Саратов: Приступ гуманизма-2. Прокуроры еще год назад могли заступиться за Романа Ковша

Приступ гуманизма-2. Прокуроры еще год назад могли заступиться за Романа Ковша

Никогда не используйте слово “гуманизм” применительно к сотрудникам прокуратуры Саратовской области. Похоже, они считают его ругательным и обижаются до глубины души.

Во всяком случае, на такую мысль наводит реакция надзорного органа на нашу публикацию “Приступ гуманизма. Прокуроры спустя год подали кассацию на приговор Роману Ковшу“, вышедшую в минувшую пятницу, 25 сентября.

Нам показалось странным, что приговор, вынесенный еще в мае 2018-го и давно вступивший в силу, в августе нынешнего года показался слишком суровым зампрокурора области Андрею Корноварову, в связи с чем он направил представление в Первый кассационный суд общей юрисдикции.

В публикации упоминалось и об уменьшении по инициативе прокуратуры срока заключения экс-адвоката Аллы Лысенко, признанной виновной в покушении на мошенничество.

Новость на сайте ИА “Взгляд-инфо” вызвала у блюстителей закона новый приступ. И на сей раз отнюдь не гуманизма.

Логика, правила хорошего тона, профессиональный этикет и сложившаяся практика работы с медиа подсказывают, что ответ на публикацию следует размещать именно на том ресурсе, где она появилась.

И наша редакция охотно донесла бы до читателей позицию ведомства Сергея Филипенко касательно смягчения приговоров фигурантам резонансных дел.

Но облпрокуратура решила прибегнуть к услугам максимально лояльного СМИ, разместив свой ответ на сайте скандального пиар-агентства “Общественное мнение” Алексея Колобродова. Ввиду важности заказчика и срочности задания сотрудникам “ОМ” пришлось поработать сверхурочно. Текст вышел в 20.30, хотя обычно в вечер пятницы новостная лента “ОМ” перестает пополняться после 18.00.

О чем же надзорный орган в экстренном порядке спешил уведомить общественность?

Прежде всего – о “некоторых саратовских СМИ“, назвавших обращение прокуроров в кассацию “приступом гуманизма”. И, разумеется, доказать обратное, сославшись на неправильный подсчет сроков судами, что якобы и произошло в случае с Романом Ковшом.

Мы можем говорить о планомерной работе прокуратуры в условиях изменившегося законодательства. С конца прошлого года облпрокуратура принесла десятки кассационных представлений по различным основаниям, в том числе и аналогичным с делом Ковша. За это время ведомство проанализировало сотни приговоров“, – по достоинству оценил “ОМ” тяжкий труд подчиненных Филипенко по исправлению “чужих” ошибок.

В качестве примера издание не стало приводить сокращение срока адвокату Алле Лысенко (прокуратура свою инициативность так и не объяснила, хотя логично было бы это сделать), а только прокурорское представление на приговор Роману Ковшу.

Авторы “ОМ” напрочь забыли о том, что при рассмотрении дела Ковша в первой инстанции именно гособвинитель, старший помощник прокурора Фрунзенского района Саратова Петр Тихонов, требовал назначить обвиняемому наказание в виде 8 лет лишения свободы со штрафом в 15 млн руб. Соответствующие правила исчисления сроков, как и положения об обратной силе уголовного закона, на которые ссылается прокуратура в заметке “ОМ”, уже были известны на момент рассмотрения дела в суде первой инстанции, и должны были учитываться государственным обвинителем еще на стадии судебных прений.

В данной ситуации суд первой инстанции признал Ковша виновным в попытке подкупа сотрудника УФСБ и отправил его на 8 лет в колонию, согласившись с предложенным государственным обвинителем сроком наказания.

Казалось бы, вот шанс на обжалование приговора уже в апелляционной инстанции – исправить назначенный срок и настаивать на удовлетворении требования о штрафе, что могло бы продемонстрировать заботу прокуроров о наполнении бюджета от коррупционных преступлений.

Но сами прокуроры приговор в апелляционном порядке не обжаловали, а в Саратовском областном суде о законности и обоснованности приговора Фрунзенского райсуда заявлял представитель прокуратуры Сергей Нефедов.

И облсуд прислушался к его мнению, когда 15 августа 2019 года отказал в удовлетворении жалобы осужденного. А между тем, еще на этой стадии “профессионалы высокого уровня” из прокуратуры могли бы обратить внимание на ошибочность, если таковая была, в подсчете срока заключения Ковша. Но, как известно, не сделали.

К слову сказать, при рассмотрении апелляционной жалобы на оправдательный приговор ныне бывшему сотруднику “ОМ” Сергею Вилкову по уголовному делу о клевете Нефедов также настаивал на отказе в ее удовлетворении.

Стоит ли после этого удивляться рвению “Общественного мнения”, превратившегося в медийную обслугу прокурора области? Странное партнерство, не правда ли?

И как это все согласуется с законом? Ответы на эти и другие вопросы вы можете найти в аналитическом материале “Вендетта Сергея Филипенко“, а также в справке, представленной под новостью ниже.

Что касается самого генезиса приступа гуманизма областной прокуратуры, то в адвокатских кругах Саратова обсуждаются две версии: согласно первой, речь может идти о коррупционной мотивации, сторонники второй полагают, что руководство регионального надзорного ведомства нашло “взаимопонимание” с кассационной инстанцией.

Если придерживаться последней гипотезы, то такой альянс позволяет прокурорам “воспитывать” председателя Саратовского облсуда Федора Телегина, который регулярно указывает на брак и непрофессионализм в работе государственных обвинителей при рассмотрении уголовных дел в судах.

Справка

Сергей Вилков обвиняется в совершении многоэпизодного преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 128.1 УК РФ, то есть в клевете, “соединенной с обвинением лица в совершении тяжкого и особо тяжкого преступления”.

По версии следствия, Вилков злонамеренно распространил в СМИ и социальных сетях заведомо ложные сведения о депутате Саратовской областной думы, бизнесмене и издателе Сергее Курихине и полковнике УФСКН Михаиле Завьялове.

Вилков привлекался к административной ответственности за демонстрацию нацистской символики (свастики), распространение экстремистской литературы, нарушение порядка проведения публичного мероприятия.

В отношении него возбуждали уголовное дело о незаконном хранении огнестрельного оружия – боевого пистолета. Сам ходатайствовал о прекращении дела в связи с истечением сроков давности, т.е. по нереабилитирующим основаниям.

Известен он и как сетевой популяризатор оскорбительного коллажа с изображением Богородицы. Работник “ОМ” в 2016 году в праздник Пасхи разместил в Сети изображение иконы, на которой лик Богородицы закрыт арабским платком (куфией), а сама она представлена в виде террористки, держащей в руке коктейль Молотова. На лоб Богородицы нанесена эмблема анархии, лик Христа “спрятан” в противогазе, из которого виднеются красные глаза гуманоида. Наверху приведена аббревиатура “A.C.A.B”, что на сленге скинхедов означает оскорбительное высказывание о полицейских.

Если судить по постам Вилкова в соцсетях, то он придерживается антигосударственной риторики: стоял в пикетах с плакатом, на котором лицо президента Владимира Путина разрисовано на фоне “радужного” флага; советовал линчевать посла и одобрял погромы российского посольства на Украине, казни советских партизан в годы Великой Отечественной войны, подрывы православных храмов.

На сайтах СМИ, в том числе радиостанции “Эхо Москвы”, можно найти объяснения таким поступкам: Вилков сам публично признавался, что являлся нацистом.

*** ИНФОРМАЦИЯ ***

  • Новости размещаются в автоматическом режиме.
  • В данном случае источником новости под заголовком «Приступ гуманизма-2. Прокуроры еще год назад могли заступиться за Романа Ковша» является данный сайт.
  • По вопросу размещения новостей и другим услугам смотрите информацию в соответствующем разделе услуги.

*****