Казахстан: амбиции Акежана Кажегельдина и «дело Рахата Алиева»

Казахстан: амбиции Акежана Кажегельдина и «дело Рахата Алиева»

Казахстан: амбиции Акежана Кажегельдина и «дело Рахата Алиева»

Бывший премьер Казахстана Акежана Кажегельдина, которого на родине приговорили за коррупцию к 10 годам тюрьмы, предложил сотрудничество президенту страны Касыму-Жомарту Токаеву.

Это случилось в мае, практически сразу после того, как глава государства лишил полномочий Даригу Назарбаеву, старшую дочь экс-президента страны, которая занимала пост спикера верхней палаты казахского парламента.

Дарига Назарбаева была избрана председателем сената год назад, после того как ее отец, Нурсултан Назарбаев подал в отставку, но сохранил за собой посты лидера правящей партии и главы Совета безопасности республики. Эксперты считали ее реальным преемником, но решение Касым-Жомарта Токаева спутало все карты. На этом фоне Акежан Кажегельдин заявил о своих амбициях вернуться в политический мейнстрим Казахстана.

Kompromat.lv рассказывал о причастности Акежана Кажегельдина и его помощника Игоря Побережского к операции с недвижимостью в элитном районе Риги. Как мы писали, статья вызвала резонанс среди казахских оппозиционеров, обосновавшихся на Западе.

В частности, оппозиционер, проживающий на Западе, Erik Klyshbayev в социальной сети Facebook со ссылкой на блог «Laudato si» некого Дархана Мусанова обратил внимание на возможную связь Акежана Кажегельдина и его ближайшего окружения со спецоперациями Комитета национальной безопасности (КНБ) Казахстана в Европе.

В то же время, ни статья в Kompromat.lv, ни наше письменное обращение в администрации президента Казахстана в марте с.г. об обнаружении в Латвии активов Акежана Кажегельдина интереса у казахских властей не вызвали. Между тем, приговор Верховного суда Казахстана однозначно указывает на необходимость взыскания с беглого премьера более 11 миллионов долларов.

После этого у Kompromat.lv состоялось интервью с российским юристом Валерием Пашковым, которому довелось принимать участие в расследовании резонансного дела Рахата Алиева.

— Из публикаций в прессе следует, что компания «СП-Консалтинг» имела отношение к делу Рахата Алиева и сотрудничала с Казахстаном при посредстве помощника бывшего премьера Казахстана Игоря Побережского. Что вам об этом известно?

— С 2010 по 2013 год я работал юристом в компании «СП-Консалтинг». Сначала мы действовали самостоятельно в интересах наших клиентов, а позже в рамках договоренностей с Казахстаном мы расследовали дело Рахата Алиева, бывшего зятя президента Казахстана Нурсултана Назарбаева.

К нам в офис приезжали свидетели из Казахстана. Организатором этих встреч был Игорь Львович Побережский, с которым сотрудники нашей компании и я находились в постоянной переписке. Поступавшие документы и показания свидетелей вскрывали различные эпизоды деятельности Рахата Алиева. В частности, я занимался расследованием финансовых операций так называемого Сахарного центра, созданного Алиевым для хищения и последующего вывода в страны ЕС миллионов долларов.

Но не только этим: довелось участвовать в сборе доказательств по делу о пытках, в расследовании смерти Анастасии Новиковой, телевизионной ведущей, и любовницы Алиева.

Нам пришлось проштудировать целую серию уголовных дел, которые велись против Алиева в Казахстане, чтобы сформировать юридическую позицию для преследования бывшего зятя президента Казахстана в странах Европы, прежде всего, в Австрии, Швейцарии, на Мальте и в Англии..

— Можно конкретизировать, какую роли играл в этом расследовании Игорь Побережский?

— Он, как я понял, был координатором от Комитета национальной безопасности (КНБ). Побережский предоставлял нам необходимую информацию из этой организации. К примеру, документы ограниченного доступа, в частности, сканированные материалы уголовных дел. Как вожатый пионерского отряда, он привозил к нам в офис из Казахстана свидетелей, порой весьма экзотичных. Например, один такой свидетель, как стало ясно из разговоров с ним, был доставлен к нам офис прямо с зоны, где он отбывал наказание.

Представьте человека с новеньким паспортом, еще пахнувшим типографской краской в нашем офисе. Он дает свидетельские показания нотариусу. Другой заявляет, что он подполковник следственного управления департамента внутренних дел Алматы. Оба эти свидетеля сидят рядышком. А напротив германский бизнесмен Игорь Побережский, который строго присматривает за высказываниями обоих. Выходит, что полномочия у Побережского были огромные?

— Эта история относится к первому этапу преследования Рахата Алиева. Как действовал Игорь Побережский на последующих этапах?

— Роль Побережского в деле преследования Алиева трудно переоценить: он отдал этой работе несколько лет. Мотивы этой активности в целом ясны: во-первых — деньги, во-вторых, Побережский помогал Кажегельдину выслужиться перед Назарбаевым, чтобы вернуться в Казахстан. А там у него — связи и простор для стяжательства! Впрочем, понять, что было первым, а что вторым, весьма сложно. Побережский не выбирал средств и не проявлял щепетильности. Это прекрасно подтвердило интервью Альнура Мусаева, который недавно рассказал, как к нему в Вену приезжали Побережский и мальтийский адвокат Седрик Мифсуд. Мы знали об этой авантюре и раньше, хотя Побережский держал это в тайне от нас. Из доступной мне переписки я знаю, что мальтийский адвокат долго колебался перед тем, как дать согласие на подобный разговор с Мусаевым. Но его, видимо, здорово поджали.

— В блогах знающие люди указывали, что подобный выпад против Мусаева со стороны Побережского той встречей не ограничился. Вы что-то об этом знаете?

— Мне кажется, что интересный комментарий о методах работы Побережского и его босса Кажегельдина в свое время дал сам Рахат Алиев, участник и жертва всей этой грязной игры. Вот цитата из его книги «Место преступления –Австрия»:

«…на меня стали выходить помощники-лоббисты от Кажегельдина. Немецкие граждане Микаэль Лаубш, Виталий Волков, Игорь Побережский и прилетевший из Вашингтона Ринат Ахметшин стали предлагать мне свои услуги по лоббисткой деятельности против Назарбаева. Они предлагали использовать радиостанцию Немецкая Волна, на которой работает Виталий Волков… Ахметшин взялся публиковать любые статьи в Вашингтон-таймс. По двадцать тысяч долларов за штуку.

Я уже при первых встречах понял, что они были открыты к любым провокациям, вплоть до самого черного пиара. В своих намерениях они выглядели предельно агрессивными, готовыми использовать самую грязную клевету, и это могло в результате обернуться против меня самого. Я отказался. И позднее понял, что мое предчувствие меня не подвело. Уже через несколько месяцев они с таким же пылом и грязью работали на Астану. Против меня. Решающим соблазном для них были только деньги».

Конец цитаты.

Очевидно, что Побережский и Кажегельдин вели охоту на Алиева отчаянно, по правилам беспредела. Но при этом могли переобуться в воздухе и скрытно обрушиться на самого Назарбаева. Я слышал от одного очень надежного источника, что Кажегельдин в конце нулевых, будучи разочарованным очередным отказом Назарбаева даровать ему прощение за прежние грехи, в приступе ярости пытался организовать диалог с Москвой, чтобы договориться о совместных действиях против Астаны. Говорят, что прилетал в Шереметьево, в транзитную зону. Но ничего не последовало — в Москве на эту удочку не клюнули.

Вторая, попытка была предпринята летом 2013 года — у нас в офисе побывал доверенный человек Кажегельдина и тогдашнего шефа КНБ Нуртая Абыкаева. Очень занимательная история. Посланец искал опоры для своих боссов, чтобы «своевременно» отстранить от власти Назарбаева, который, по мнению заговорщиков, был безнадежно болен онкологией. Ставилась задача нейтрализовать не только родственников «умирающего» президента, но и крупнейшие политические фигуры.

Таким образом, наша роль свелась к посредническим услугам. Но кое-какие документы сохранились…

Впечатляет не только безбашенность заговорщиков, но и то, насколько антиназарбаевская активность Кажегельдина четко коррелируется с его неудачами в диалоге с тем же Назарбаевым — то он бегает вокруг и виляет хвостиком, то начинает яростные атаки. Не всегда продуманные.

— Как вы думаете, кто и каким образом мог организовать убийство Алиева в венской тюрьме?

— Я могу судить об этом только по материалам прессы, поэтому вряд ли могу сказать что-то новое…

— И все же, у вас ведь солидный багаж знаний о том, как велась охота за главным противником режима…

— Я полагаю, что к этой ситуации на сто процентов применима французская поговорка «Cherchez la femme!». Давайте порассуждаем, кому это было выгодно? Лично Назарбаеву? Не думаю. Во-первых, слишком высоки риски. Во-вторых, мы постоянно получали сигналы, что Назарбаев требует, чтобы Алиев понес наказание по приговору суда какой-либо европейской страны.

В этом направлении мы и вели работу. И добились бы успеха где-то к концу 2013 года. Так, в начале июня 2013 года мы получили решение Магистратного суда Валлетты, что преступления Алиева, совершенные в Казахстане против граждан Казахстана (речь шла о пытках в отношении сотрудников охраны Кажегельдина), подсудны мальтийскому суду. Это был реальный прорыв, который открывал перспективу успешного завершения дела о пытках. Второе направление — это Ливан, где погибла Анастасия Новикова. С привлечением частных детективов и местных ливанских адвокатов мы весной 2013 года расследовали это всеми забытое дело и нашли доказательства причастности Алиева и его подручных к смерти Новиковой.

Вот краткое изложение этой трагедии:

В августе 2003 года Анастасия Новикова родила Алиеву дочь, и вскоре после этого он отправил ее в Бейрут на попечение сестры Гульшат. Как говорится, с глаз долой!

Новикова была ограничена в общении с внешним миром, чтобы жена Алиева Дарига Назарбаева не прознала, что у ее мужа не просто очередной роман, но и появилась дочь. Тем не менее, Новикова умудрилась каким-то образом сообщить своей подружке о рождении дочери и переезде в Ливан, тем самым подписала себе смертный приговор: ее перевели на квартиру в Горном Ливане, где она стала подвергаться психологическим и физическим пыткам. Сначала у Новиковой отобрали 5-месячную дочь, потом стали давать ей психотропные средства. И методично избивать. Для этого в квартире была оборудована специальная комната для пыток – стены были обиты звуконепроницаемым материалом, окна завешены тяжелыми шторами. На вмонтированных крюках палачи закрепили наручники, что позволяло распять жертву.

В июне 2004 года в Бейрут прибыл Алиев. Этот визит был зафиксирован в сводках военной полиции. Тогда и наступила развязка: в три часа дня 19 июня тело Новиковой обнаружили висящим на прутьях строительной арматуры вблизи дома, где она жила.

Это падение из окна вызывает массу вопросу. Прежде всего, как получилось, что тело упало на строительные конструкции, расположенные в шести метрах от стены? Почему при полученных ранениях на теле, которое было буквально разорвано прутьями арматуры, не было заметных следов крови?

Тем не менее, все ловко списали на самоубийство, до завершения расследования тело вывезли в Казахстан чартерным рейсом, который исполнял самолет авиакомпании, принадлежавшей Алиеву. Самолет приземлился поздно ночью в Джамбуле, после чего тело отвезли к границе с Узбекистаном, где и придали земле.

Результаты нашего ливанского расследования открывали перспективу пожизненного заключения Алиева. Однако по причинам, которые не вполне понятны до сих пор, Кажегельдин лично дал команду прекратить работу на Мальте, а Побережский заявил, что работа в Ливане интереса для казахов не представляет.

— Что случилось?

— Ответ стоит поискать в той драме, которая развернулась в Вене: судя по публикациям на Kompromat.lv, Абыкаев в начале 2013 года, похоже взял курс на арест и осуждение Алиева именно в Австрии по делу об убийстве банкиров. Дал команду Кажегельдину и его свите припугнуть Альнура Мусаева, чтобы тот оговорил Алиева в причастности к убийству этих двух банкиров и подвел под тяжкую уголовную статью.

Затея не удалась. Тем не менее, казахи каким-то образом уговорили австрийцев выписать ордер на арест Алиева, чтобы предъявить ему обвинение в убийстве. хотя доказательная база была явна слаба.

Это стало ясно уже в конце 2014 – начале 2015 г.г., когда защита Алиева привела весьма убедительные свидетельства о его непричастности к убийствам.

Но для Абыкаева и Кажегельдина дело зашло слишком далеко: от наших услуг они отказались и потеряли Мальту и Ливан, а венское дело стало разваливаться на глазах. Важно напомнить: через два или три месяца после загадочной смерти Алиева два подельника Алиева – Альнур Мусаев и Вадим Кошляк были оправданы судом присяжных.

Такой исход суда в отношении Алиева был неприемлем для тех, кто затеял эту интригу…

Думаю, мы вряд ли когда-нибудь узнаем, кто конкретно организовал это убийство и как оно было осуществлено. Но «поиск женщины», если следовать логике французской поговорки, надо вести в понятном направлении.

— И все же, не совсем ясно, что мешало Кажегельдину и Абыкаеву идти по двум направлениям – помимо Вены дать вам возможность завершить расследования в Ливане и на Мальте?

— Ответ прост — алчность! В «венском проекте» крутились огромные деньги. По сообщениям прессы, только адвокат Лански получил больше 10 миллионов евро гонораров. Кажегельдин и Побережский никогда не страдали щедростью. Поэтому и приняли решение закрыть сотрудничество с нами. В результате деньги, выделенные казахами на оплату наших услуг, так и остались в Берлине – нас тривиально «швырнули». Бывает…

*** ИНФОРМАЦИЯ ***

  • Новости размещаются в автоматическом режиме.
  • В данном случае источником новости под заголовком «Казахстан: амбиции Акежана Кажегельдина и «дело Рахата Алиева»» является данный сайт.
  • По вопросу размещения новостей и другим услугам смотрите информацию в соответствующем разделе услуги.

*****