Наследники Босова утратили Веру

Наследники бизнесмена Дмитрия Босова продали по 50% порта Вера в Приморье и Огоджинского угольного проекта в Амурской области за 10 миллиардов рублей. Покупатели — «Ростех» с партнерами. 

Компании наследников бизнесмена Дмитрия Босова — «Востокуголь» и «Сибантрацит» — продали по 50% в порту Вера в Приморье и Огоджинском угольном проекте в Амурской области «Ростеху» с партнерами. Об этом сообщила пресс-служба «Сибантрацита», подконтрольного группе «Аллтек» (контроль в компании находится в процессе передачи наследникам Босова).

Покупатели — «Порт Вера Холдинг» (ПВХ) и «Огоджа» — уже владели по 50% в обоих активах. Консолидация 100% проектов позволит покупателю реализовать новую стратегию по их развитию и привлечению инвестиций, отметили представители покупателей. По их словам, сделки совершаются с согласия всех законных наследников Босова. Это подтвердил РБК один из сыновей бизнесмена.

По 25% в ПВХ и «Огодже» принадлежит «Ростеху». Гендиректор ПВХ Родион Сокровищук и представитель «Ростеха» подтвердили заключение соглашения с наследникам Босова.

Почему наследники Босова продали доли в двух активах

Сделка фактически завершила корпоративный конфликт, который начался между акционерами проекта в прошлом году, после смерти Дмитрия Босова. «Ростех» с партнерами в августе 2020-го решили увеличить долю в порте Вера до контрольной, потребовав, чтобы «Востокуголь» продал им 16,7% порта по номинальной стоимости (3,34 тыс. руб.) в рамках call-опциона. Основанием для предъявления такого опциона они назвали смену контроля в компании: помимо смерти Босова речь шла о вынужденной продаже доли Александра Исаева (владел половиной «Востокугля»), которого уволили из компании в апреле 2020-го. Аналогичное требование «Ростех» и другие акционеры предъявили по Огоджинскому угольному проекту. «Востокуголь», в свою очередь, оспаривал обоснованность этих требований.

Теперь стороны урегулировали все взаимные претензии и отказались от предъявления любых требований. В соответствии с достигнутыми договоренностями все судебные процессы будут немедленно прекращены путем отзыва исков и заключения мировых соглашений, сообщил «Сибантрацит». Следующее рассмотрение иска ПВХ об исполнении опциона было назначено на 1 февраля. Но из материалов суда, опубликованных в декабре, следовало, что уже тогда стороны вели переговоры о мирном урегулировании спора.

Сколько денег получат наследники Босова

«Сделки [по продаже 50% порта Вера и Огоджи] осуществлены на взаимовыгодной основе, по рыночным ценам, подтвержденным независимыми оценщиками», — сообщила пресс-служба «Сибантрацита». Представители «Сибантрацита», «Ростеха» и Сокровищук отказались назвать сумму сделок.

Ранее источники РБК говорили, что по условиям мирового соглашения порт Вера и Огоджинский проект переходят «Ростеху» с партнерами в обмен на компенсацию исторических затрат, понесенных «Востокуглем» на строительство порта и угольного комплекса (включая дорогу). По словам одного из них, сумма компенсации даже будет чуть выше таких расходов — более 10 млрд руб. «Порядок [цифр] примерно такой», — подтверждал второй собеседник РБК. Только в строительство порта Вера «Востокуголь» вложил $100–150 млн (7,6–11,4 млрд руб.), говорил собеседник РБК. Источник, знакомый с условиями соглашения, сообщил РБК 26 января, что речь идет о выплате «Востокуглю» $150–180 млн (11,3–13,6 млрд руб.), которые компания вложила в оба проекта.

В сообщении «Сибантрацита» указано, что «вырученные средства» группа направит на реализацию стратегии развития. К тому же стороны продолжат сотрудничество «на основе взаимовыгодных партнерских отношений»: «Сибантрацит» экспортирует часть своей продукции через порт Вера.

Зачем «Ростеху» с партнерами эти активы

Помимо «Ростеха» совладельцами «Порта Вера Холдинг» являются основатель Era Capital Екатерина Лапшина, которая ранее управляла активами Альберта Авдоляна и Сергея Адоньева, и президент «Росинжиниринга» Дмитрий Новиков (у каждого из них по 37,5% компании). Порт Вера, который заработал в конце 2019 года, расположен в Приморском крае в районе мыса Открытый. В марте 2020 года руководитель Росморречфлота Александр Пошивай говорил, что до конца года мощности этого терминала составят 7 млн т. На проектную мощность — 20 млн т — он должен выйти в 2022 году.

Лапшиной также принадлежит 75% «Огоджи». Ресурсы Сугодинско-Огоджинского угольного месторождения (Огоджинский проект) составляют 1,5 млрд т каменного угля. В презентациях РЖД по развитию БАМа и Транссиба «Востокуголь» указывался разработчиком этого месторождения с объемом добычи 10 млн т в год к 2025 году еще с осени 2017 года. Но промышленная добыча на этом месторождении началась только в 2020 году.

Представитель «А-Проперти» Авдоляна еще летом 2019 года заявляла о планах бизнесмена и его партнера Сергея Адоньева создать промышленный кластер на Дальнем Востоке, в который должны войти Якутская топливно-энергетическая компания (ЯТЭК), Эльгинское месторождение в Якутии, а также порт Вера и Огоджинский проект. Но «А-Проперти» никогда не объясняла, каким образом в этот кластер попадут порт Вера и Огоджа.

Авдолян постепенно реализует это план: он уже скупил долги ЯТЭК и получил контроль над компанией в сентябре 2019 года, а в начале декабря «А-Проперти» консолидировала 100% Эльги. Главой Эльгинского проекта стал Александр Исаев. Летом прошлого года «А-Проперти» начала экспортировать уголь Эльги через порт Вера.

Представитель «А-Проперти» и Исаев отказались от комментариев, РБК направил запрос Лапшиной. С Новиковым связаться не удалось.

*** ИНФОРМАЦИЯ ***

  • Новости размещаются в автоматическом режиме.
  • В данном случае источником новости под заголовком «Наследники Босова утратили Веру » является данный сайт.
  • По вопросу размещения новостей и другим услугам смотрите информацию в соответствующем разделе услуги.

*****