Саратов: Бизнес остался без поддержки

В Саратовской области закрылись около 3500 субъектов предпринимательства

Коммерсантъ (Саратов) №94

Бизнес остался без поддержки

Руководитель саратовского управления ФНС Елена Краснова усматривает «позитивный настрой» в сфере предпринимательства. Это связано с тем, что с начала года было зарегистрировано порядка 940 новых ИП и юрлиц. Сами предприниматели прогнозируют гибель либо уход в тень от 20% до 50% от общего количества МСП.Это связано с тем, что они не могут получить господдержку: банки отказывают в кредитах или предлагают их на невыгодных условиях; а также с оттоком клиентов к нелегальным представителям сферы, на которых режим самоизоляции не распространяется.

В Саратовской области с начала года прекратили существование 3195 индивидуальных предпринимателей и 185 юридических лиц. Об этом рассказала на заседании областного правительства руководитель регионального УФНС Елена ­Краснова.

Несмотря на эти цифры она отметила «позитивный настрой бизнеса». Такой вывод госпожа Краснова сделала из других статистических показателей. По ее данным, за аналогичный период 2019 года было ликвидировано на 384 ИП и на 96 юрлиц больше. Кроме того, зарегистрировано 750 новых ИП и 190 юрлиц, которые будут осуществлять деятельность в сфере розничной торговли, автоперевозок.

Однако «позитивный настрой» главного налогового инспектора региона не поддержала председатель регионального отделения движения «Опора России» Наталия Панферова. По мнению госпожи Панферовой, в связи с продлением до 1 июня режима самоизоляции и ограничительных мероприятий, вызванных распространением нового коронавируса, порядка 20% всех субъектов малого и среднего бизнеса не возобновят свою работу. Если режим будет продлен на более длительный срок, их количество будет еще больше, а последствия для сферы МСП и экономики региона в целом будут «плачевны», отметила она. Представитель бизнеса назвала «неверным» принцип выделения пострадавших отраслей. «После двух месяцев самоизоляции пострадал почти весь малый бизнес»,— уточнила он. «Многие не могут получить поддержку из-за „игр с ОКВЭДами“. Много вопросов к банкам. Нам поступали многочисленные обращения по поводу отказов в реструктуризации, так как малый бизнес не может доказать падение выручки, отказов в кредитах (и те, кому отказали, больше не обращаются под „президентские“ 0%). На пополнение оборотных средств деньги получить практически невозможно — отказы без объяснения, но, проанализировав, мы поняли, что пострадавшим быть и здорово, и плохо одновременно — им отказывают в оборотных кредитах, а перекредитоваться предлагают на таких условиях, что МСП предпочитают бросить платить по кредитам — штрафы и пени ниже, чем новые условия»,— пояснила госпожа Панферова.

Она отдельно упомянула «надомников» и «гаражников» — лиц, которые работают нелегально на дому или в съемных помещениях. По ее мнению, от их «деятельности» в период пандемии особенно может пострадать сфера услуг. «Законопослушные МСП закрыты, а надомники и гаражники трудятся на предельных мощностях, ведут запись через „Инстаграм“ или соцсети. По моим прогнозам, некоторые отрасли могут просто погибнуть в период ограничительных мер только из-за того, что их клиенты уйдут к этим лицам, которые не соблюдают ни санитарные, ни эпидемиологические правила». Она считает, что таких работников надо отслеживать.

По данным Федеральной налоговой службы на 10 апреля, в регионе насчитывается 75304 субъекта малого и среднего бизнеса с общим штатом 220009 человек. К пострадавшим отраслям отнесено 32 тыс. субъектов предпринимательства, в которых занято 120 тыс. ­человек.

Вице-губернатор Александр Стрелюхин, комментируя выступление представителя бизнес-объединения, отметил, что «режим самоизоляции и повышенной готовности будет продлен на столько, на сколько это будет необходимо в рамках санитарно-эпидемиологической ситуации, пока показатели не будут достигнуты». «Всем хотелось бы завтра открыть рестораны и прочие направления, которые бы обеспечили себя и людей, начали платить налоги. Но сегодня на улицах города — коэффициент 1,3 по шкале „Яндекса“»,— отметил господин Стрелюхин. Он также поддержал политику банков в части отказов в кредитах и прочих мерах поддержки, сославшись на то, что они не должны «разбрасываться деньгами».

Коллега госпожи Панферовой по «Опоре России», руководитель ГК «Подъем» Роман Репин считает, что цифра в 20% «очень осторожная», и реальные данные по гибели субъектов МСП будут «гораздо жестче». «На федеральном уровне есть данные об уходе порядка 40% субъектов малого и среднего бизнеса. Но МСП в Саратовской области и до кризиса чувствовали себя не очень хорошо, хуже, чем в среднем по России. Поэтому, я думаю, свое существование прекратят порядка 50% легальных МСП.Точнее, не прекратят, а перейдут „на темную сторону“»,— уточнил он.

Господин Репин считает, что поддержка от государства носит «минимальный характер», которой большинство не может воспользоваться «по надуманным основаниям». «Были десятилетия потрачены на то, чтобы нелегальный бизнес пришел к цивилизованному поведению на рынке, и три месяца чиновничьего беспредела свели все эти усилия к нулю»,— подытожил ­бизнесмен.

https://www.kommersant.ru/doc/4358582

*** ИНФОРМАЦИЯ ***

  • Новости размещаются в автоматическом режиме.
  • В данном случае источником новости под заголовком «Бизнес остался без поддержки» является данный сайт.
  • По вопросу размещения новостей и другим услугам смотрите информацию в соответствующем разделе услуги.

*****