Компрометирующую информацию Олег Свириденко посчитал вбросом конкурентов

Стенограмма обсуждения кандидатуры нового заместителя Вячеслава Лебедева на ВККС.

Заместитель Вячеслава Лебедева Олег Свириденко считает судебную систему рынком, где решаются серьезные вопросы. Кроме того, он полагает, что звонить рядовому служителю Фемиды — слишком большая честь, и что у высших судей имеются некие другие ресурсы для взаимоотношений с подчиненными. Свое мнение по этим и другим вопросам Свириденко высказал на коллегии ВККС, которая с большим скрипом все-таки рекомендовала его на новый срок. О чем еще говорил зампред ВС, — в стенограмме заседания коллегии.

В конце января Высшая квалификационная коллегия судей рекомендовала четырех кандидатов на должности заместителей председателя Верховного суда. Как сообщалось обсуждение Олега Свириденко — действующего председателя коллегии по экономическим спорам — было бурным, соискателю высокой должности пришлось ответить на неудобные вопросы. Эти ответы удовлетворили не всех — представители Верховного суда и Совета судей не поддержали его кандидатуру. Но в итоге ВККС большинством голосов все же рекомендовала Свириденко на пост заместителя Вячеслава Лебедева. Теперь же стали известны подробности заседания коллегии — стенограмму отдельных вопросов Свириденко и его ответов опубликовал «Московский комсомолец».

Семейный разлад и рыночная конкуренция

Безусловно, участники ВККС не могли пройти мимо публикаций о роскошной недвижимости Олега Свириденко, общую стоимость которой журналисты оценили в 2 млрд рублей. Как сообщалось, на бывшую жену Свириденко Наталью Полуйчик и ее мать, а также на доверенное лицо судьи Коршунова оформлено несколько элитных квартир в Москве апартаменты в пятизвездочном отеле в Сочи и обширные угодья в Подмосковье с фонтанами и теннисными кортами.

— В интернете написано, что у вас есть недвижимость за границей, есть незарегистрированная спецтехника, автомобили, мотоциклы. Как можете прокомментировать эту информацию?

О.Свириденко: Все эти сведения фальсифицированы неизвестными мне людьми. С этим я обратился в органы ФСБ и Следственный комитет. Ответы есть, ответы с тем, что эти сведения фальсифицированы. Никаких мотоциклов, никакой недвижимости за границей нет и не было никогда.

— Олег Михайлович, с чем вы связываете эти вбросы?

О.Свириденко: Это конкурс. Люди так растерялись, что информировали сообщество сразу по двум жёнам, по второй и третьей, у второй нашли, у неё действительно есть это имущество, даже не скоординировали, но забыли про последнюю жену, её, видимо, не смогли найти, поскольку она в обиде. Я это связываю с тем, что это борьба за конкурсы, которые проходят.

— У вас есть какие-то конкуренты конкретные?

О.Свириденко: Знаете, на рынке, где решаются очень серьёзные споры каждый день, их лучше не знать.

— СМИ пишут, что много объектов недвижимости: в Москве, Сочи, Подмосковье. Как вы к этой информации относитесь?

О.Свириденко: Я этой информацией не располагаю. Я 15 лет с ней (с женой? — Ред.) на эти темы не общался, я знаю, что она на сегодняшний день уже в браке, то есть она уже организовала свою семью. Какое я имею право общаться на эти темы и задавать вопросы.

— Есть информация, что у вас в пользовании находится имущество, оформленное на других лиц, в частности, называются фамилии — Коршунова, Голикова, предпринимателей. Вы знакомы с этими лицами? И каким-то имуществом пользуетесь, насколько это соответствует действительности?

О.Свириденко: Имущества никакого нет. Никакое имущество не оформлено. Кто такой Коршунов, я вообще не знаю, с Голиковым знаком.

Большая честь и падающие телефоны

Тайная недвижимость — не единственный повод сомневаться в кристальной честности Олега Свириденко. Его не раз обвиняли во вмешательстве в судебные процессы, в том числе, связанные с Агентством страхования вкладов и государственными банками. Такие факты даже были задокументированы спецслужбами, информацию довели не только до Лебедева, но и до высшего руководства страны, но Свириденко продолжал выполнять свои обязательства перед контрагентами.

— Имеются жалобы судей Морозова, Позднякова, Немовой о вмешательстве в рассмотрение дела. Здесь указаны дела. И еще руководителя научно-исследовательского института независимости судей Кирьянова — то же самое. Он говорит, что расследуется дело о вмешательстве и т.д. Мы направляли вам эту информацию. Что вы можете сказать?

О.Свириденко: Я вчера приобщил к делу, что это фальсифицировано. Что касается трех судей, то я, конечно, могу приложить, показать, какие дела у них были, они у меня есть. Я не считаю нужным это делать. Первых двух я даже зрительно не знаю. Немову знаю. А вот этих новых судей. Ну и как вы представляете, председатель коллегии судьям звонит, не большая ли честь? Они могут там растеряться так, что потеряют телефон. Если уж это нужно, то у любого руководителя, который здесь присутствует, есть другой ресурс: есть председатели судов, заместители. Поэтому судьям никто и никогда не набирает и не звонит, и я в том числе. Это фальсификация.

— Я читал материал, там Дима, это ваш помощник, фигурирует, якобы через него…

О.Свириденко: Дима, кроме Поварской (на этой улице находится Верховный суд. — Ред.), ни одного здания не знает. Никогда не выходит. Никаких поручений не получает.

— Никак не могу понять фразу, которую вы только что сказали по поводу того, что вы судьям не звоните, потому что они могут выронить телефон. Для этого якобы у вас существует другая методика.

О.Свириденко: Возможно, может быть взаимодействие с председателем.

— Поясните эту фразу, что-то я не понял. И кому вы звоните?

О.Свириденко: Я не про звонки говорю, а о том, что взаимодействие информационное допустимо с председателями судов относительно не дел конкретных, любых историй, любых ситуаций. Например, поступивших жалоб. Я это имею в виду. А конкретные дела я вообще не обсуждаю.

— Почему судьи должны телефон-то ронять?

О.Свириденко: От неожиданности звонка председателя коллегии. Так бывает. Может не ронять.

Просроченные жалобы и системная работа

В характеристике Свириденко, зачитанной на ВККС, отмечалось, что его ответы на жалобы систематически отправлялись с нарушением процессуальных сроков. Так, в 2018 году сроки были сорваны в 2 тыс. 945 случаях, а с 1 января по 21 июня 2019 года — в 1 тыс. 417 случаях.

— Ещё один вопрос. Чтобы выяснить материалы характеристики, мы истребовали материал из Верховного суда по этому вопросу. Вы с ним вчера ознакомились. Что скажете по этому поводу?

О.Свириденко: В случае если заместитель председателя Верховного суда РФ не нашел оснований для отмены определения судьи, он не ограничен ни в сроках рассмотрения таких жалоб, ни в сроках направления ответов на подобные обращения. Жалоб вообще не было на сроки.

— Даты не соответствуют. Например, подписан 1 января, а отправляется в феврале. Принцип такой. Отмечено, что это составляет два месяца, открываем последнюю страничку: некто Воробьева 23 августа 2016 года — поступление, а 14 июня 2018 года — это отправка. 21 месяц.

О.Свириденко: Я пытался сейчас вас не втягивать в эти дебри, глубины, а показать, что в законодательстве нет ни срока ответа, ни срока рассмотрения у замов. Если даже взять этот 21 месяц, там человек, который считал, он знаете как считал: поступает по делу 5 жалоб. Первая поступила в мае, я ответил в апреле. Вторая поступила в апреле, я ответил…

— Правильно вы сказали: поступила в мае, а вы ответили в апреле!

О.Свириденко: Ну, по месяцам, понимаете. Первая жалоба — апрель, а я, допустим, ответил в августе по третьей жалобе. Суммируйте, вот вам и 21 месяц. Это что такое? Поэтому я и избавляю коллегию от этого изучения вопроса, говоря о том, что в норме АПК для замов этих сроков нет. И говорить о том, что по письму процессуальные сроки, — это немножко некорректно.

— Как считаются эти сроки до 21 месяца?

О.Свириденко: Я пытался не втягивать коллегию в эти детали, показав, что это законодательно отсутствует.

— В постановлении Конституционного суда РФ от 12 июля 2018 года указано, что обращения к председателю Верховного суда РФ и его заместителю возможны только в пределах установленного законом двухмесячного срока.

— Олег Михайлович, ваша профессиональная работа носит несистемный характер, что вы планируете изменить в случае переназначения вас на должности?

О.Свириденко: О какой ещё системности можно говорить? Мы работаем настолько слаженно. Мы работаем, мы отвечаем системно.

— У нас есть пример, когда вы вообще не отвечаете.

О.Свириденко: Значит, либо вопрос поставлен преждевременно и нет практики, либо нужно смотреть, что за вопрос.

После того, как кандидатура на пост зампреда Верховного суда рекомендована ВККС, соискателю нужно пройти через кадровую комиссию при президенте. Как отнесутся члены комиссии к столь неоднозначному кандидату, сказать сложно. Но известно, что против кандидатуры Олега Свириденко выступал и сам Вячеслав Лебедев. Причина тому — постоянные скандалы, в которых оказывается замешан высокопоставленный судья. Среди них — сообщения о причастности Свириденко к громкой истории об отъеме активов у Павла Грудинина, а также уже упомянутые выше задокументированные спецслужбами факты его вмешательства в судебные процессы с участием госбанков и Агентства по страхованию вкладов. Как рассказал собеседник редакции, информацию об этом довели не только до Лебедева, но и до высшего руководства страны, но Свириденко продолжал выполнять свои обязательства перед контрагентами.

*** ИНФОРМАЦИЯ ***

  • Новости размещаются в автоматическом режиме.
  • В данном случае источником новости под заголовком «Компрометирующую информацию Олег Свириденко посчитал вбросом конкурентов » является данный сайт.
  • По вопросу размещения новостей и другим услугам смотрите информацию в соответствующем разделе услуги.
  • *****