Какое темное прошлое топит Роскосмосбанк и Дмитрия Рогозина

Представители российской мебельной отрасли рассказали о трудностях из-за пандемии

Какое темное прошлое топит Роскосмосбанк и Дмитрия Рогозина

Мораторий на плановые проверки малого бизнеса в России продлили до конца 2021 года

Запутанная история «шпионского» Фондсервисбанка заканчивается. Сумевшее выпутаться из различных передряг и похоронившее немало людей и миллиардов кредитное учреждение прекращает свою деятельность, растворившись без следа в Промсвязьбанке, нацеленном на обслуживание военно-промышленного комплекса.

Три буквы

Центробанк определился, наконец, что он сделает с Роскосмосбанком. Роскосмосбанк будет закрыт, а все его операции растворятся в Промсвязьбанке. К 1 мая 2021 года это кредитное учреждение останется только в памяти. В противном случае Роскосмосбанк ждет бесславное банкротство. Таков окончательный результат истории банка, который претендовал на роль финансового центра для всего космического комплекса Российской Федерации. Правда, в те славные времена никто не знал ни про какой Роскосмосбанк: финучреждение именовалось Фондсервисбанком, а его сотрудники козыряли удостоверениями с «говорящей» аббревиатурой из трех букв — ФСБ. Как выяснилось впоследствии, это была не просто шутка. Владелец Фондсервисбанка Александр Воловник пользовался услугами одноименного ведомства в качестве крыши. Прикрывали его все те же полковники Черкалин и Фролов, которые выполняли роль связующего звена с другими трехбуквенными ведомствами — МВД, АСВ. В это же время и также плотно с полковниками сотрудничал Промсвязьбанк (ПСБ). Более того, сотрудничество обоих банков с группой полковников обеспечивал один и тот же человек — Валентин Гонастарев. Считается, что с его помощью Черкалин и Фролов получили в общей сложности около 2 млрд рублей наличными. Таким образом в том, что сейчас эти банки снова объединились, нет ничего удивительного. У них и раньше было много общего — и «крыша», и даже наличные средства, выплачиваемые на ее поддержку. Разница состоит в том, что ПСБ выжил, а ФСБ — нет. Более того, экс-владельцам Промсвязьбанка братьям-банкирам Дмитрию и Алексею Ананьевым удалось скрыться за границей, а вот Воловику повезло гораздо меньше — он оказался под следствием по обвинению в хищении 6,4 млрд рублей. И хотя банк был частным, но деньги эти по сути государственные, так как учреждение, которое контролировал Воловик, использовалось Роскосмосом в качестве кубышки. На протяжении десяти лет госкорпорация размещала там свои средства в размере 800 млн долларов.

Космические деньги

Деньги эти, как считает следствие, раздавались в виде кредитов фирмам-однодневкам, которые не возвращались, а в конечном итоге оседали в карманах заинтересованных людей. Уже несколько позднее следующий директор Роскосмоса Дмитрий Рогозин оценил мастерство этих людей, назвав их толковыми. Освоителем государственных денег, по его мнению, стали некие неназванные «космические начальники», а также «один частный банчок». Кого имел в виду Рогозин, когда говорил о космических начальниках, точно сказать сложно. В тот момент вообще было очень трудно понять, кто в реальности рулил бизнес-системой российского космоса. Зато с банком все было как раз весьма очевидно. Фондсервибанк сохранял практическую монополию на обслуживание денежных потоков космической экосистемы при всех начальниках. Возможно это объясняется историческим фактором — финансовую инфраструктуру отрасли сформировали в 90-е годы Борис Березовский и Бадри Патаркацишвили.

Главврач одной из московских клиник, врач-терапевт высшей категории Татьяна Романенко назвала способы отличить коронавирусную инфекцию от обычной простуды и ОРВИ.

Они же определили на роль российского финансового хаба в этой отрасли Фондсервисбанк, созданный в 1994 году, подобрав подходящего собственника — уроженца Тбилиси Александра Воловника. Но по реальным карманам вырученные из России денежные средства, видимо, рассовывались уже за границей. О чем говорят связи Воловика с «так называемым Джозефом Кеем». Так называемым, потому что в реальности так решил называть себя еще один уроженец Грузинской ССР Сосо Какалашвили — близкий родственник Бадри Патаркацишвили, который с 2001 года не появлялся в России, по вполне понятным причинам.

Чапман как предчувствие

В феврале 2008 года Бадри Патаркацишвили скончался в Лондоне от сердечного приступа. В сложившихся исторических раскладах было вполне очевидно, что эта смерть не может не сказаться на финансовой схеме. И, судя по некоторым данным, сказалась. Осенью 2008 года банк оказался в эпицентре небольшого, но весьма яркого финансового скандала, который закончился уголовным делом. Скандал вырос из целого клубка запутанных деловых отношений, в которые помимо банка оказались вовлечены структуры РЖД, Соцгорбанка, оказавшегося затем в империи «отмывателя Урина» и, что особенно примечательно, Сергея Соколова, возглавлявшего в 1990-е годы фирму «Атолл» — охранную структуру Бориса Березовского. Сам Борис Абрамович в то время еще был жив и вполне себе здоров и даже пытался разобраться в дележе наследства своего внезапно умершего финансового партнера.

Вишенкой на этом «бизнес-тортике» стало появление в банке Анны Чапман, которая заняла осенью 2010 года пост советника президента по инвестициям и инновациям. К этому времени ей уже удалось вырваться из американской тюрьмы на родину по шпионскому обмену. Главным «плюсом» Анны Чапман было наличие у нее узнаваемого лица, с признаками патриотизма и загадочности русской шпионки из Нью-Йорка. Но кроме этого у нее за плечами был опыт участия в личной встрече с Владимиром Путиным. А в декабре 2010 года экс-шпионка стала почти настоящей комсомолкой, войдя в общественный совет движения «Молодая гвардия Единой России», где собиралась заняться патриотическим у воспитанием новых поколений. С этого момента Фондсервисбанк в публичной сфере именовался не иначе как «банк, в котором работает Анна Чапман». Что важное условие выживания в новых обстоятельствах.

В этих обстоятельствах совершенно незамеченным оказался тот факт, что Анна Чапман упоминалась не только в связи с актами шпионской деятельности, но и с куда более приземленными фактами участия в группе, сформированной незабвенным Вячеславом Иваньковым + «финансистом» Евгением Двоскиным, который женат на двоюродной сестре последней жены Япончика. Между тем это обстоятельство прекрасно вписывалось в общую проблематику банка ФСБ. Тем более тучи над этим учреждением продолжали сгущаться.

Война на крышах

11 марта 2011 года в Фондсервисбанк ворвались оперативники МВД, которые «грубо обыскали» помещения, но благоразумно не стали тревожить офис «самой» Анны Чапман. Основанием для обыска стало дело пятилетней давности по нецелевому использованию бюджетных средств объемом 1 млн рублей ФГУП «НАМИ».

Сочетание суммы и времени, прошедшего с момента предполагаемого хищения, говорило о том, что дело не только у миллионе. И уже очень скоро в отчетах руководства МВД замелькали суммы другого порядка. Только что назначенный руководитель новой структуры — Управления экономической безопасности и противодействия коррупции (УЭБ) Денис Сугробов рассказывал о пресечении деятельности целой преступной группы по отмыванию и незаконному обналичиванию денег на сумму более 2 млрд рублей и не исключал, что эта сумма может возрасти до 20–25 млрд рублей.

Для Дениса Сугробова это дело было важным маяком в его карьере. И оно стало таковым, но в неожиданном варианте. В мае 2014 года молодой генерал-антикоррупционер был арестован, а в 2017-м году приговорен к 22 годам колонии строго режима за организацию преступного сообщества и ряд других преступных деяний. Случайно или нет, но именно в это время банк обратился за поддержкой к группе полковников из ФСБ, а машина хищений завертелась с новой силой.

Попытка Ростеха

Еще одну попытку подобраться к Фондсервисбанку предпринял новый руководитель Роскосмоса Игорь Комаров, пришедший из недр госпоркорации «Ростех». В январе 2015 года Комаров возглавил «Ростех» и тут же включился в дела Фондсервисбанка. Он отправил письмо директору ФСБ Александру Бортникову, а тот переправил это письмо Владимиру Путину. В письме сообщалось, что корпорация разместила в финансовой организации 778 миллионов долларов и 18 миллионов евро. Через некоторое время часть этих денег Роскосмос захотел перевести в Сбербанк, но затребованная сумма не была предоставлена.

Дело снова завертелось. А в качестве санатора Фондсервисбанка выбран Новикомбанк — опорный банк Ростеха. Но и на этот раз все окончилось победой Фондсервисбанка. Игорь Комаров покинул свой пост в мае 2018 года, а новый руководитель госкорпорации Дмитрий Рогозин решил перезапустить Фондсервисбанк, «просто» сменив его название на Роскосмосбанк. Но белого и пушистого заведения создать не удалось. На этот раз историю можно считать законченной — окончательно и бесповоротно. И хорошо, если на этом список жертв этого учреждения закончится.

*** ИНФОРМАЦИЯ ***

  • Новости размещаются в автоматическом режиме.
  • В данном случае источником новости под заголовком «Какое темное прошлое топит Роскосмосбанк и Дмитрия Рогозина» является данный сайт.
  • По вопросу размещения новостей и другим услугам смотрите информацию в соответствующем разделе услуги.

*****