Квартиры Алексея Баталова чуть не уплыли из семьи

Суд отказал следствию в аресте обвиняемых в мошенничестве с активами великого артиста.

Хамовнический райсуд в понедельник отказал СКР в арестах юриста Михаила Цивина и его жены, актрисы Наталии Дрожжиной, избрав для них меры пресечения в виде запрета определенных действий. По версии следствия, супруги, злоупотребив доверием пожилой вдовы известного актера Алексея Баталова и его дочери-инвалида, похитили у них три элитные квартиры, творческую мастерскую и более $100 тыс. с банковского счета. Сами обвиняемые утверждают, что переоформили на себя имущество по просьбе вдовы актера, пожелавшей таким образом «спрятать» его от других наследников.

Задержав Михаила Цивина и Наталию Дрожжину, следователи следственного управления СКР по Центральному административному округу Москвы предъявили им обвинение в особо крупном мошенничестве (ч. 4 ст. 159 УК РФ), а все спорное имущество было арестовано Хамовническим райсудом для «предотвращения возможных противоправных действий с ним». В понедельник следствие обратилось в тот же суд с ходатайствами об арестах задержанных. Прокуратура в обоих случаях требования СУ СКР не поддержала, посчитав, что с обвиняемых достаточно и запрета определенных действий.

«Я в вашей власти»,— сказала госпожа Дрожжина, после того как суд, оставив ее на свободе, запретил пожилой женщине без разрешения следователя общаться с другими фигурантами дела, использовать почту и интернет. Такие же ограничения были введены и для ее мужа. При этом следует отметить, что защита просила суд просто отклонить ходатайства, полагая, что в этом случае речь идет о гражданско-правовом споре, который можно урегулировать без следственных органов.

Мэтр советского кино Алексей Баталов и успевшая сняться в нескольких эпизодах актриса Наталья Дрожжина, по словам их общих знакомых, начали общаться в 2000-х годах, когда господин Баталов стал руководить Университетом культуры при Академии управления МВД России, а госпожа Дрожжина — преподавать там.

Тем не менее после смерти Алексея Баталова в июне 2017 года именно преподаватель Дрожжина и ее супруг Цивин, как утверждали участники церемонии, взяли на себя организацию похорон и дальнейшую заботу о семье актера.

Супружеская чета, например, установила весьма претенциозный памятник актеру на Преображенском кладбище, добилась установки мемориальной доски, увековечившей память Алексея Баталова на фасаде элитного московского дома №2 по улице Серафимовича, в котором он жил. Господа Цивин и Дрожжина взяли под свою опеку 85-летнюю вдову актера, бывшую цирковую актрису Гитану Леонтенко, и его 52-летнюю дочь Марию, ставшую инвалидом по врожденному заболеванию. Супруги, как утверждают знакомые обеих семей, буквально прописались в квартире Алексея Баталова в Доме на Набережной, помогая его домочадцам с наймом сиделок и вызовом врачей. Они организовали ремонт квартиры, регулярно оплачивали коммунальные расходы и даже ввязались в затяжной судебный конфликт, который вдова и дочь актера вели с соседями по дачному участку в Переделкино.

Более трех лет все участники этого партнерства оставались довольны друг другом, а в сентябре этого года госпожа Леонтенко написала заявление в полицию, в котором попросила привлечь к уголовной ответственности господ Цивина и Дрожжину, из-за которых они с дочерью «остались без средств к существованию».

По данным заявительницы, поводом для претензий стал договор пожизненной ренты, заключенный между 72-летней Натальей Дрожжиной и Марией Баталовой, в соответствии с которым первая обязалась пожизненно содержать вторую в обмен на наследование всего принадлежащего ей имущества.

Как отмечала автор, сразу разобраться в деталях договора она не смогла из-за мешавшей катаракты глаза и лишь позже выяснила, что опекун таким образом забрал все семейное имущество. В его списке оказались третья часть четырехкомнатной квартиры в Доме на Набережной, в которой проживает сейчас семья Алексея Баталова, помещение творческой мастерской актера на первом этаже того же дома, а также унаследованные Марией квартиры в элитных домах на Кутузовском проспекте и в 1-м Самотечном переулке.

Автор заявления сочла, что юрист Михаил Цивин также мошенническим путем добился от нее подписания нотариальной доверенности на право распоряжаться денежными средствами семьи в российских и зарубежных банках, а также совершать любые сделки от имени вдовы и дочери Алексея Баталова. В итоге, по мнению заявительницы, юрист полностью выбрал один из банковских счетов семьи на сумму более $100 тыс.

Возникший конфликт сразу стал широко обсуждаться в СМИ. Участники многочисленных ток-шоу встали в основном на сторону заявительницы, утверждая, что господа Цивин и Дрожжина воспользовались неискушенностью в бытовых вопросах престарелой вдовы великого артиста и его дочери-инвалида. Благодаря общественному резонансу в ситуацию пришлось вмешаться главе СКР Александру Бастрыкину — он поручил подчиненным проверить изложенные в заявлении претензии, которые в итоге были признаны обоснованными.

Стоит отметить, что сами обвиняемые утверждают, что помогали близким Алексея Баталова совершенно бескорыстно.

По их версии, согласно завещанию Алексея Баталова, все принадлежавшее ему имущество наследовала дочь Мария, однако в случае ее смерти наследницей должна была стать вторая дочь актера, с которой ни сам он, ни его домочадцы в последние годы не общались. Обвиняемые утверждают, что Гитану Леонтенко беспокоила эта приписка в завещании, она искала возможность спрятать проблемное имущество от других потомков Алексея Баталова, поэтому и решила передать его в формальное владение посторонним людям. По некоторым данным, господа Цивин и Дрожжина уже заявили следствию о своей готовности расторгнуть договор ренты в обмен на прекращение их уголовного преследования.

*** ИНФОРМАЦИЯ ***

  • Новости размещаются в автоматическом режиме.
  • В данном случае источником новости под заголовком «Квартиры Алексея Баталова чуть не уплыли из семьи » является данный сайт.
  • По вопросу размещения новостей и другим услугам смотрите информацию в соответствующем разделе услуги.

*****