Стариковские страсти: грабеж сотрудников, уход от налогов, любовь к козе и ЗОЖ

Образ жизни и ведение дел ямальского предпринимателя Олега Ситникова достойны голливудского фильма с рейтингом 18+.

В Новом Уренгое на улице Таежной, возле бывшего газпромовского дома культуры и спортивного центра почти каждое утро можно встретить пару десятков помятых мужчин и женщин с большими спортивными сумками и чемоданами.

Это не туристы и не заезжая труппа провинциального театра — это рабочие корпорации “Роснефтегаз”, она же “Рост нефти и газа”, она же “Кронгс”. И стоят они там не за премиями, а за трудовыми книжками, вооружившись терпением и надеждой получить хотя бы 10% от обещанной зарплаты, чтобы доехать до дома, расположенного, как правило в других и далеких регионах.

Лица в толпе каждый день разные, потому что домой рвется половина, если не больше сотрудников компании.

— Я работал в Омске на стройке, бульдозеристом, но проект заморозили, нужен был заработок, увидел объявление в газете, что корпорация “Роснефтегаз” набирает сотрудников на высокие зарплаты и социальный пакет. Предоставляет корпоративное жилье. Подумал, что на Севере можно заработать, приехал… — рассказывает бывший сотрудник корпорации, работавший там в 2019 году и уволившийся через полтора месяца.

По его словам, вместо соцпакета и корпоративного жилья: “дали комнату в общаге, нас там четверо жило в небольшом помещении. Никаких условий, ни поесть приготовить, ни постирать, ничего. Я подумал, что ничего, суровые условия северные, потерплю, но дальше было хуже. Я приехал, чтобы работать бульдозеристом, а оказался простым работягой — подай-принеси. Договор мне не подписывали почти месяц, а когда подписали, то вместо обещанных 80 тысяч рублей я увидел 14. Остальное, сказал мой начальник, получишь наличными. Понятно, что много где платят в конвертах, в Омске тоже так. Решил доработать до первой зарплаты. Ее задержали на две недели, а потом выдали мне 12 тысяч рублей”.

Остальное, ответили бульдозеристу в бухгалтерии, пошло на “оплату налогов, вычеты за жилье, питание и спецодежду”. Но главный вычет случился из-за того, что фактический владелец корпорации Олег Ситников “оштрафовал” работников на 70% зарплаты за “сокрытие информации”.

— Какую я информацию могу сокрыть?! Я что, шпион, следователь, ученый? Начал качать права начальнику своему, он говорит, иди к Ситникову, с ним разбирайся. К Ситникову меня не пустила охрана, я три дня топтался у кабинета, пока мне не пригрозили, что выселят из общаги за прогулы работы. Грозила матом дочка владельца, Ксения, которая тоже работает в компании. Я на полученные копейки купил билет до дома и свалил. — рассказывает омич.

“Зачем им платить, я их кормлю и одеваю!”

Такую историю может рассказать каждый бывший сотрудник “Роснефтегаза”. Их заманивают из российской провинции на Ямал, маня высокими зарплатами и хорошими условиями. Слово “корпорация” в названии компании, да еще в сочетании с “Роснефтегазом” наводит на мысли о солидной организации и вызывает доверие.

По приезду же выясняется, что жилье — старое общежитие, в котором запрещено пользоваться электроприборами в комнатах, запрещено стирать вещи в стиральных машинах, и не потому что это может вызвать проблемы с пожарной безопасностью, так как в здании старая и дешевая проводка, которую может замкнуть от любого перепада напряжения, а потому что, как говорит сам Ситников, “не хуй, разорят счетами за электрику, пусть в своем говне ходят”.

Мат в общении с подчиненными — фирменный стиль пожилого ямальского предпринимателя. На нем он разговаривает и с мужчинами, и с женщинами.

“В Новом Уренгое было празднование Дня оленевода, я там должна была работать от компании, промоутером, зазывать гостей к нам, чтобы купили шашлык из муксуна, другую еду. Мне пошили костюм белого медведя, его заказывала дочка Ситникова — Ксения. Но костюм был таким, что самостоятельно его надеть или снять было невозможно, — вспоминает сотрудница “Роснефтегаза”, работавшая в компании в 2018 году. — Накануне праздника нас всех собрали в актовом зале в офисе на Таежной. Олег Ситников со сцены говорил, кто и что должен делать. Я подняла руку и спросила, можно ли как-то перешить костюм, потому что его не снять в течение дня, в туалет не сходить даже. Он начал орать при всех — Хули ты выебываешься! Сри в костюм, он толстый, вонь твою никто не почувствует!”.

Среди своих сотрудников Ситников прославился не только матерной бранью и любовью к оскорблениям женщин, но и патологической и болезненной жадностью, а также своеобразным пониманием справедливости и законности. Вот несколько историй от бывших сотрудников и тех, кто сталкивался с Олегом Ситниковым по работе.

“В столовой вдруг пропали из блюд курица и тушенка. Их заменили субпродуктами, печень, желудки, сердечки. На следующий день в пищеблок зашел Ситников, сказал, чтобы теперь кормили только этим потому что другие продукты слишком дорогие и “они на них не наработали, пусть жрут, что дают”, — рассказывает работник столовой, работавшая в компании в 2018 году.

“Чтобы не ходить грязными, договаривались с кастеляншей в общаге, она разрешала пользоваться стиралкой, Кто-то на нее настучал Олчоновой (аудитор в “Роснефтегазе”), а она донесла Ситникову. Кастеляншу оштрафовали на всю зарплату и она уволилась. Новая стирать запретила, руками, говорит, стирайте или платите за стирку. Ходят все обтерханные. А я заболел и остался как-то в общаге днем.Спускаюсь вниз и в комнате у стиральных машин встречаю Ситникова.

Он закидывает в стиралки грязные вещи из больших черных мусорных мешков. Увидел меня, зачем-то пояснил с гордостью: “подкоплю бельишка, везу сюда, стираю тут. Тут за свет компания платит, а в доме у себя я сам. Времена трудные, надо экономить!”. Потом он спохватился и начал на меня орать, почему я не на работе, а в общаге. По итогам месяца оштрафовал на 50% зарплаты и я уехал из этого дурдома”. — вспоминает работник одного из отделов в офисе, работавший в 2018 году.

“Я у него работал на тундре (в загородном доме Ситникова, расположенном в тундре, недалеко от Нового Уренгоя), так он нам зарплату вообще не платил два месяца. А когда мы начали возмущаться, то сказал, что: “выгонит на хуй без копейки, а на Севере бомжей нету, потому что холодно, сдохнете как собаки”. Мужики рассказывали, что за несколько лет до этого Ситников вот так же не платил зарплату собственной охране, то ли три месяца, то ли полгода. А мужики знали, что у него в доме, в подвале, лежат наличные, которые раз в неделю привозят с заправок — у них это “инкассацией” называется. Ну вот они его побили крепко, забрали из подвала то, что им причиталось и уехали. А Олег Афанасьич потом всем рассказывал, что на него конкуренты покушение организовали, чуть ли не губернатор округа с прокурором”, — говорит бывший работник “Роснефтегаза”, уволившийся в 2017 году.

“Он купил себе за счет компании Гелентваген. Но машину надо обслуживать, а старый хрен ни копейки на ТО не выделял. Да и на топливо тоже забывал выдать, говорил, заправляйся на наших заправках. А там если “гелик” заправить этим шмурдяком, который наши “самовары” гонят, то он накроется. Ну вот он мне неделю денег на бензин не давал, я плюнул, поехал и заправил машину на его же заправке. Она и сдохла. Ремонт выкатили тысяч на 140. Ситников мне и говорит — вычту из твоей зарплаты! Я начал оправдываться, сам же предлагал заправляться на своих точках, он меня обматерил и заявил, что я умышленно испортил машину. Я уволился, а чтобы уехать домой, занял денег у коллег, потом два месяца еще отдавал, уже из дома”, — рассказывает один из бывших водителей Ситникова, уволившийся в 2019 году.

“Я приезжал к нему несколько раз, чтобы подготовить материалы про его компанию, — рассказывает московский журналист, работавший в “Человек и закон”. — Ситников платил владельцам “ЧиЗ” за заказные материалы о себе и о своих конкурентах и оппонентах. И вот я приезжаю, разговариваем с ним, он начинает рассуждать о социальной справедливости и честном бизнесе и говорит: “почему я должен платить государству налоги? За что? За что с меня берут все эти выплаты на сотрудников за медицинское, социальное и пенсионное страхование? Это грабеж! Я же своих сотрудников кормлю, предоставляю им жилье, спецодежду. Это вычитаю потом у них из зарплаты, но это же справедливо! А с меня государство еще налоги пытается взыскать. Или вот МРОТ (минимальный размер оплаты труда) ввели и постоянно поднимают, но я же их кормлю, одеваю, крышу над головой даю. Вот это мой МРОТ и есть, я не должен им (сотрудникам) его платить, потому что все это предоставляю. Зачем им платить! Я их кормлю и одеваю”.

Мания преследования и жизнь в кольце врагов

Бизнес Олега Ситникова напоминает смесь пиратской вольницы с деятельностью диковатого латиноамериканского наркокартеля. Уклонение от налогов, самоварное топливо, которое безо всяких акцизов и даже документов поставляется на находящиеся в аварийном состоянии заправочные станции. Недвижимость в Новом Уренгое, которая используется без разрешительных документов под общежития, бани, отели на час.

Еще до строительства моста через реку Пур Ситников скупил или собрал за долги десяток старых барж и понтонов и организовал, тоже без документов, переправу через реку в удобном для большегрузных машин месте. На работе переправы он заработал, по оценкам людей из его окружения, около двух миллиардов рублей за несколько лет.

Выручка от заправочных станций и переправы вывозилась и вывозится крепкими бородатыми ребятами из Чечни, но не в банк, а “на тундру” — в загородное имение Ситникова под Новым Уренгоем. Там, судя по словам людей из окружения старого разбойника, деньги в клетчатых сумках-челноках хранятся в мелких купюрах. Периодически их меняют на крупные и вывозят на большую землю, уложив между страниц журналов, под видом посылок “Почты России”.

Естественно, что такая бурная деятельность вызывает интерес у полиции, налоговой, прокуратуры, местных властей и прочих надзорных органов. Олег Ситников чрезмерное внимание к своей компании старается гасить деньгами. По словам одного из его нынешних подчиненных, занимающего руководящую должность в компании, он тратит “на взятки” в местные МВД, Ростехнадзор, Росреестр 1,5-3 млн рублей ежемесячно, а при необходимости и большие суммы.

“Олег уверен, что против него постоянно плетутся заговоры. Что его хотят уничтожить то губернатор (бывший глава ЯНАО Дмитрий Кобылкин), то прокурор округа (бывший прокурор Александр Герасименко), то бывшие его же нанятые менеджеры, на которых он повесил налоговые долги и подставил, то какие-то еще силы. — Говорит источник в близком окружении Ситникова. — Он верит, что его кабинет прослушивается, поэтому все переговоры, как он считает, важные, ведет на улице всегда. Считает, что его хотят убить, поэтому территория вокруг офиса на Таежной, когда он там, всегда окружена его охраной. Хотя на настоящую охрану денег он жалеет, поэтому в охранники попадают простые работяги, которые приехали в надежде заработать. К его дому в тундре ведет дорога, которую он перегородил шлагбаумом и импровизированным КПП, сделанным из бывшей железнодорожной цистерны. Когда его несколько лет назад избили собственные охранники, которым он не платил деньги за работу, он устроил настоящую вакханалию, подал заявление в прокуратуру, чтобы они расследовали заказное убийство.

Обвинял в организации покушения на себя губернатора Кобылкина и прокурора Герасименко, каких-то рейдеров уральских приплел. Он реально страдает манией преследования. Никогда не подписывает документы ручкой, только карандашом. При этом, каждый раз меняет свою подпись. Самое смешное, что он формально в компании никто, но требует, чтобы все с ним согласовывалось, все было на ручном управлении. И ставит эти свои карандашные закоорючки. Я его однажды спросил, почему карандашом и почему подписи везде разные? Он ответил, чтобы нельзя было “пришить к делу”. Олег часто ведет себя как герой плохого фильма про гангстеров”.

О мании преследования рассказал и еще один бывший работник Ситникова, трудившийся в его личной охране в 2019 году.

“Была поздняя весна, снег уже почти сошел, но Ситников не хотел оплачивать грейдер, который бы убрал наезженный наст с дороги, ведущей к его загородному дому. И получилось, что этот наст возвышался над обочиной метра на полтора. Однажды мы ехали утром, а на дороге оказалась какая-то “Лада”, водитель попытался ее объехать, но “Гелик” большой, а наст узкий, ну машина наша и нырнула в грязь мордой. Ситников ударился коленками. Выскочил из машины, потребовал. чтобы мы — охрана, скрутили водителя “Лады”. Кричал, что этот водила хотел его убить, что это покушение. А там мужик просто заплутал и не мог выбраться на самом деле. Но Ситников требовал от своих юристов, чтобы они написали заявления о покушении на убийство в полицию и прокуратуру, писали жалобы в Москву”, — вспоминает бывший охранник.

Зимой 2019 года в Уренгое из-за короткого замыкания некачественной проводки сгорела, принадлежащая Ситникову, деревянная гостиница,которая использовалась как общежитие. Рабочих в тот момент в здании не было (все уволились), в гостинице была одна пожилая женщина администратор. Она выбежала на улицу в одном халате и тапочках, как рассказывали сотрудники “Роснефтегаза”, работавшие в компании в то время. На улице было -18. Женщина была ввхтовиком, приехала на работу из Центральной России, в пожаре сгорели все ее вещи и документы. Утром ее привезли в Новый Уренгой, в офис на Таежную. Дальше слово человеку из ближайшего окружения Ситникова: “Ее привели в кабинет к Олегу, он начал на нее орать, обвинять в том, что это она подожгла здание, потому что использовала кипятильник или что-то там еще. А потом разошелся и обвинил несчастную пенсионерку, что это она специально подожгла, что ей чуть ли не заплатили за это его враги. Потребовал, чтобы юристы написали на нее заявление в полицию. И они его действительно написали, пытаясь обвинить ее в поджоге. Но в полиции, слава богу, не приняли этот бред. Так он заставил еще и жалобу писать, что не приняли”.

Оставшуюся без одежды, денег и документов женщину удалось отправить домой только с помощью обычных сотрудников компании, которые скинулись ей на какие-то теплые вещи и билет до дома.

Сажай своих, чтобы чужие боялись

Мания преследования распространяется у Ситникова. по словам его бывших и нынешних сотрудников и приближенных и на коррупционные отношения с надзорными, правоохранительными и контролирующими органами. Вот что рассказывает другой бывший сотрудник Ситникова, работавший в недавнем прошлом в руководстве “Роснефтегаза”.

“У Олега есть несколько зданий в Новом Уренгое, одни он использует под гостницы на час, другие под общежития для работников. Но все они находятся либо в аварийном состоянии, либо специально не сданы в эксплуатацию, чтобы сэкономить на платежах. Понятно, что приходится постоянно давать на лапу проверяющим. И эти суммы превышают сэкономленные платежи на ЖКХ в разы. Ему много раз об этом говорили. Тогда он решил все-таки официально зарегистрировать недвижимость, например, на Сибирской 70. Но сделать это легально тоже невозможно, потому что здание не пройдет проверку ни по требованиям СЭС, ни по пожарной безопасности.

Тогда Ситников решил договориться с сотрудниками Росреестра, чтобы поставить объект на кадастровый учет. На протяжении нескольких лет с 2014 по 2018 год он исправно платил за этот и другие объекты, в общей сложности передал около 5,5-7 млн рублей руководителям территориального отделения Росреестра — Андрею Кожину, его предшественнику Андрею Кудрявцеву и директору филиала Федеральной кадастровой палаты Росреестра Максиму Сартасову. В 2018 году Ситникову пришло в голову, что можно занизить кадастровую стоимость недвижимости. Он снова обратился к Кожину и Сартасову. Они назвали ему цену, которая его не устроила. Ситников начал торговаться, его послали. Тогда он написал, насколько я понимаю, анонимную жалобу в СКР по Ямалу и в ГУЭБиПК по ЯНАО на своих бывших коррупционных партнеров. В феврале 2020 года всех троих и еще несколько человек задержали, вменив получение взяток как раз на 7 миллионов рублей”, — рассказывает человек, до недавнего времени работавший в компании Ситникова на руководящей должности.

По похожему сценарию развивались отношения Ситникова с налоговой, собеседник не смог вспомнить фамилию женщины налогового инспектора, которую Ситников сначала коррумпировал, а потом “сдал”, но эта история не противоречит тому, как ведет себя предприимчивый Олег Ситников.

Как говорят бывшие номинальные директора компаний, входящих или связанных с “Роснефтегазом”, Ситников уговаривал и многих уговорил, подписывать за дополнительные премии финансовые документы, брать на себя налоговые и иные обязательства. Премий не выплатил, а по налоговым и другим долгам за бывшими директорами бегают приставы и следователи.

“У Ситникова был такой Фидан Хайретдинов, он значился гендиректором ООО “Магистраль”, которое занималось той самой незаконной переправой через Пур. Хайретдинов работал у Ситникова в какой-то момент на положении раба. Летом 2019 года он приехал в офис на Таежную, потому что Ситникову нужен был для каких-то подписей и очередных махинаций, попросил у Олега денег за прошлые дела, Ситников денег не дал, отобрал у Хайретдинова паспорт и отправил жить в общежитие “пока не отпущу”. Фидан каждый день приходил в офис, бродил по нему и жаловался всем, кто готов был его слушать, что старик забрал у него паспорт, не платит денег и, как он говорил “держит в заложниках””, — вспоминает один из бывших руководящих сотрудников компании.

Все, кто работал на Ситникова или работает до сих пор, не хотят раскрывать своих имен и фамилий, поскольку боятся мести с его стороны, либо потому что надеются получить от него давно обещанные и благополучно удержанные зарплаты и премии (это касается бывших сотрудников, занимавших руководящие посты в компании).

Месть может быть разной, по словам троих бывших руководителей, они опасаются, что Ситников инициирует против них уголовное преследование, так как деятельность их бывших компаний может вызвать массу вопросов у правоохранителей. Другие боятся за жизнь и здоровье, и свое, и близких, поскольку были случаи, когда Ситников присылал своих партнеров из рядов чеченских криминальных кругов в Санкт-Петербург и Новосибирск “разобраться” с бывшими директорами.

Страх перед Ситниковым подкрепляется у этих людей тем, что за многие годы такого удалого ведения дел Олег Афанасьевич Ситников так и не угодил за решетку. “Он может откупиться от кого угодно, наличных в подвале в тундре хватит”, — уверен один из бывших руководителей компании.

Две главных заботы — здоровье и коза

Матерные крики на подчиненных, постоянный поиск врагов и страх покушения не могут отвлечь Олега Ситникова от двух главных страстей в его жизни. По словам всех, кто знаком или работал с ним в последние 10 лет, Ситников маниакально заботится о своем здоровье.

“Ему каждые два часа в кабинет приносят свежевыжатые фруктовые и овощные соки. Температура в кабинете всегда выше 40 градусов. А по одной из стен течет специальный водопад. Стены облицованы деревом. И от влаги и высокой температуры, они дают аромат как в бане. Афанасьич уверен, что это благотворно сказывается на его здоровье”, — рассказывает бывший сотрудник компании, оборудовавший в свое время эту “комнату здоровья”.

“Обязательный ритуал у Ситникова — дневной сон. Причем в холодную погоду он спит у себя в кабинете, а в теплую и солнечную — на крыше, в окружении охраны. Правда, он боится, что на крыше его убьют или похитят, поэтому в последний год спит исключительно в кабинете”, — говорит другой сотрудник.

Из-за дневного сна аудиенции у Ситникова могут часами дожидаться сотрудники компании и приглашенные юристы, которых он всегда активно нанимает, чтобы “отстоять свой бизнес”. Как рассказал один из адвокатов, работавших на Ситникова в 2017-2018 годах: “иногда приходилось ждать по четыре-пять часов”.

В 2019 году Ситников за счет компании решил переустроить “комнату здоровья”, сделав в ней новые настенные панели из натурального можжевельника, “чтобы заботиться о легких и сердце, можжевеловый дух избавляет от инфарктов”, пояснял он вызванным для инструкций сотрудникам.

Другая страсть Олега Ситникова — коза, которая живет в его загородном доме. Он пьет исключительно козье молоко, считая его полезным для организма. А поиск персонала для ухода за козой — отдельная и важная задача для отдела кадров.

“Обязательное требование у него, чтобы за козой ходила женщина-доярка. Чтобы у нее был большой опыт в работе именно с козами. Доходило до смешного, мы разместили вакансию доярки, на нее пришел отклик со станции “Зима” в Иркутской области. Женщина написала, что готова приехать, но только, если на работу водителем возьмут ее мужа, ну и если им обоим оплатят дорогу до Нового Уренгоя авансом. Им выслали деньги в тот же день, потому что предыдущая доярка уволилась, а коза требовала ухода. В итоге эта женщина и ее муж просто не приехали к нам”, — вспоминает бывшая сотрудница отдела кадров.

Сотрудник юридического отдела добавляет, что Ситников требовал написать в прокуратуру, СК и полицию на транспорте (?!), чтобы против этой доярки и ее мужа возбудили уголовное дело. Юристы написали, ответа не последовало.

Это было бы смешно, если бы не новые подробности о взаимоотношениях Олега Ситникова с любимой козой. Работники, обслуживающие усадьбу предпринимателя в тундре, засняли на видео, как престарелый поборник здорового образа жизни пользует несчастную козу на собственном заднем дворе. “Мы потом шутили, что теперь понятно, почему он козе никого из мужиков не подпускает, ревнует”, — рассказывает один из работников.

По факту полового акта с козой на Ситникова была написана жалоба, а ему был выписан штраф за жестокое обращение с животными. Уголовного же преследования за жестокое обращение с людьми и их деньгами пока так и нет.

*** ИНФОРМАЦИЯ ***

  • Новости размещаются в автоматическом режиме.
  • В данном случае источником новости под заголовком «Стариковские страсти: грабеж сотрудников, уход от налогов, любовь к козе и ЗОЖ » является данный сайт.
  • По вопросу размещения новостей и другим услугам смотрите информацию в соответствующем разделе услуги.

*****