Заголовок на 43 млрд

Как может развиваться история иска «Роснефти» к РБК

Заголовок на 43 млрд

«Роснефть» подала к РБК иск о «взыскании репутационного вреда» на рекордную сумму 43 млрд рублей. С учетом мировой и отечественной практики шанс выиграть подобное дело представляется крайне низким, считает преподаватель кафедры международного права МГУ, советник коллегии адвокатов Pen&Paper Сергей Гландин.

21 мая 2020 года редакция РБК получила иск «Роснефти» «о взыскании репутационного вреда» на сумму 43 миллиарда рублей. Поводом для него стал заголовок статьи. На первый взгляд, это беспрецедентная сумма компенсации даже для западных правопорядков, притом что суды США и Европы уже давно не поощряют практику акул бизнеса по демотивации прессы огромными суммами исков. Но и в России шанс выиграть такое дело представляется крайне низким, поскольку оспариваемый заголовок основан исключительно на официальных данных, а у истца непременно возникнут сложности в доказывании причинно-следственной связи между опубликованной статьей на русском языке и снижении капитализации компании на глобальном уровне. В таких условиях у суда практически не останется оснований для его удовлетворения.

Осенью 2012 года Бернар Арно подал в суд на газету «Либерасьон» из-за заголовка на первой полосе Casse-toi riche con! («Убегай, богатый дурак!»), сопровождаемого фотографией улыбающегося бизнесмена с саквояжем. В полосе описывались планы Арно принять бельгийское гражданство. Богатейший француз оправдывал переезд необходимостью развивать бельгийские проекты. Но французы прекрасно понимали истинную причину обращения за бельгийским гражданством — это нежелание платить вводимый Олландом 75%-ный налог для лиц, чьи доходы превышают €1 млн в год. Доподлинно неизвестно, сколько Арно хотел взыскать с редакции, но согласно тогдашнему состоянию диффамационного права Франции суд присудил бы ему символический €1. В 2013 году Арно отозвал иск и отказался от бельгийского гражданства.

Очень часто заголовок может не нравиться, не отражать истинного положения вещей, быть тенденциозным, однако современное демократическое общество гарантирует защиту мнения, даже если это мнение оскорбляет, шокирует или причиняет беспокойство. Пресса имеет в демократическом обществе важнейшую функцию. Она не должна выходить за определенные рамки, в том числе в отношении репутации и прав иных лиц и предотвращения раскрытия конфиденциальной информации, однако ее обязанностью является распространение информации и идей по всем вопросам общего интереса. Способ распространения должен быть совместимым с ее обязанностями и ответственностью. Разумеется, при исполнении этой функции происходит столкновение субъективных мнений о публикуемом материале. Но сколько людей, столько и мнений, а разрешать возникающий споры — задача судов.

Заголовок на 43 млрд

Фото Евгения Разумного / Ведомости / ТАСС

От старшего брата младшему

Поданный «Роснефтью» в арбитражный суд города Москвы иск к РБК на 43 млрд рублей поставил рекорд цены исков по делам о защите деловой репутации в нашей стране и вновь привлек внимание к проблемам свободы слова и наступлению государства на оставшиеся независимые СМИ. Вместе с тем иск продолжил дискуссию о балансе свободы мнений и права информировать читателей по общественно-важным вопросам, с одной стороны, и пределов охраны деловой репутации и соразмерности компенсации убытков, причиненных материалом СМИ, — с другой.

Информационное право и диффамационное право развиваются в современном мире по двум лекалам. Существуют два стандарта освещения — западный и восточный. Россия, видимо, в данном аспекте имеет свой особый путь, и поданный «Роснефтью» иск хорошо свидетельствует об этом.

С одной стороны, в нем прослеживается приверженность западным ценностям: подчеркивается вовлеченность в международную финансово-экономическую систему, присутствует страх перед американскими санкциями и делается реверанс американским акционерам, многие из которых, как следует из текста иска, начинают свое утро с новостей от РБК. С другой стороны, иск написан с патерналистских позиций, и скорее напоминает назидательное послание от старшего брата младшему. Из него представителям СМИ, видимо, следует сделать вывод о необходимости писать новости без особой самодеятельности, строго по пресс-релизу, а еще лучше — просто перепечатать пресс-релиз влиятельной компании слово в слово. Иначе «младшего брата» ждут очень неприятные последствия. Именно так строится взаимодействие прессы и бизнеса на Востоке: в КНДР, Китае, Иране, Мьянме. Сомневающиеся могут посетить русскоязычный сайт китайского агентства «Синьхуа» и, например, оценить освещение деятельности Китайской национальной нефтегазовой корпорации (CNPC).

При этом другой особенностью восточной системы информирования является простое отсутствие громких судебных процессов. Вы можете привести хоть одно громкое китайское дело о клевете и защите деловой репутации? В то же время западная система развивается под влиянием судебных процессов. Именно в них устанавливается та самая грань между частным и общественным интересом.

Свобода слова по-американски

Первая поправка к Конституции США провозглашает свободу слова и печати. Данное право практически ничем не ограничено и включает в себя даже hate speech. В суды США тоже заявлялись иски к СМИ с требованиями огромных компенсаций. Но это было в 60-е и 70-е годы прошлого века. Суды всегда поправляли баланс в пользу свободы слова, а требование чрезмерных компенсаций расценивали как давление на журналистов. Позицию американских высших судов можно обобщить фразой: «Не может быть свободной страна, где несвободны СМИ».

Стандарт рассмотрения исков о клевете и защите деловой репутации сформировался еще к 2000 году и исходит из возможности удовлетворить иск публичных фигур к СМИ, только если в судебном порядке будет установлен злой умысел автора по дискредитации объектов своего материала. Во всех иных случаях иски отклоняются.

Это правило подтверждают многие «русские» дела в США. Неспособность доказать злой умысел авторов привела к отказу Альфа-банку в диффамационном иске в 2005 году в суде округа Колумбия. В 2017 году Олег Дерипаска не смог доказать несоответствие действительности материала Associated Press о его связях с Полом Манафортом. После публикации в 2016 году 1,5 страничного доклада под названием «Россия / президентские выборы в США: сотрудничество Кремля с Альфа-групп» Михаил Фридман, Петр Авен и Герман Хан возбудили в судах США несколько дел по оспариванию выводов этого доклада, составленного экс-разведчиком Кристофером Стилом. Первое дело German Khan et al v. Orbis Business Intelligence et al они уже проиграли. Два других — к заказчику доклада Fusion GPS и порталу BuzzFeed — на подходе. В частности, в иске к Buzzfeed акционеры «Альфа Групп» скромно требуют компенсацию, превышающую $25 000, но оставляют вопрос суммы на усмотрение суда.

Европейский подход

У Европы нет первой поправки, зато есть Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод (ЕКПЧ). Согласно пункту 1 статьи 10 этой Конвенции, каждый имеет право свободно выражать свое мнение. Это право включает свободу придерживаться своего мнения и свободу получать и распространять информацию и идеи без какого-либо вмешательства со стороны публичных властей и независимо от государственных границ. Свобода выражения мнения представляет собой одну из несущих основ демократического общества, основополагающее условие его прогресса и самореализации каждого его члена.

Свобода слова охватывает не только «информацию» или «идеи», которые встречаются благоприятно или рассматриваются как безобидные либо нейтральные, но также и такие, которые оскорбляют, шокируют или внушают беспокойство. Таковы требования плюрализма, толерантности и либерализма, без которых нет «демократического общества».

При этом, рассматривая жалобу «Новой газеты», Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) напомнил, что статья 10 ЕКПЧ не гарантирует прессе совершенно неограниченную свободу выражения мнения, даже в отношении освещения вопросов, представляющих серьезный публичный интерес, и сформулировал 4 принципа ответственной журналистики. Пользуясь защитой, предоставляемой конвенцией, журналисты должны при выполнении своих обязанностей соблюдать принципы ответственной журналистики: 1) действовать добросовестно, 2) предоставлять точную и надежную информацию, 3) объективно отражать мнения лиц, участвующих в публичной дискуссии и 4) воздерживаться от стремления к явной сенсационности. При этом журналистская свобода распространяется на возможное использование в определенной степени преувеличений или даже провокаций.

Суды стран-участниц ЕКПЧ, к котором пока относится и Россия, призваны разрешать дела о клевете и защите деловой репутации с учетом правовых позиций по статье 10 ЕКПЧ.

«Замораживающий эффект»

В начале этого века ЕСПЧ озаботился возрастающим потоком дел о давлении на прессу путем возбуждения уголовных дел и взыскания чрезмерных компенсаций в делах об освещении ею действий политиков и общественно-важных вопросов. Заметим, что такие жалобы поступали в Страсбург не только из стран постсоветского пространства, но и из тихой Исландии, благополучной Норвегии и даже Франции, в которой свобода слова является ценностью с 1789 года.

В первом деле исландского журналиста ЕСПЧ счел, что признание заявителя виновным и обвинительный приговор за обсуждение жестокости и злоупотреблений полиции Рейкьявика могут воспрепятствовать открытой дискуссии по общественно значимым вопросам, что недопустимо в демократическом государстве.

В деле Кумпэнэ и Мазаре против Румынии ЕСПЧ высказался о демотивирующем эффекте уголовного давления на журналистов. Формулируя прецедентную норму, суд прямо признал «замораживающий эффект» (chilling effect), который оказывает страх журналистов перед наказанием на реализацию свободы выражения ими мнений, таким фактором, который надлежит принимать во внимание при оценке пропорциональности, а тем самым и обоснованности, назначаемых наказаний.

В другом деле венгерский журналист Петер Уй подверг эмоциональной критике винодельческую продукцию государственного концерна и даже наградил ее крайне уничижительным эпитетом. Он озаглавил свою статью «Сотни тысяч венгров пьют это ***** с гордостью», за что получил уголовное дело и судимость за клевету, подтвержденную Апелляционным и Верховным судами страны. ЕСПЧ усмотрел в деле необоснованное вторжение властей в право выражения мнения и подчеркнул неприменимость морально-нравственных критериев оценки материалов прессы в делах о защите деловой репутации юридических лиц.

В 2008 году ЕСПЧ разбирал дело молдавского издания Timpul Info-Magazin и автора опубликованной в нем статьи «Роскошь в стране бедности» на нарушение властями Молдовы статьи 10 ЕКПЧ. В преддверии президентских выборов статья описывала непрозрачную практику госзакупок люксовых автомобилей для чиновников через близкий к правительству фонд с непонятными бенефициарами. Фонд и его должностное лицо подали иск о клевете и компенсации ущерба деловой репутации в размере $0,5 млн. Во исполнение будущего судебного акта суд принял обеспечительные меры, и приставы арестовали счет и имущество издания. Своим решением кишиневский суд взыскал €95 725, апелляция оставила решение без изменения. Верховный суд страны сократил сумму компенсации до €8430. Хотя вопрос о размере компенсации не имеет отношения к исходу рассматриваемого им дела, ЕСПЧ отметил его пугающее воздействие на газету-заявителя и подчеркнул, что его наложение способно «препятствовать открытому обсуждению вопросов, представляющих общественный интерес». В этом деле ЕСПЧ установил нарушение властями Молдовы статьи 10 ЕКПЧ.

После этих дел ЕСПЧ суды государств-участников ЕКПЧ стали значительно реже удовлетворять диффамационные иски, сопровождаемые требованием выплаты крупных сумм.

Поэтому при рассмотрении первого дела «Роснефть» vs РБК российские арбитражные суды действовали в рамках правовой позиции ЕСПЧ по 10-й статье. Цена иска в деле № А40-97503/2016 составляла 3 179 000 000 рублей. Согласно решению первой инстанции от 19.12.2016, из запрашиваемой суммы компенсации в пользу истца было взыскано лишь 390 000 рублей, то есть в 8151 раз меньше. Апелляция отменила решение в данной части и отказалась взыскивать что-либо в пользу компании «Роснефть». В последующем стороны пошли на мировое соглашение, кассационная инстанция утвердила его и отменила судебные акты обеих нижестоящих инстанций.

Демотивация в деле «Роснефть vs РБК»

В России истец может оценить вред своей репутации в любую произвольную сумму. Иск, цена которого превышает 2 млн рублей, в силу статьи 333.21 НК РФ оплачивается госпошлиной не более 200 000 рублей. Но это совершенно не значит, что суд пойдет ему навстречу. Не исключено, что столь циклопический размер заявленных требований является своеобразным предостережением деловым СМИ о необходимости сверяться с пресс-релизами «Роснефти» и проявлять определенный уровень эмпатии к чаяниям влиятельной отечественной компании в ее стремлении не попасть под санкции США.

Опрошенные Forbes эксперты не видят шансов на взыскание всей суммы по делу № А40-85039/2020. Кроме того, в иске к РБК сумма убытков в форме снижения капитализации нефтяной компании на 43 млрд обоснована исключительно выходом материала РБК в 17:16 по московскому времени и его влиянии на котировки акций компании. Вместе с тем в архиве Игоря Сечина есть успешное дело, в котором свидетельства привлеченного им же специалиста утвердили суд во мнении, что движение котировок ценных бумаг не может быть следствием единственного фактора. В 2014 году в Савеловском районном суде города Москвы слушалось дело № 2-4098/2014 по иску Сечина И. И. к «Аксель Шпрингер Раша», а также к авторам статей «Последний конкистадор» и «Государева щедрость» о защите чести, достоинства и деловой репутации. Как следует из судебного акта, «допрошенный в судебном заседании в качестве специалиста Якимкин В. Н. подтвердил выводы, изложенные им в своем заключении, указав, что Сечин И. И. не мог оказать влияние на движение котировок ОАО «ТНК-ВР Холдинг», так как движение котировок ценных бумаг зависит от множества различных факторов. Это подтверждается выводами, которые были сделаны им по результатам фундаментального исследования по каждому из четырех эпизодов влияния высказываний истца на котировки акций, указанных ответчиками в опубликованных статьях». Таким образом сторона истца доказывала неспособность заявлений главы «Роснефти» Игоря Сечина повлиять на капитализацию одной из структур ТНК-BP, которая была куплена «Роснефтью» у компании ТНК-BP. Решением от 01 августа 2014 года судья удовлетворил требования истца и признал оспариваемые сведения не соответствующими действительности и порочащими честь, достоинство и деловую репутацию главы «Роснефти».

Судьи арбитражных судов лучше подкованы в рассмотрении дел о взыскании убытков и вреда деловой репутации, нежели суды общей юрисдикции. Мне представляется, что итогом данного дела будет win-win: [Замглавы администрации президента] Алексей Громов положит в папку первого лица материал о том, как суд признал заголовок РБК о «Роснефти» не соответствующим действительности. Однако фраза о нулевой сумме взысканной компенсации фигурировать в нем не будет.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Сергей Гландин

*** ИНФОРМАЦИЯ ***

  • Новости размещаются в автоматическом режиме.
  • В данном случае источником новости под заголовком «Заголовок на 43 млрд» является данный сайт.
  • По вопросу размещения новостей и другим услугам смотрите информацию в соответствующем разделе услуги.

*****