Российская полиция продлила проверку по Навальному. Разве так можно?

Российская полиция продлила проверку по Навальному. Разве так можно?

Доследственная проверка в связи с госпитализацией Алексея Навального продолжается, хотя максимальный срок ее проведения истек. Законно ли это?

Транспортная полиция продолжает проведение доследственной проверки в связи с госпитализацией Навального, сообщило в понедельник управление на транспорте МВД по Сибирскому федеральному округу.

«С учетом появления в СМИ видеороликов, комментариев, интервью с различными версиями о причинах случившегося, сотрудники транспортной полиции проводят дополнительные проверочные мероприятия», — говорится в сообщении ведомства.

В нем также отмечается, что следователи решили повторно опросить сотрудников Фонда борьбы с коррупцией (ФБК), которые были с Навальным в Томске, а также пытаются установить местонахождение главы отдела расследований ФБК Марии Певчих, которая «уклонилась от дачи объяснений и вылетела из Омска в Германию».

В ФБК же заявили, что сотрудники фонда больше не будут ходить на опросы в транспортную полицию Томска, поскольку в субботу, 19 сентября, истек максимальный срок доследственной проверки (30 дней), но фонд не получил ни постановления о возбуждении уголовного дела, ни отказа в его возбуждении.

На опрос, в частности, вызвали пресс-секретаря Навального Киру Ярмыш, сообщила она в «Твиттере».

«Сегодня транспортная полиция Томска вызвала меня на опрос. Я на него не пойду, потому что 1) проверка закончилась в субботу, уголовного дела нет 2) мы подавали заявление в СК, транспортная полиция тут вообще не при чем 3) МВД делает все, чтобы скрыть преступление, а не раскрыть его», — написала она.

Сам Навальный в понедельник впервые после госпитализации опубликовал в своем блоге пост. «Прошел ровно месяц с того, как меня пытались убить боевым отравляющим веществом, — написал политик. — В России уголовного дела нет, а есть «доследственная проверка по факту госпитализации». Такое впечатление, что я не в кому впал в самолете, а поскользнулся в супермаркете и сломал ногу».

Навальный потребовал вернуть ему одежду, которая была на нем в день госпитализации. «С учетом того, что на моем теле «Новичок» был обнаружен, и контактный способ заражения весьма вероятен, моя одежда — очень важный вещдок», — отметил он. 30 дней доследственной проверки, по мнению Навального, «были использованы для того, чтобы прятать эту важнейшую улику».

Можно ли продолжать проверку?

Понятия «доследственная проверка» в Уголовно-процессуальном кодексе России (УПК) не существует — в юридическом обиходе под такой проверкой понимается «рассмотрение сообщения о преступлении», порядок которого регулируется статьей 144 УПК. Она предусматривает трехдневный срок проверки и разрешает продлевать его максимум до 30 дней.

Согласно статье 144, следственный орган обязан «принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении» и «принять по нему решение в срок не позднее трех суток со дня поступления указанного сообщения».

Сообщением о преступлении в деле об отравлении Навального может быть как заявление сотрудников ФБК, поданное 20 августа в Следственный комитет (СКР) России, так и рапорт сотрудника полиции, получившего из больницы скорой помощи №1 Омска уведомление об экстренно госпитализированном в отделение острых отравлений пациенте, пояснил Би-би-си бывший член президентского совета по правам человека судья Мосгорсуда в отставке Cергей Пашин.

Учитывая, что Навальный был экстренно госпитализирован с подозрением на острое отравление, а в больницу прибыли многочисленные представители правоохранительных органов, такой рапорт должен был быть составлен, считает Пашин.

При этом транспортная полиция ссылается на проведение проверки в связи с госпитализацией Навального, а не заявлением сотрудников ФБК о преступлении, которое позже поступило в следственный орган МВД из СКР. Но и заявление, и госпитализация произошли в один день — 20 августа.

Продление срока проверки до 10 дней, согласно УПК, возможно по «мотивированному ходатайству следователя или дознавателя».

До 30 дней это возможно только при необходимости проведения «документальных проверок, судебных экспертиз, исследований документов, предметов, а также оперативно-розыскных мероприятий». При этом должны быть указаны «конкретные, фактические обстоятельства, послужившие основанием для такого продления».

Этот 30-дневный срок для проверки сообщения о возможном отравлении Навального истек 19 сентября. После этого, в соответствии со статьей 145 «Решения, принимаемые по результатам рассмотрения сообщения о преступлении» УПК, полиция должна либо возбудить уголовное дело и начать по нему расследование — либо вынести решение об отказе в возбуждении дела.

«Максимальный срок для решения вопроса о возбуждении дела или отказе от него — 30 дней. Преодолеть этот срок невозможно. Никаких других оснований для продления, в том числе проведения дополнительных экспертиз и опросов, нет», — уверен Пашин.

«Продолжение проверки после 30-дневного срока без возбуждения уголовного дела незаконно», — подчеркнул он.

Даже если бы проверка началась позже поступления заявления о преступлении (например, из-за передачи дела по подследственности), срок для этих действий «съедается» общим 30-дневным сроком проверки, который в любом случае не может превышать месяца с момента заявления, уточнил эксперт.

Зачем нужно уголовное дело?

Как отмечает Пашин, основанием для возбуждения уголовного дела может быть сам факт, что человек пострадал.

«Дальше нужно разбираться в причинах произошедшего: например, была ли это попытка самоубийства или, например, несчастный случай — уборщица виновата, или действительно покушение на убийство. Это основание для проверки, а если она не дает результатов, нужно начать уже работу следствия в рамках уголовного дела — это самый правильный путь, говорит эксперт. — Если есть хотя бы тень сомнения, а срок истек, нужно начинать расследование и проводить дальнейшие действия в рамках уголовного производства».

Оснований для отказа в возбуждении дела в данном случае, по мнению Пашина, нет. Отсутствие у российских следственных органов немецких данных анализов, подтвердивших наличие отравляющего вещества в организме Навального, по его словам, не дает возможности отказа в возбуждении дела.

«Именно поэтому и надо его возбуждать, чтобы получить основания для дальнейшей работы — в том числе для запроса по Конвенции о правовой помощи по уголовным делам», — отметил он.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков ранее говорил, что де-факто следственные действия по ситуации с Навальным ведутся, и если наличие отравляющего вещества подтвердится, следствие будет открыто и де-юре.

«На стадии проверки никто и правду говорить не обязан, когда он дает объяснения, — объяснил разницу Пашин. — А тут (в уголовном деле — Би-би-си) следователь будет допрашивать под страхом уголовной ответственности за дачу ложных показаний».

Би-би-си ранее писало, что в официальных заявлениях врачей омской больницы эксперты обнаружили множество нестыковок и противоречий — в случае расследования они должны быть устранены.

Отличается и режим раскрытия персональных данных: пока дело не возбуждено, никто не обязан предоставлять конфиденциальную информацию, отмечает Пашин. Кроме того, в ходе доследственной проверки, по его словам, можно лишь провести осмотр места, результаты которого будут приравнены к доказательствам, но допросить кого-либо или устроить очную ставку, без уголовного дела нельзя.

Как развивались события

Навальному стало плохо 20 августа на борту самолета, когда он летел из Томска в Москву. Он потерял сознание, после чего экипаж экстренно приземлился в аэропорту Омска, и политика доставили в местную больницу скорой помощи №1.

Родственники Навального требовали разрешить его отправку на лечение за рубеж, однако российские врачи настаивали на том, что политик находится в нетранспортабельном состоянии. В итоге они все же дали разрешение на перевозку Навального, и утром 22 августа его госпитализировали в берлинскую клинику «Шарите».

Вскоре в «Шарите» заявили, что Навальный был отравлен веществом из группы ингибиторов холинэстеразы, а 2 сентября власти Германии, ссылаясь на заключение специалистов лаборатории бундесвера, уточнили, что политика отравили боевым веществом группы «Новичок».

7 сентября «Шарите» сообщила, что состояние Навального заметно улучшилось, его вывели из искусственной комы и отключают от аппарата искусственной вентиляции легких.

Еще через неделю клиника сообщила, что политик может самостоятельно вставать с кровати, а власти Германии заявили, что наличие в анализах Навального следов «Новичка» подтвердили три независимые лаборатории.

На следующий день после этого Навальный опубликовал в своем «Инстаграме» фотографию в окружении семьи и сообщил, что может самостоятельно дышать.

Российская сторона настаивает, что в анализах, которые брали у Навального в омской больнице, следов каких-либо отравляющих веществ найдено не было, и оснований для расследования случившегося с ним нет.

Начать расследование отравления Навального требует, в частности, Европарламент. 17 сентября он принял резолюцию, в которой призвал российские власти сотрудничать с Организацией по запрещению химического оружия (ОЗХО) и предоставить ей полную информацию о программе «Новичок».

Соратники Навального полагают, что политик мог быть отравлен «Новичком» еще до поездки в аэропорт Томска. Об этом свидетельствуют следы яда, которые, по сведениям ФБК, были обнаружены на бутылке с водой, из которой Навальный пил в своем гостиничном номере.

*** ИНФОРМАЦИЯ ***

  • Новости размещаются в автоматическом режиме.
  • В данном случае источником новости под заголовком «Российская полиция продлила проверку по Навальному. Разве так можно?» является данный сайт.
  • По вопросу размещения новостей и другим услугам смотрите информацию в соответствующем разделе услуги.

*****