Прокуратура запросила шесть лет колонии для журналистки Прокопьевой, обвиняемой в оправдании терроризма

Прокуратура запросила шесть лет колонии для журналистки Прокопьевой, обвиняемой в оправдании терроризма

Псковскую журналистку Светлану Прокопьеву обвиняют в том, что ее авторская колонка о возможных причинах совершенного 17-летним смертником теракта в здании архангельского ФСБ оправдывает и пропагандирует терроризм. Обвинение запросило для журналистки шесть лет колонии общего режима и четырехлетний запрет на профессиональную деятельность.

В пятницу в Пскове начались прения сторон по уголовному делу против редактора «Радио Свобода» (СМИ признано в России иностранным агентом) Светланы Прокопьевой — о «публичном оправдании и пропаганде терроризма» в СМИ (ч.2 статьи 205.2 УК РФ).

Статья предусматривает наказание до семи лет лишения свободы.

Свою вину журналистка не признает.

Журналистский текст объемом в 920 слов Прокопьева опубликовала в ноябре 2018-го года — спустя неделю после того, как 17-летний Михаил Жлобицкий взорвал самодельное взрывное устройство в здании управления ФСБ в Архангельске. В уголовном деле Прокопьевой 12 томов, в заключительном обвинении 99 страниц.

В чем и как обвиняют Прокопьеву

Свой текст Прокопьева зачитала в эфире «Эха Москвы в Пскове», а позже опубликовала на сайте Псковской ленты новостей. По версии обвинения, журналистка обратилась к этой теме, «предвидя возможность наступления общественно опасных последствий и желая их наступления».

Как выяснилось в суде, сигнал о том, что в СМИ появился текст с признаками оправдания терроризма, поступил в Роскомнадзор из ФГУП «Радиочастотный центр». Сотрудница предприятия Мирослава Степина обнаружила это, используя специально разработанную программу мониторинга публикаций в интернете, которая реагирует на ключевые слова, включая «террорист» и «взрыв».

Позже по требованию Роскомнадзора оба СМИ удалили текст из интернета, но были оштрафованы.

Основные доказательства обвинения строятся на результатах нескольких психолого-лингвистических экспертиз (копии есть у Би-би-си) и показаний экспертов.

Специалисты «Южного экспертного центра» пришли к выводу, что целью журналиста было «формирование позитивного отношения к террористу и его действиям». Эксперты утверждают, что Прокопьева увидела в действиях Жлобицкого «благородные мотивы», а его самого назвала жертвой политики властей и борцом.

Другие эксперты, в числе которых директор хакасского центра психологического сопровождения «Консорциум», сочли, что само по себе использование слов «террорист», «теракт», «самодельное взрывное устройство»‚ «взрыв» несет в себе оправдание и пропаганду терроризма. А кроме того, указали, что целью публикации было повышение у аудитории «осведомленности об актуальном политическом событии».

«Южный экспертный центр» также выявил в тексте Прокопьевой «признаки речевого воздействия, используемые автором статьи посредством речевого воздействия» и выраженные посредством «манеры изложения, в которой автор осуществляет попытку максимально сблизиться с народом».

Речевое воздействие «с данными целями» выражается, по их мнению, в использовании «формы убеждающего текста» с признаками «аналитической (полемической) статьи и записи в блоге», а также в «психологических приемах навязывания понятий».

Один из экспертов, психолог Виктор Кисляков, уверен, что действия Прокопьевой подпадают под уголовную статью, поскольку она «прямо говорит, что оправдываемое лицо совершило террористический акт по политическим мотивам и является террористом».

Прокурор в ходе процесса не стала вызывать в суд ряд свидетелей обвинения, в том числе засекреченных. При этом гособвинитель решила допросить псковского оппозиционного политика и лидера местного «Яблока» Льва Шлосберга, поскольку Прокопьева раньше работала в издаваемой им газете «Псковская губерния».

Свидетель обвинения Шлосберг на суде заявил, что статья о теракте в Архангельске была журналистским исследованием его причин и ответственности государства за такие события, а ее автор — Светлана Прокопьева — не оправдывала терроризм.

Что говорит защита

Защита Светланы Прокопьевой считает доказательства обвинения недопустимыми, а выводы экспертов обвинения необоснованными.

Адвокаты журналистки ходатайствовали об исключении из материалов дела заключения экспертов из Сибири, выполненного на бланке Хакасского государственного университета.

Защитник Виталий Черкасов рассказал в суде, что связался с вузом и получил от проректора официальный ответ: бланк заключения не соответствует университетскому и вуз к этой экспертизе никакого отношения не имеет.

Черкасов также заявил, что один из авторов экспертизы — психолог Ольга Якоцуц — предоставила недостоверные, по его мнению, данные о себе. Кроме того, адвокат поставил под сомнение квалификацию этого эксперта и привлеченного ею для экспертизы филолога Юлии Байковой — специалиста по поэзии Евгения Евтушенко.

Адвокат Тумас Мисакян на суде заявил, что эксперты «грубо исказили контекст», в частности, приписали Прокопьевой авторство слов «ФСБ оборзело», в то время как это прямая цитата из предсмертного сообщения Жлобицкого, опубликованного им в анархистском чате телеграма.

По словам адвоката, фраза «не является высказыванием автора и, следовательно, не может быть аргументом в доказывании «правильности поведения» террориста».

Судья не стал исключать экспертизу из материалов дела, сказав, что даст ей оценку при вынесении приговора. Защита привлекла других специалистов, в том числе из московской гильдии лингвистов-экспертов «Глэдис».

Они утверждают, что Прокопьева не оправдывала терроризм, а рассуждала «о практике подавления со стороны государства протестной активности граждан». «Автор усматривает общественную опасность такого подавления в том, что оно способствует обращению молодежи к практике террористической деятельности», — заявили эксперты.

Лингвист Юлия Сафонова, автора методики проведения экспертиз, которую использует Национальный антитеррористический комитет, заявила в суде, что ни в одном заключении экспертов обвинения не увидела «общего анализа текста». Авторы экспертиз, по ее мнению, используют «клей и ножницы»: вырывают фразы из контекста «и давай искать слова «теракт».

Специалисты, вызванные защитой, настаивали, что «журналист имеет право анализировать текущие события», что Прокопьева увидела причину случившегося в репрессивной политике государства, но не оправдывала терроризм, а кроме того, директор ФСБ Бортников публично выступал в день теракта в Архангельске и говорил, что «мы упустили молодежь».

Прокуратура запросила шесть лет колонии для журналистки Прокопьевой, обвиняемой в оправдании терроризма

В финале слушаний защита попросила суд назначить дополнительную судебную экспертизу в связи с неустранимыми противоречиями в выводах экспертов, в том числе «липового экспертного центра».

Что говорила на допросах сама Прокопьева

В ходе следствия журналистка объясняла, что теракт был поводом «поговорить о репрессивном тренде развития нашего государства и излишне жестокой (на ее взгляд) правоохранительной практике, распространенной в России».

В суде Прокопьева рассказала, что она историк по образованию и 17 лет работает журналистом. Тему теракта для колонки она выбрала потому, что это было самое громкое событие недели.

«Смысл колонки был в том, что репрессивное государство оказывается жертвой, — сказала Прокопьева. — Политический теракт — ясный симптом нездоровья в обществе. Если мы видим симптом, схожий с тем, что было в российской империи, мы должны задуматься, куда движемся. В любом месте депрессивный анархист может решить, что у него нет другого выбора. Я против насилия как такового. Пафос был в защите от насилия и предотвращении насилия».

На вопрос прокурора, на какого читателя направлена колонка, Прокопьева ответила: «Статья стала широко известна после возбуждении уголовного дела».

«Мое мнение отличается от мнения большинства. Я считаю, что моя страна отходит от демократии в авторитаризм. Конституция дает мне право высказываться. Я не вижу в этом преступления», — заявила Прокопьева.

«Идеи, неудобные для государства»

На прениях в пятницу прокурор заявил, что все представленные в суде доказательства вины Прокопьевой — «допустимые, достоверные и достаточные», а показания экспертов — «последовательные и непротиворечивые».

Защита попросила суд оправдать журналистку. «Предмет колонки Прокопьевой — «критика, в том числе, правоохранительной системы относительно ненадлежащего соблюдения гражданских прав и свобод, подавления протестной активности. Анализируя причины теракта, она указывала и на ответственность государства за случившееся. Именно критику Светлане не простили, — заявил в прениях адвокат Тумас Мисакян. — Именно это является настоящей причиной уголовного преследования, а не оправдание терроризма, которого в ее колонке и близко нет».

По решениям Европейского суда, напомнил адвокат, «высказанные идеи, неудобные для государства, подлежат защите», а журналисты, высказываясь по вопросам общественной значимости, имеют право прибегнуть к преувеличению или даже провокации, так как ст. 10 Европейской конвенции защищает и форму высказывания, которую выбрал журналист». В тексте Прокопьевой имеются исключительно негативные оценки и теракта и террориста, сказал Мисакян.

«Никто не сделал для популяризации этого текста и эфира больше, чем сами правоохранительные органы, — отметила адвокат Татьяна Мартынова. — Но текст не про терроризм, а о том, что в нашей стране патологически не соблюдаются гражданские права и свободы, несмотря на то что они формально провозглашены. Никакого умысла на оправдание терроризма у нее не было». Защитница напомнила, что Светлану обвиняют не только в оправдании, но и в пропаганде терроризма — о чем государственный обвинитель в суде «не задал ни одного вопроса».

После этого Прокопьева выступила с последним словом.

«Она абсолютно невиновна. Это политическое дело, политический заказ. И в случае обвинительного приговора мы сделаем все, чтобы более высокая судебная инстанция её оправдала», — сказал Интерфаксу главный редактор «Эха Москвы Алексей Венедиктов

*** ИНФОРМАЦИЯ ***

  • Новости размещаются в автоматическом режиме.
  • В данном случае источником новости под заголовком «Прокуратура запросила шесть лет колонии для журналистки Прокопьевой, обвиняемой в оправдании терроризма» является данный сайт.
  • По вопросу размещения новостей и другим услугам смотрите информацию в соответствующем разделе услуги.

*****