного больше, чем с жителей многоэтажек. В тариф заложена переработка мусора, но его не перерабатывают, а просто закапывают, как раньше. Кроме того, комитет по тарифам почему-то рассчитал, что в кубометре мусора 140 килограммов веса. Хотя специалисты и прокуратура говорят, что он весит всего 90 килограммов. Получается, что в итоге регоператор получает не просто доходы, а сверхдоходы. А можно ли его работу при этом назвать безупречной? Считаю, нет. Не раз поднимал вопрос о нерегулярном вывозе мусора, «мертвых душах» в платежках, очередях в расчетных центрах», – писал депутат в своем Telegram-канале в ноябре.

Вскоре после этого стало известно, что областной суд по иску прокуратуры признал недействительным приказ регионального министерства природных ресурсов и экологии, устанавливающий нормативы накопления твердых коммунальных отходов. Основанием для такого решения стала прокурорская проверка, в ходе которой выяснилось, что нормативы, утвержденные на территории области в марте 2020 года, были определены без проведения необходимых замеров по каждой категории объектов.

Между тем, и нормативы накопления ТКО, и вышеупомянутая средняя плотность мусора (которая, по данным Панкова, у нас завышена сразу на 55%), являются важнейшими факторами, влияющими на тарифообразование.

Говоря о тарифообразовании, следует отметить и недавние изменения в налоговом законодательстве, согласно которым с 1 января 2020 года услуга по обращению с твердыми коммунальными отходами, оказываемая региональным оператором Саратовской области, была освобождена от налога на добавленную стоимость. В 2019-м году доля НДС в тарифе составляла почти 94 рубля (20%: тариф без НДС был утвержден на уровне 468,85 рубля за кубометр, конечный тариф для населения с учетом налога – 562,62 рубля). При этом в прошлом году, несмотря на отмену НДС, тариф снизился только на 5,4%; а по сравнению с «базовым» тарифом 2019-го года (рассчитанным без учета НДС) и вовсе взлетел сразу на 13,5%.

Подобную странность можно объяснить тем, что саратовский региональный оператор в своей деятельности полагается на подрядчиков, представляя собой главным образом лишь «прокладку», распределяющую между ними деньги. Именно сторонние организации занимаются непосредственно вывозом мусора, являясь при этом плательщиками НДС. Из-за этого данная налоговая льгота фактически не работает, так как суммы НДС, предъявленные регоператору при приобретении им каких-либо товаров и услуг, к вычету не принимаются, а включаются в их стоимость.

В итоге освобождение от налога на добавленную стоимость обеспечило снижение тарифа в зоне деятельности №1 не на 20% (теоретически возможный максимум при полной автономии от подрядчиков), а только на 2%, говорят в комитете государственного регулирования тарифов Саратовской области.

Еще одним аргументом, который был использован оппонентами «Управления отходами» для подрыва переговорных позиций компании, стала тема аффилированности мусорщиков и областного комитета по регулированию тарифов. Достоянием общественности стал пикантный факт – оказалось, что сын Ларисы Новиковой, руководителя вышеуказанного комитета, являющегося регулятором деятельности регоператора, некоторое время занимал в «Управлении отходами» одну из руководящих должностей. В ответ на это директор саратовского филиала компании Михаил Андреев поспешил заверить, что родственник высокопоставленной чиновницы у них уже не работает, посетовав при этом, что «мы потеряли хорошего профессионала».

Учитывая всё вышеперечисленное, можно сделать однозначный вывод – критики регоператора продемонстрировали необычайно высокую осведомленность о внутренней кухне «Управления отходами», которую компания по очевидным причинам предпочла бы скрыть от общественности. Николай Панков, который ранее считался специалистом главным образом по сельскому хозяйству (в Госдуме прошлого созыва он был председателем комитета по аграрным вопросам – ред.), теперь стал профессионально разбираться в мусорной теме, рассуждая о таких весьма сложных для неподготовленного обывателя вещей как, к примеру, удельный вес кубометра ТКО.

В связи с этим естественным образом возникает вопрос – могло ли такое произойти без посторонней помощи? Мог ли Панков, не работавший ранее в данной сфере, самостоятельно разобраться в специфике тарифообразования регоператора и тому подобных вопросах, не имея на руках соответствующих документов, подготовленных знающими людьми справок? Разумеется, с некоторой вероятностью это возможно, но она представляется не слишком высокой.

Куда более вероятным кажется то, что движущей силой «веточной» кампании против саратовского филиала «Управления отходами» стали не только амбиции Николая Васильевича, стремящегося упрочить свои политические позиции в преддверии выборов, но и экономические интересы людей, связанных с мусорным бизнесом.

Создание кризиса вокруг регоператора потенциально было выгодно многим, так что среди желающих помочь Панкову в борьбе за бесплатный вывоз веток могли быть как конкуренты компании, так и высокопоставленные сотрудники самого «Управления отходами». Вполне возможно, что кто-то из них, преследуя собственные цели, подсказал депутату наиболее эффективный способ надавить на регионального оператора – показав, где именно и каким конкретно образом в его деятельности можно найти «скелеты в шкафу». Главным из таких «скелетов», судя по всему, оказалось завышение тарифа, о чем говорилось выше, и едва ли слить подобный компромат на мусорщиков мог кто-то не из этой среды.

Примечательно, что веточный скандал совпал с планами УК «Лидер», владельца АО «Управление отходами» (ранее СМИ называли «Лидер» частью бизнеса Юрия Ковальчука – ред.), продать компанию вместе со всеми филиалами Сергею Котляренко, который считается «кошельком» бывшего первого вице-премьера правительства РФ Игоря Шувалова. Сделка завершилась к середине декабря прошлого года – «Управление отходами» было полностью выкуплено московским АО «ДиджиталТех». Сразу после этого Котляренко возглавил совет директоров «Управления отходами» вместо Дениса Янева. По очевидным причинам смена собственника компании с высокой вероятностью означает грядущие пертурбации и среди менеджмента более низкого уровня.

Серьезные основания волноваться за свое место, к примеру, могут быть у Александра Буренина – он, напомним, в 2013-2015 годах возглавлял администрацию Саратова, а затем занимал пост зампреда областного правительства, курирующего сферу строительства и ЖКХ. После своей отставки из правительства в 2018 году (официально она была добровольной) Буренин стал советником гендиректора «Управления отходами».

В СМИ звучали предположения, что такое назначение могло быть чем-то вроде благодарности экс-чиновнику за передачу «Саратовводоканала» в концессию все той же УК «Лидер» – должность советника руководителя одного из её активов хоть и не слишком статусная, но, весьма вероятно, неплохо оплачиваемая. Если эта версия соответствует действительности, то с новым начальством у Александра Григорьевича может возникнуть недопонимание – ведь новый собственник «Управления отходами», в отличие от «Лидера», ему едва ли чем-то обязан.

Вместе с тем, Буренин в силу своего опыта и статусного послужного списка может рассматриваться как один из основных претендентов на пост директора саратовского филиала мусорной компании – конечно при условии, что кресло Михаила Андреева окажется свободным. Возможно, это лишь простое совпадение, но разразившийся вокруг регионального оператора веточный скандал этому освобождению весьма способствовал.

Андреев в ходе него оказался, по сути, в безвыходной ситуации. Прогнувшись перед Панковым, он рисковал быть уволенным московским руководством за превышение полномочий – дело в том, что какие-либо решения по поводу вывоза растительного мусора могли быть приняты только на уровне головного офиса «Управления отходами», а не саратовским филиалом, говорят в компании. В ином же случае топ-менеджера мог настигнуть гнев губернатора Валерия Радаева, который едва ли стал бы разбираться в тонкостях внутрикорпоративной субординации. Учитывая то, что директор саратовского регоператора считается членом губернаторской команды (в СМИ Андреева даже называли якобы родственником Радаева), то вряд ли он отказал бы главе региона в настойчивой просьбе написать заявление «по собственному желанию».

Так или иначе, в случае увольнения Андреева, которое, не свершилось (пока?) кажется лишь чудом, Александр Буренин вполне может попробовать «продать» себя новому руководству «Управления отходами» в качестве человека, обладающего в силу прошлых должностей обширными связями, и способного решить в Саратовской области самые серьезные проблемы. В том числе и те, с которыми компания (вот совпадение!) как раз столкнулась в данный момент.

Отставка Михаила Андреева потенциально могла быть выгодна не только бывшему сити-менеджеру, но и Юлии Медведевой – его давней соратнице, которая занимает в саратовском филиале «Управления отходами» должность финансового директора. Медведева и Буренин ранее вместе руководили «Саратовводоканалом», их обоих считали членами команды покойного главы города Олега Грищенко. Можно предположить, что по старой памяти ей было бы намного удобнее работать именно с Бурениным, который для Медведевой «свой» человек, нежели под руководством «губернаторского» назначенца Андреева.

Возможностей добиться желаемого у Юлии Медведевой в силу должностного положения может быть предостаточно. Telegram-канал «Сыворотка Правды» называет её «серым кардиналом» регоператора – якобы, именно Медведева на самом деле принимает там решения по всем ключевым вопросам, в том числе направляя в нужное русло финансовые потоки.

Один из таких денежных потоков идет из «Управления отходами» в сторону ООО «Городской расчётный центр» (сокращенное название – ООО «СарРЦ»). Именно этой фирме региональный оператор в 2018 году делегировал выставление жителям Саратовской области счетов за вывоз ТКО и сбор платежей. На этом фоне выручка «СарРЦ» по итогам 2019 года достигла 108 миллионов рублей, увеличившись на 90%. Чистая же прибыль за год подскочила сразу на 217% – до 4,79 миллиона рублей.

При этом договор на общую сумму более чем 412 миллионов рублей и сроком на пять лет (до конца июля 2023 года, с возможностью бесконечной автоматической пролонгации на тех же условиях) был заключен с «СарРЦ» на безальтернативной основе, без проведения открытого для всех желающих побороться за контракт конкурса, пусть даже формального.

Вместе с тем, во многих других случаях, даже когда речь идет о куда более скромных суммах, регоператор при определении подрядчика объявлял аукционы, что (в идеале, конечно) призвано обеспечить оптимальное соотношение цены и качества оказываемых услуг. Говорить же о том, что «Городской расчётный центр» является единственной структурой, оказывающей посреднические услуги при расчетах между коммунальщиками и населением, не приходится – даже в масштабах Саратова.

Не вызвана ли такая лояльность регоператора к «СарРЦ» давними дружескими отношениями между Юлией Медведевой и депутатом саратовской городской думы Дмитрием Кудиновым – еще одним выходцем из окружения Грищенко, который, по слухам, выступает в роли неформального хозяина данной фирмы?

И не могла ли смена собственника «Управления отходами» поставить эту кооперацию под угрозу, что побудило заинтересованных лиц попытаться для её минимизации продвинуть на место Михаила Андреева своего человека, призванного оградить многомиллионный поток денег от чужих посягательств?

В числе интересантов скоропостижного увольнения Андреева вполне мог быть и ещё один подрядчик «Управления отходами» – зарегистрированное в Екатеринбурге ООО «ТрансСервис», которое является одной из крупнейших в России мусоровывозящих компаний. В Саратовской области «ТрансСервис» пока представлен относительно слабо – компания обслуживает лишь Октябрьский район Саратова и островную часть города Балаково (в общей сложности примерно 184 тысячи человек), однако она была бы не прочь увеличить свою долю мусорного «пирога», предполагает информированный источник, попросивший об анонимности.

Однако без контроля над саратовским филиалом «Управления отходами» екатеринбуржцам едва ли что-то светит, поскольку именно региональный оператор распределяет между мусорными компаниями районы их деятельности, заключая с подрядчиками долгосрочные контракты.

«Андреев даёт работать нормально всем, нервы иногда треплет, а так все нормально работают. Если на директора сядет человек от «Трансов», местных [мусорщиков] затрахают штрафами. Директор регоператора при желании быстро с рынка выкинет, есть такие возможности. Уйдет «Поток», потом «Экотехника», а вот «Дорожник» трогать не будут, он новому директору будет друг», – говорит наш собеседник из мусоровывозящей отрасли (компания «Поток» обслуживает зону деятельности №2, «Экотехника» вывозит мусор в Ленинском районе, МУП «Дорожник» – в Заводском районе Саратова – ред.).

Более того, в перспективе «ТрансСервис», освоившись на саратовском мусорном рынке, потенциально мог бы попробовать заменить и само «Управление отходами». Подобный опыт у екатеринбургских мусорщиков уже имеется в Курганской области. Изначально региональным оператором по обращению с ТКО там стала компания «Рифей» из Тюмени. Приступить к своим обязанностям тюменская фирма планировала с 1 января 2019 года, «ТрансСервис» же должен был выступать в роли одного из её подрядчиков. Однако поработать «Рифей» так и не успел – в конце 2018 года, после смены главы региона, курганские власти решили отложить старт мусорной реформы, заключенный с компанией за несколько месяцев до этого десятилетний договор был расторгнут.

Новый договор в следующем году региональные власти заключили уже с ООО «Чистый город» – формально это местная курганская фирма, однако её учредителем значится Дмитрий Елизаров – директор и учредитель уже знакомого нам екатеринбургского «ТрансСервиса». Вскоре после этого еще одна компания из Екатеринбурга, принадлежащее бизнес-партнеру Елизарова ООО «Экосистема», подмяло под себя вывоз мусора в Курганской области.

На фоне этого логично предположить, что какая-нибудь очередная екатеринбургская фирма займется в Кургане и такой важной деятельностью как оформление платёжек. Однако курганский регоператор доверил собирать деньги за свои услуги… саратовскому «Городскому расчётному центру», уже упомянутому нами ранее. В прошлом году саратовская фирма-подрядчик должна была заработать в Зауралье чуть более 50 миллионов рублей.

Может ли это быть следствием гремящей по всей России славы о качестве работы саратовского расчётного центра? Или же присутствие «СарРЦ» в Курганской области стало возможным исключительно благодаря хорошим отношениям бенефициаров компании с местным «мусорным королём», решившим немного поделиться с саратовцами? И не приобрёл ли Дмитрий Елизаров благодаря такому жесту благодарных друзей, готовых помогать продвижению его бизнеса в далёком и незнакомом Саратове?

***

В ходе подготовки данной публикации «Свободные» попытались обратиться за комментариями к Александру Буренину, однако связаться с ним не удалось – известный нам личный телефон экс-чиновника больше не обслуживается, а в московском офисе «Управления отходами» в разгар рабочего дня никто не брал трубку.

Зато удалось дозвониться до Дмитрия Кудинова. Отвечая на вопрос об отношениях с Юлией Медведевой, депутат лишь подтвердил, что они действительно давно знакомы, при этом Кудинов всячески отрицает какую-либо свою связь с «СарРЦ».

«Даже не знаю, что ответить… Понятия не имею, о чем вы, даже интересно стало. К сожалению, или к счастью – но я не являюсь ни учредителем, ни формальным, ни неформальным владельцем этой организации, и никогда не был, – уверяет депутат. – Насколько я помню, там директором является женщина, а изначально, по-моему, был Роман Шмелев».

Что касается директора саратовского филиала «Управления отходами» Михаила Андреева, то он сначала согласился побеседовать, однако в назначенный день перестал отвечать на звонки. Его заместитель Алексей Калямин предложил редакции направить для получения комментария письменный запрос, оговорившись при этом, что «вся позиция компании по вашим вопросам неоднократно публично озвучивалась и доступна для ознакомления на нашем официальном сайте».

*** ИНФОРМАЦИЯ ***

  • Новости размещаются в автоматическом режиме.
  • В данном случае источником новости под заголовком «Игры мусорщиков. Что стоит за капитуляцией «Управления отходами» перед саратовским правительством, требовавшим бесплатного вывоза веток?» является данный сайт.
  • По вопросу размещения новостей и другим услугам смотрите информацию в соответствующем разделе услуги.

*****