Московских эко-активистов отдубасили хордой

Как в столице борются с противниками радиоактивной стройки.

Юго-Восточная хорда, которая призвана разгрузить дороги столицы, должна пройти по «пятнам радиоактивного заражения» – в границе могильника Московского завода полиметаллов. Еще год назад экоактивисты дежурили тут круглосуточно, потом их довольно жестко разогнали, и сейчас идет стройка. «Собеседник» разбирался, насколько безопасно это строительство. 

Тревожная трасса 

Юго-Восточная хорда (ЮВХ) – одна из четырех скоростных магистралей, вошедших в Генплан Москвы для разгрузки центральных дорог столицы. Проблема в том, что трасса затронет могильник радиоактивных отходов (РАО) завода полиметаллов. Пытаясь снизить потенциальную опасность, москвичи настойчиво предлагали изменить проект, писали обращения в мэрию… Но власти города от идеи отказываться не спешили. Это притом что летом 2019-го МЧС и ФГУП «Радон» провели измерения и официально зарегистрировали очаги радиации. Только в январе прошлого года проблему признал мэр Собянин и дал задание обезвредить опасный участок.

Москвичи между тем боялись, что стройка начнется без всякой очистки, поэтому возле завода постоянно дежурили жители ближайших районов. Их опасения оправдались: сразу после Нового года – 10 января 2020-го – без каких-либо документов на проведение строительных работ участок попытались огородить. Общественники вызвали полицию, ситуацию удалось взять под контроль.

В феврале 2020-го контракт на расчистку могильника выиграло ФГУП «Радон», взяв обязательство вывезти с места стройки 10 кубометров РАО и 450 кубометров зараженного грунта. Стоимость контракта – 79,6 млн руб. Срок исполнения – к 26 мая 2021-го. 

Казалось бы, победа жителей! Но «Радон» не спешил приступать к очистке. А жители хотели удостовериться, что все идет как надо. За три дня собрали около 100 тыс. руб., купили автомобиль «Соболь» и организовали круглосуточное дежурство. «Вахта» шла 2,5 месяца. А потом их жестко разогнали… Чем помешали наблюдатели, если очистка должна была идти без нарушений?

Штурм 

Штурм начался 19 марта 2020-го. Полицейские заталкивали в автозаки всех подряд: общественников, депутатов, случайных прохожих и даже автомобилистов, остановившихся узнать, в чем дело. В отделения полиции Москвы доставили 64 человека, многим предъявили обвинения в неповиновении представителям власти и незаконном митинге.

Все задержанные были оштрафованы и отпущены на свободу. Но у большинства из них, похоже, пребывание в отделениях полиции отбило всякое желание занимать активную гражданскую позицию. Сейчас они даже вспоминать не хотят об этом эпизоде в своей жизни. Но не все – по крайней мере 4 активиста до сих пор пытаются в судах оспаривать свое задержание и наказание. 

– Мы встали в сцепку, силовики по одному выдергивали людей и отводили в автозак, – рассказывает Дмитрий Сараев. – Началась давка, один из сотрудников полиции распылил в толпу перцовый газ из баллончика. 

– Силовики оттесняли людей с тротуара на дорогу, – вспоминает другой активист, Жан Хачатуров. – Я увидел впереди бабушку, толпа под натиском спецназовцев отступала, и женщина чуть не упала на дорогу. Я подхватил ее за руку. Тут меня самого схватили и отвели в автозак. 

– Я стоял у микроавтобуса в сцепке с депутатом МГД Павлом Тарасовым, Дмитрием Сараевым и другими, – говорит муниципальный депутат Сергей Власов. – Полиция взяла «Соболь» в оцепление, потребовала разойтись… Затем задержали всех мужчин, кто находился возле «Соболя». 

По мнению Власова, за время круглосуточного дежурства активисты превратились в большую проблему для чиновников, заинтересованных в строительстве ЮВХ, поэтому и было решено неожиданно применить силу. 

Из заключения ИБРАЭ:

«С точки зрения радиационной безопасности населения проблем нет. Это показали как фактические измерения, так и то моделирование, которое мы проводили с помощью аттестованных программных средств в Ростехнадзоре. Были рассмотрены всевозможные сценарии развития ситуации, в том числе была просчитана математическая модель фантастического и маловероятного сценария с ветровым переносом грунтов. И во всех сценариях никаких угроз для населения нами не прогнозировалось: оценки доз, которые мы получили, были в сотни раз ниже тех установленных допустимых уровней». 

Сергей Красноперов, зав. отделением развития систем аварийной готовности и реагирования ИБРАЭ РАН

«Радон» приступает к очистке 

«Радон» приступил к очистке лишь после разгона общественников. 

Радиоактивные отходы были вывезены в Сергиево-Посадский район Подмосковья. Хоронить радиационный мусор на 58 га здесь начали в 1960-х. Еще 20 лет назад сообщалось, что могильник заполнен на 90%. 

– На берегах ручья, вытекающего с территории пункта хранения РАО, мы наблюдали повышенный уровень радиации, – уверяет Андрей Ожаровский, инженер-физик, эксперт программы «Безопасность радиоактивных отходов» Российского социально-экологического союза. – Есть замечания и к работе «Радона» на загрязненном склоне в Москве: насколько мы можем судить, работы велись без пылепоглотителей. Строительная техника просто сгребала верхний слой грунта, радиационные частицы вместе с пылью разносились по округе. Особенно досталось близлежащим районам.

Теперь безопасно? 

Когда «Радон» закончил чистку склона, на сайте mos.ru появилось официальное заявление: специалисты лаборатории Института проблем безопасного развития атомной энергетики (ИБРАЭ) РАН провели исследования склона и заключили: все теперь безопасно. 

– Они не приводят ни одной цифры измерений, – высказывает сомнение в этом выводе Андрей Ожаровский. – Как практикующий полевой радиометрист, могу предположить, как получены «чистые» данные: отходы распределены в почве неравномерно, поэтому в одном месте радиация зашкаливает, а уже через пару десятков метров она в пределах нормы. 

Ожаровский предлагал совместные измерения уровня радиации в месте строительства ЮВХ. Для этого в Мосгордуме даже была создана специальная экспертная группа. Несмотря на это, специалисты ИБРАЭ провели исследования самостоятельно, без участия экспертной группы МГД. Не верят в профессионализм независимых экспертов? 

– Эти обвинения безосновательны, – говорит Ожаровский, который тоже вошел в экспертную группу МГД. – К примеру, я веду измерения приборами, имеющими свидетельство о государственной поверке.

Казалось бы, что может быть логичнее – провести контрольные замеры с участием общественников и независимых экспертов и тем самым снять все опасения москвичей. Но нет…

– Стройка ведется очень закрыто, – уверяет Ожаровский. 

Тем временем опоры моста ЮВХ через Москву-реку уже поставили, строительные работы идут. А местные жители продолжают волноваться и обещают выходить на акции протеста в случае всплеска радиации… 

Могильник в Подмосковье

В 2020-м ФГУП объявило о намерении строить новый комплекс по переработке РАО в Сергиево-Посадском районе. Судя по техзаданию, новый комплекс площадью 600 тыс. кв. м рассчитан на переработку РАО 3-го и 4-го классов с производительностью 3 тыс. кубометров ежегодно. Среди методов переработки указано и «сжигание». Это вызвало беспокойство у жителей Подмосковья: площадка расположена в 20 км к северу от Сергиева Посада. Ближайшая жилая застройка – в 2,4 км (деревня Мехово). До села Шеметово – 4,9 км, а до поселка Реммаш – 3,4 км. В районе площадки находится несколько рек. 

Повод для беспокойства, судя по всему, есть. Как недавно выяснил Regnum, нарушения в работе «Радона» с РАО обнаружило межрегиональное управление №21 Федерального медико-биологического агентства, когда осенью прошлого года проводило проверку ФГУП. В частности, отмечалось: «Радон» не согласовывает с надзирающим органом возможные отклонения от предусмотренной проектом системы обращения с РАО, а «на территории зоны контролируемого доступа организован участок складирования и временного хранения грунтов» с места строительства ЮВХ.

*** ИНФОРМАЦИЯ ***

  • Новости размещаются в автоматическом режиме.
  • В данном случае источником новости под заголовком «Московских эко-активистов отдубасили хордой » является данный сайт.
  • По вопросу размещения новостей и другим услугам смотрите информацию в соответствующем разделе услуги.

*****