Туркменский размен

Зачем Россия уступила Китаю одну из самых газоносных стран на планете?

Туркменский размен

30 ноября была открыта вторая ветка Трансанатолийского газопровода (ТАNAP), по которой в Европу пойдёт газ из Азербайджана. Соседний с ним Туркменистан – четвёртая страна в мире по запасам газа – продаёт его в основном в Китай. При этом ситуация выглядит так, словно российская власть сама фактически отдала Пекину под контроль эту центральноазиатскую страну. 

Ещё в 1990–2000 годы около 90% всего туркменского газа – основы экономики страны – закупалось российским «Газпромом» либо компанией «Итера», которая, по мнению ряда СМИ, являлась структурой, близкой к российскому газовому монополисту. «Газпром» и «Итера» покупали газ у Туркменистана по дешёвке, многие годы вообще практически за бесценок, а затем перепродавали в Европу, Украину, страны Балтии и т.д. уже совсем за другие деньги. Вот цифры. В 2003 году было подписано соглашение на 25 (!) лет, по которому Туркменистан брал обязательство поставить «Газпрому» по газопроводу через Узбекистан и Казахстан в целом 2 трлн кубометров, постепенно наращивая мощность трубопровода с 45 до 80 млрд в год. Для сравнения: в то время единственному альтернативному покупателю, Ирану, доставалось лишь 6,5 млрд кубомет­ров туркменского газа в год. До 2003 года закупочная цена газа в Туркменистане составляла всего-то 40 долларов за 1 тыс. кубометров, затем она повысилась до 65 и 100 долларов за тысячу кубометров, что по-прежнему было весьма выгодно. Для сравнения: в 2008 году мировая цена на газ равнялась 360 долларам. Туркменбаши Сапармурат Ниязов заявлял: «В первую очередь мы будем обеспечивать газом Россию». Он же предложил отдать «Газпрому» разработку богатейшего нового месторождения.

Лидер Международного евразийского движения Александр Дугин говорил: «Турк­мения для России – это энергетический партнёр. Конечно, не надо забывать о соотечественниках наших, которым в Туркмении нелегко, но вначале газ, а потом всё остальное. Мир современный управляется исключительно интересами, а не моральными ценностями».

Туркменский размен

Россия уступила Китаю одну из самых газоносных стран на планете? фото: Александр Щербак/ТАСС

Ушёл «Газпром» – пришёл Китай

После смерти Ниязова Россия осталась главным потребителем туркменского газа. Однако в 2009 году «Газпром» вдруг решил резко сократить объём отбираемого топлива сразу на 90% – до уровня 10 млрд кубометров в год. Согласно заявлению туркменского МИДа из-за того, что российская компания заранее не уведомила об этих «непродуманных и безответственных» действиях, упало давление в газопроводе, после чего произошёл аварийный взрыв. Спустя девять месяцев ремонта поставки были восстановлены, но стало понятно, что «Газпром» уже не так заинтересован в туркменском газе, как прежде. Российская корпорация фактически поставила туркмен перед выбором – либо снизить цену, либо сократить объём экспорта в Россию.

Именно тогда на освобождённую «Газпромом» территорию впервые зашёл Китай, который до этого никак не участвовал в импорте турк­менского газа. Так, Поднебесная предоставила Ашхабаду кредит на 7 млрд долларов для постройки газопровода Туркменистан – Узбекистан – Казахстан – Китай. Объём экспорта по нему вырос до 30 млрд – с перспективой увеличения до 65 млрд кубометров в год. А то самое месторождение, Галкыныш, которым так и не воспользовался «Газпром», второе в мире после ирано-катарского по величине, теперь оказалось под контролем Пекина.

В течение нескольких последующих лет было два основных импортёра туркменского газа – Россия и Китай. В 2015 году «Газпром» сократил закупку до ничтожных 4 млрд кубометров в год, а через год и вовсе полностью прекратил его импорт, разорвав контракт. После этого практически монопольным потребителем туркменского газа – 85–90% от объёма – стал Китай.

Получается, российская власть сама сделала всё возможное для этого? Случайное ли это совпадение? Похоже, что вряд ли. С 2008 года, с войны в Грузии, началось охлаждение отношений РФ с Западом, и через год взрывается туркмено-российский газопровод, после чего начинает развиваться китайский импорт туркменского газа. В 2014-м грянули западные санкции против России. Кремль стал ещё больше заинтересован в союзнических отношениях с Китаем, обещавшим кредиты и т.п. Поэтому можно предположить: в рамках теневых договорённостей Кремль, разорвав газовый контракт с Туркменистаном, добровольно уступил его Китаю, как и вообще всю Центральную Азию. Такую точку зрения разделяет, например, известный итальянский аналитик в энергетической сфере Андреа Бонцанни: «Россия и Китай будут поддерживать почти абсолютный баланс рычагов в Центральной Азии, что, по сути, представляет собой управляемое совместное господство, кондоминиум».

Карт-бланш на внутреннюю политику

Читатель может возразить, дескать, почему бы не предположить, что всё просто изменилось с воцарением нового президента Туркменистана? Ведь при Ниязове позиции России там были незыблемо монопольными, а при Бердымухамедове довольно скоро всё изменилось в худшую сторону. Однако можно взглянуть на ситуацию иначе: и Ниязову, и Бердымухамедову был предоставлен карт-бланш на абсолютный произвол лишь во внутренней политике – при условии, что они не меняют самовольно внешнюю политику.

Вот одна деталь. Как и положено диктатору, Бердымухамедов регулярно устраивает массированную кадровую зачистку «элиты» – с арестами и расстрелами. Практически весь кабинет министров за последние два года был переназначен. Однако среди них сохраняется бессменным вот уже 18 лет, ещё с ниязовских времён, вице-премьер по внешней политике, министр иностранных дел Рашид Мередов. Хотя он отнюдь не является креатурой нового президента, а, напротив, олицетворяет собой преемственность прежнего внешнеполитического курса.

То, что, несмотря на внешние атрибуты единоличной власти, президент Туркменистана на практике не обладает ею в абсолютной мере, видно и по тому особому месту в правительственной системе, которое принадлежит двум его «теневым советникам» славянского происхождения. Это помощник президента с конца 1980-х (!), бывший сот­рудник отдела транспорта и связи ЦК КП Туркменистана Виктор Храмов, а также первый заместитель управляющего делами аппарата президента Александр Жадан. Без их одобрения, как утверждают знающие люди, не реализуется ни одно важное дело, особенно во внешней политике страны. По слухам, Жадан и Храмов в качестве «смотрящих» контролируют российские интересы. И это при том, что всем известен национализм Бердымухамедова, опирающегося не просто на туркмен, а лишь на выходцев из своего, ахалтекинского племенного клана.

В Кремле выбирают между США и Китаем

Однако теперь в Кремле сильны и веяния, альтернативные прокитайским. Там склоняются к геополитическому союзу с США. Это вызвано и предложениями президента Дональда Трампа о «большой сделке», и разочарованием в Китае, поскольку он оказался явно не заинтересован видеть Россию в качестве равноправного партнёра. В итоге «Газпром» подписал соглашение о возобновлении импорта туркменского газа. Но лишь на 5,5 млрд кубомет­ров в год, то есть в гораздо меньших объёмах, чем прежде, потому что Кремль пока колеблется в своём геополитическом выборе между США и Китаем.

Возобновление экспорта турк­менского газа в Россию объясняется ещё и тем, что она сможет продавать его часть по трубопроводу «Северный поток – 2», удовлетворяя требования Евросоюза, по которым 50% пропускной способности трубы должно быть зарезервировано независимым, то есть не российским, поставщиком. А Туркмения именно таким и является.

В нынешнем году состоялось назначение главы «Итера» Игоря Макарова экспертом при советнике Бердымухамедова по нефтегазовой отрасли. Его услуги вновь востребованны. Стоит отметить, что Денис Храмов – сын помощника президента Туркменистана – является сотрудником упоминавшейся выше «Итеры». И всё же ситуация вполне может измениться. Лидер оппозиционной Республиканской партии Туркменистана в изгнании Нурмухаммед Ханамов считает: «В Ашхабаде запомнили, что «Газпром» отказался покупать газ в трудное для Туркмении время. Вместе с потерей её газа Россия может потерять и страну».

КСТАТИ

При Сапармурате Ниязове Туркменистан превратился в одну из самых жёстких диктатур на планете. В стране было установлено около 15 тыс. его памятников и бюстов, среди которых выделялась 14-метровая позолоченная скульптура на 70-метровом постаменте, вращающаяся по движению Солнца. Указом экс-президента переименованы все дни недели и все месяцы, один из них теперь назван именем его матери.

После прихода к власти Гурбангулы Бердымухамедова ситуация изменилась мало. Поскольку президент обожает коней ахалтекинской породы и собак алабаев, для последних в каждом велаяте (области) были открыты питомники, содержать которые станут семь государственных банков. При этом участь собак других пород плачевна, особенно бездомных. Их уничтожают – установлена норма сдачи трупов: не менее одного в день. За невыполнение «плана» удерживают штраф из зарплаты.

Александр Привалов

*** ИНФОРМАЦИЯ ***

  • Новости размещаются в автоматическом режиме.
  • В данном случае источником новости под заголовком «Туркменский размен» является данный сайт.
  • По вопросу размещения новостей и другим услугам смотрите информацию в соответствующем разделе услуги.
  • *****