Саратов: Левиафан и Александр Полях

Прошедший все круги незаконного осуждения бизнесмен добивается восстановления на работе

Материал подготовила Елена БАЛАЯН

Левиафан и Александр Полях

23 ноября состоится рассмотрение кассационной жалобы бывшего чиновника, а ныне энгельсского бизнесмена Александра Поляха к Федеральной службе по экологическому, технологическому и атомному надзору. Единственный человек в Саратовской области, отсидевший полный срок за преступление, которого не совершал, и впоследствии признанный невиновным, прошедший через фальсификацию уголовного дела и невозможность наказать своих обидчиков из-за истекших сроков давности, испытавший вместе с семьей незаслуженное унижение ярлыком коррупционера, Полях судится  с бывшим работодателем за право восстановиться на работе. Ведомство, которое по логике вещей, должно быть радо возможности восстановить в своих рядах специалиста, реабилитированного судом во всех его правах, принимать Поляха в свои трудовые объятия отнюдь не спешит. В особенностях противостояния надзирающего органа и его бывшего чиновника разбирался наш корреспондент.

Бывшего замглавы саратовского управления Ростехнадзора осудили в ноябре 2008-го решением судьи Фрунзенского районного суда Натальи Ворогушиной.

На момент предъявления обвинения Полях проработал в Ростехнадзоре меньше года, а до этого был крупным бизнесменом – меценатствовал, помогал школам, строил храмы.

Левиафан и Александр Полях

И вдруг “попался на взятках”, общая сумма которых едва превысила 30 тысяч рублей. Наверное, субъекты новейших коррупционных преступлений упали бы со смеху и прослезились от умиления одновременно, узнав, что предметом двух предъявленных следствием эпизодов станут самые обычные комплектующие к системному блоку компьютера по цене 10 тысяч 400 рублей и 20 тысяч наличными.

По пляскам – иначе действия органов и судей в этом деле и не назовешь – вокруг этого блока можно составить комикс или пособие для коррумпированных следователей о том, как не надо вести уголовное дело, если хочешь засадить человека за взятку, которую он не брал…

Описывать этот процесс подробно сегодня, спустя почти 12 лет, уже нет смысла. Если коротко – то Поляха посадили, так ничего и не доказав. Для суда, сроднившегося с обвинением, доказанность преступления тогда была, судя по всему, избыточной мерой.

Одним из самых ярких эпизодов этого уже вошедшего в историю дела стали судебные признания основного свидетеля обвинения, инспектора Ростехнадзора Вячеслава Бачило, который извинился перед Поляхом прямо в заде суда за данные под давлением показания.

Наверное, субъекты новейших коррупционных преступлений упали бы со смеху и прослезились от умиления одновременно, узнав, что предметом двух предъявленных следствием эпизодов станут самые обычные комплектующие к системному блоку компьютера по цене 10 тысяч 400 рублей и 20 тысяч наличными. По пляскам – иначе действия органов и судей в этом деле и не назовешь – вокруг этого блока можно составить комикс или пособие для коррумпированных следователей о том, как не надо вести уголовное дело, если хочешь засадить человека за взятку, которую он не брал…

Многим запомнилось его покаянное интервью газете “МК в Саратове”, где он подробно рассказал, как лепилось обвинение против Поляха, как некие “люди в штатском” угрожали самому Бачило и его родным, добиваясь нужных показаний. Но суд тогда это не смутило, как и отсутствие в деле мотива. Следователи так и не смогли объяснить, за какие именно услуги Полях якобы получил от бизнесмена пресловутый блок и деньги, но суду это было, по всей видимости, и не нужно. Поляха признали виновным и дали два с половиной года колонии-поселения.

Вместе с адвокатом Тамазом Барбакадзе чиновник дошел до кассации, но там приговор оставили в силе, только снизили срок наказания на несколько месяцев.

“Приговаривали Александра Васильевича по правилам 37-го года с той лишь разницей, что тогда были “тройки”, а сейчас “двойки” – суд и обвинение стали одним целым…”, — писала тогда о приговоре газета “Саратовский взгляд”.

Следователь Михаил Лебедев, который вел дело Поляха, уволился из СУ СКР после вынесения приговора. Адвокат Барбакадзе еще тогда просил суд привлечь Лебедева к ответственности за фальсификацию вещдоков, но его ходатайство не было удовлетворено.

Лишь спустя девять лет, в июне 2017-го, следствие признало, что результаты оперативно-розыскной деятельности, положенные в основу обвинительного заключения, содержали подложные и сфальсифицированные доказательства. Таковыми, в частности, оказались подписи на материалах, зафиксировавших факт передачи денег.

Левиафан и Александр Полях

Были установлены факты фальсификации подписей понятых, а также протоколов осмотров. Показания свидетелей обвинения были признаны недопустимыми доказательствами. Как говорит Александр Полях: “11 лет я доказывал одно и то же, и меня не слышали. А в итоге в моем деле насчитали 70 листов подделок…”

Уголовное дело по факту превышения должностных полномочий с причинением тяжких последствий (п. “в” ч.3 ст. 286 УК РФ) в отношении сотрудников МВД  было возбуждено, однако его закрыли из-за истекших сроков давности. Ни один фальсификатор в погонах, отправивший за решетку Поляха, так и не был наказан.

Оправдали Поляха уже при Федоре Телегине – в январе 2019 года, через 10 лет после приговора. Помимо заметной роли в пересмотре дела нового председателя областного суда, Полях также считает, что его оправдание стало возможным благодаря деятельному интересу сотрудников саратовского управления ФСБ.

В мае того же года его уголовное преследование прекращено за отсутствием состава преступления, за Поляхом признано право на реабилитацию.

В январе 2020-го решением Энгельсского районного суда с государства в пользу Поляха взыскана компенсация морального вреда в размере 1,5 млн рублей.

Левиафан и Александр Полях

“Судом принято во внимание также физическое, моральное и психологическое состояние истца, отбывшего наказание в виде лишения свободы, то, как это отразилось на его репутации как человека ранее не судимого, занимающего руководящую должность, положительно характеризующегося в обществе…”, — говорилось в решении суда.

Поляху также полагалась компенсация за предоставление услуг одного адвоката (компенсировать расходы на второго суд нужным не счел), зарплата в связи с вынужденной потерей работы  – 6 млн руб. за 11 лет и взысканный штраф – 150 тыс. руб.

Общая сумма выплат составила 7 млн 749 тысяч рублей.

Самому Поляху как бывшему госслужащему до сих пор кажется невероятным, что государство могло с ним такое сотворить. Он, по всей видимости, так устал от попыток завершить свой многолетний гештальт, что продолжает говорить о себе в третьем лице – как человек, которого до сих пор судят. Реабилитация не принесла ему облегчения – побежденный однажды Левиафан снова воскрес. В новом обличье.

Прокуратура и Минфин РФ посчитали, что суд переоценил страдания Поляха, и принялись с ним судиться, пытаясь оспорить размер компенсации.

Так, признав Поляха без вины пострадавшим, государство тут же начало этому факту сопротивляться. Но если в 2008 году суд послушно отправил Поляха “прогуливать” работу, то в 2020-м дерзнул отказать и прокуратуре, и Минфину – сумма компенсации осталась прежней.

Самому Поляху как бывшему госслужащему до сих пор кажется невероятным, что государство могло с ним такое сотворить. Он, по всей видимости, так устал от попыток завершить свой многолетний гештальт, что продолжает говорить о себе в третьем лице – как человек, которого до сих пор судят. Реабилитация не принесла ему облегчения – побежденный однажды Левиафан снова воскрес. В новом обличье.

Реабилитация или профанация?

Как следует из извещения СУ СКР, Полях “имеет право на реабилитацию, которая включает в себя право на возмещение  имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах”. Жилье у Поляха не отняли – это плюс. Моральный вред он замучился доказывать, а попытки восстановиться в трудовых и пенсионных правах наталкиваются на сопротивление Системы.

Левиафан и Александр Полях

Постановлением суда Поляха должны были восстановить на работе в прежней должности, либо равнозначной. Такое решение 3 июля 2019 года приняла судья Энгельсского районного суда.

Нюанс этой истории заключается в том, что в 2009-м году саратовское управление Ростехнадзора было расформировано и перенесено в Волгоград. Как самостоятельная юридическая структура оно не существует. Однако это не помешало руководству центрального аппарата восстановить Поляха в эту несуществующую структуру на несуществующую, фактически фиктивную, должность – замначальника саратовского управления Ростехнадзора.

Одним из самых ярких эпизодов этого уже вошедшего в историю дела стали судебные признания основного свидетеля обвинения, инспектора Ростехнадзора Вячеслава Бачило, который извинился перед Поляхом прямо в заде суда за данные под давлением показания. Многим запомнилось его покаянное интервью газете “МК в Саратове”, где он подробно рассказал, как лепилось обвинение против Поляха, как некие «люди в штатском» угрожали самому Бачило и его родным, добиваясь нужных показаний.

По словам адвоката Александра Курохтина, такое формальное исполнение решения суда было осознанным. “Когда мы позвонили в центральный аппарат, нам там сразу заявили, что восстанавливать в должности Поляха не будут, и посоветовали обращаться в суд. С чем связана такая непримиримая позиция по отношению к своему бывшему работнику, остается только гадать”, – обрисовал ситуацию адвокат.

По его мнению, все выглядело так, будто допускать Поляха до реальной работы никто и не собирался. Можно предположить, что реабилитированный сотрудник не понравился федеральному ведомству, не пожелавшему разбираться в подробностях незаконного осуждения. Возможно, поэтому решение суда о восстановлении на работу было выполнено без перспективы реального вступления в должность, выхода на рабочее место и исполнения должностных обязанностей.

Между тем Полях добивался реального, а не вымышленного восстановления государством своих прав, в том числе – права на работу.  Ведь именно в этой должности и на этом месте благодаря следователям-фальсификаторам началась его дискредитация как чиновника и человека и навешивание ярлыка коррупционера. И этот поклеп он хочет “отыграть” назад.

Левиафан и Александр Полях

Ему важно, чтобы в его трудовой книжке была аннулирована колющая глаза и сердце запись “уволен в связи с осуждением”, и он мог начать жизнь с чистого листа.

Чтобы вместе с добрым именем работника был восстановлен и прерванный за 11 лет трудовой стаж. Чтобы он, наконец, мог нормально оформить пенсию, что до сих пор ему не удавалось – в Пенсионном фонде, куда бывший чиновник пришел оформлять пенсионное пособие, в реестре отчислений не смогли найти организацию, в которой якобы работает Полях. И это естественно, ведь такой организации в природе больше нет.

Головной офис Средне-Поволжского управления Ростехнадзора существует в Самаре с небольшим филиалом в Саратове (на Московской, 94).  Именно туда ходил Полях расписываться в якобы приеме на работу. Однако юридически Средне-Поволжское управление – новая структура и не имеет отношения к старому саратовскому управлению.

Левиафан и Александр Полях

По словам Поляха, именно поэтому его не внесли в штатное расписание, не взяли в отдел кадров его трудовую, не заключили положенный контракт, не расписали трудовые обязанности –  словом, не сделали ничего из того, что обычно делает работодатель при найме на работу реального, а не вымышленного сотрудника. Такое восстановление в трудовых правах выглядело издевкой, исправлять которую Полях решил в суде.

По мнению адвоката Александра Курохтина, Ростехнадзор нарушил закон уже тем, что издал приказ о восстановлении Поляха на работе не сразу, а лишь спустя две недели после решения суда, не говоря уже о профанации исполнения самой сути судебного решения.

Дело рассматривала судья Энгельсского районного суда Елена Агеева.

В феврале этого года она признала приказ о восстановлении Поляха на работе незаконным и постановила его отменить. При этом обязала Ростехнадзор выплатить Поляху годовую зарплату, которую он не получил из-за вынужденного прогула, и даже взыскала в его пользу небольшой моральный вред за нарушение права на труд – 10 тысяч рублей.

Ростехнадзор это решение обжаловал, и отчасти успешно – решение о признании приказа законным было отменено, но выплаты по зарплате остались в силе. Полях их так и не получил.

Левиафан и Александр Полях

В апелляционном определении судебной коллегии от 24 июля 2020 года четко сказано: “Ответчик ошибочно полагает, что процедура исполнения решения суда о восстановлении на работе предполагает лишь совершение работодателем действий по отмене признанного судом незаконным приказа об увольнении. Для восстановления нарушенных трудовых прав работника этого явно недостаточно. Уклонения работодателя от надлежащего исполнения судебного решения влечет последствия, предусмотренные ч.1 ст.234 ТК РФ в виде выплаты заработка за время незаконного лишения возможности трудиться…”

И еще: “В результате установленных нарушений трудовых прав истца суд первой инстанции правильно пришел к выводу о том, что ему неправомерными действиям ответчика причинены нравственные страдания…”

“Коррупционер” и “прогульщик”

На этапе апелляции в дело вступили представители Средне-Поволжского управления (СПУ) и центрального аппарата Ростехнадзора. Они представили в суд изданный в Самаре приказ о приеме Поляха на работу в СПУ. Приказ, о существовании которого Полях не знал и с которым не был ознакомлен. Ссылаясь на него, представители ответчика заявили, что Полях, оказывается, работает в Самаре, но на работу не ходит – прогуливает…

Кроме приказа, в подтверждение своих слов чиновники представили суду трудовую книжку Поляха, увидев которую, тот немало удивился – его единственная, как он думал, трудовая в этот момент лежала у него дома. Также ответчик представил расчет зарплаты Поляха, исходя из тарифной сетки именно самарского ведомства, пытаясь доказать таким образом наличие трудовых отношений между истцом и ведомством.

У суда возник логичный вопрос, как Полях попал на работу в Самару, если его вроде бы восстановили на работу в Саратове, и откуда взялся этот новый приказ. Внятного ответа на него суд не получил, но документы почему-то принял.

Такое восстановление в трудовых правах выглядело издевкой, исправлять которую Полях решил в суде. По мнению адвоката Александра Курохтина, Ростехнадзор нарушил закон уже тем, что издал приказ о восстановлении Поляха на работе не сразу, а лишь спустя две недели после решения суда, не говоря уже о профанации исполнения самой сути судебного решения.

“Меня сделали прогульщиком, но если бы я на самом деле им был, меня бы уволили за прогулы, но почему-то этого не сделали…”, — обращает внимание на правовую нестыковку Полях.

Решение апелляционной инстанции Полях решил оспорить в кассации, которая будет в ноябре.

Но уже в сентябре из Москвы ему прилетел от ответчика привет в виде… правительственной телеграммы об увольнении. Из нее следовало, что не успевший проработать ни дня в новой должности Полях… уволен “в связи с утратой доверия”.

Как Полях сумел утратить доверие, в которое ему даже не дали войти? Ответ на этот вопрос содержится в депеше. Поляха уволили за то, что принятый на работу непонятно в какое ведомство новоиспеченный госчиновник… не подал декларацию о доходах.

Так незаконно осужденного за коррупционное преступление и реабилитированного с таким трудом Поляха вновь обвинили в коррупции. Только теперь в качестве стороны обвинения выступил бывший работодатель.

Как восстановленный в несуществующей должности человек может подавать декларацию о доходах, а главное, куда – вопрос, который адвокат Поляха Александр Курохтин предлагает оставить за скобками в силу его полной абсурдности. Тем более что декларации подаются до апреля, а Поляха восстановили на так называемой работе в июле.

Левиафан и Александр Полях

Позиция Ростехнадзора на этот счет представлена в документах. В служебной записке за подписью начальника управления госслужбы и кадров центрального аппарата ведомства Д. Коньковой говорится, что доводы Поляха о причинах непредоставления сведений о доходах несостоятельны. Аргумент такой – раз суд обязал ведомство выплатить Поляху зарплату, значит, между ним и ведомством имеются трудовые отношения. А значит, Полях должен был подать сведения о доходах. Согласитесь, что не каждый умный юрист до такого бы додумался, но на то оно и федеральное ведомство…

Также в качестве нарушения Поляху вменили то, что он является исполнительным директором благотворительного фонда “Защитник”, что по закону гражданскому служащему запрещено. Но клуб создан в мае 2019 года, а Поляха восстановили в должности в июле – то есть директором клуба он стал раньше, чем у него возникли мнимые трудовые отношения с федеральной службой.

Вся эта казуистика звучала бы смешно, если бы Поляху не пришлось доказывать реабилитировавшему его государству свою правовую и гражданскую состоятельность.

Но именно этим увлекательным процессом он занимается уже второй год к ряду, и конца этому занятию не видно. Если прибавить к этому 11 лет битв с незаконным уголовным делом, то “удовольствия” получается too much…

Реабилитированный, значит “воскресший”?

В сентябре Полях обратился за защитой к уполномоченному по правам человека в РФ Татьяне Москальковой, сообщив, что его конституционные права грубо нарушаются. В письмах он рассказал об “издевательствах”, которые ему как реабилитированному лицу пришлось претерпеть при восстановлении на работу. Издевательств, которых он, на его взгляд и взгляд его адвоката, совсем не заслужил…

Левиафан и Александр Полях

Также вместе с адвокатом Полях принимает решение написать заявление в Следственный комитет о фальсификации документов со стороны федерального Ростехнадзора с просьбой возбудить уголовное дело по ч.1 ст. 303 УК РФ “фальсификация доказательств” и ст. 286 “превышение служебных полномочий”. Материалы дела переданы СК в Самару.

Отдельным “ответом Чемберлену” стал иск в суд за незаконное увольнение.

Как Полях сумел утратить доверие, в которое ему даже не дали войти? Ответ на этот вопрос содержится в депеше. Поляха уволили за то, что принятый на работу непонятно в какое ведомство новоиспеченный госчиновник… не подал декларацию о доходах. Так незаконно осужденного за коррупционное преступление и реабилитированного с таким трудом Поляха вновь обвинили в коррупции. Только теперь в качестве стороны обвинения выступил бывший работодатель.

Из истории Поляха напрашивается один очень важный вывод. Похоже, что для отдельных представителей бюрократии реабилитированный осужденный – все равно, что воскресший из мертвых. Такое же редкое явление и такое же “неопознанное”.

Александр Курохтин обращает внимание, что в стране до сих пор нет закона о реабилитации, есть лишь разъяснения Пленума Верховного суда и общие положения главы 18 УПК. 12 августа 2020 года Верховный суд рекомендовал судам повысить присуждаемый размер компенсаций морального вреда реабилитированным.

По мнению адвоката, этих положений явно недостаточно. Моральных страданий от попыток взыскания морального вреда могло бы не быть, если бы государство точно знало, сколько денег положено реабилитированному за один день незаконного осуждения. А этого до сих пор никто не знает, отсюда и судебные споры.

Но дело не только в деньгах, в случае Поляха – еще и в 13 годах жизни…

Прокуратура, Минфин и Ростехнадзор не встают на сторону реабилитированного, хотя реабилитированный пострадал от незаконных действий. Получается, что постановление о реабилитации мало получить, его нужно еще умудриться реализовать. А это, как видим, уже совсем другая история…

https://www.vzsar.ru/special/2020/10/26/leviafan-i-aleksandr-polyah.html

*** ИНФОРМАЦИЯ ***

  • Новости размещаются в автоматическом режиме.
  • В данном случае источником новости под заголовком «Левиафан и Александр Полях» является данный сайт.
  • По вопросу размещения новостей и другим услугам смотрите информацию в соответствующем разделе услуги.

*****