Методы Станислава Невейницына: “Мечта” разбилась о банкротство

Автор: Олег Строгов

Методы Станислава Невейницына: “Мечта” разбилась о банкротство

Мы уже писали о методах известного саратовского бизнесмена, владельца торговых центров, многочисленных фирм и газовых активов Станислава Невейницына. В своем первом материале: “Методы Станислава Невейницына: уволить, осудить, посадить”мы обещали, что обязательно еще расскажем, как Невейницын ведет себя по отношению к своим подчиненным и бывшим компаньонам, на что он готов идти ради нескольких миллионов рублей. В этот раз материал посвящен фирме, которой наш герой владел более 20 лет и вместе с партнерами исправно получал прибыль, пока не решил судьбу компании в своем стиле. Сейчас компания находится в стадии банкротства, а бывших соучредителей бизнесмен пытается привлечь к уголовной ответственности.

Впервые о фирме “Магазин №49 “Мечта” “ОМ” сообщил в одном из материалов, посвященных арбитражным процессам против давнего оппонента Станислава Невейницына – его бывшего топ-менеджера, экс-директора “Энгельсской промышленной компании” Владимира Ковыряева. Глава “Война на разорение” в статье “Арбитражные джокеры Станислава Невейницына: выигрыш на 17 миллионов”касался именного этого общества. Материал был опубликован в январе 2019 года, и тогда речь о следственных органах не шла – спор велся вокруг активов компании. Однако за этот год история получила свое продолжение – ситуация благодаря стараниям Станислава Невейницына была доведена до абсурда. Теперь, чтобы ее охарактеризовать кратко, достаточно вспомнить поговорку: “Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно”.

Дорогая доля

Фирма “Магазин №49 “Мечта” существует с 1992 года. В 1994 году ею было приобретено право собственности на нежилое помещение на первом этаже 9-этажного дома №28 на Дегтярной. Изначально соучредителями общества, которое фактически сдавало в аренду помещение площадью 453,1 кв. м, являлись – Станислав Невейницын, Владимир Ковыряев и другие участники. Тогда они все были партнерами, имели общий бизнес, дружили. Все владели равными долями в ООО – по 33,3%. В 2008 году Ковыряев, когда работал у Невейницына директором “ЭПК”, решил отдать свою долю родителям и оформил ее на свою мать – Элеонору Катову (сейчас ей 77 лет). Площади сдавались последние годы в аренду магазину “Гроздь”.

В 2015 году, когда Ковыряев был уволен из “ЭПК”, и между ним и Невейницыным пробежала черная кошка, конфликт затронул и этот актив. Бизнесмен попытался поставить своего человека на должность директора. Он несколько раз обращался с иском в арбитражный суд, но тщетно. Фирмой продолжала руководить Людмила Добина, поставленная всеми учредителями директором еще в 2004 году. Тогда 10 июня 2017 года Станислав Невейницын подписал нотариальное заявление о выходе из состава учредителей и потребовал компенсировать ему его долю. При этом он сразу же провел экспертизу, которая оценила помещение в 38 млн рублей. Надо ли говорить, что это помещение даже без специальных знаний и экспертиз никто бы никогда не купил за такую цену?! Поэтому учредители провели еще одну экспертизу, оценившую магазин в 10,85 млн рублей. Впрочем, попытка выставить помещение на “Авито” за 36 млн была все-таки предпринята. Однако, как и следовало ожидать, никто его не приобрел.

Поскольку по закону компания должна расплатиться с учредителем, пожелавшим выйти из состава общества, в течение 3 месяцев, соучредители решили продать магазин за ту цену, по которой его оценил другой эксперт, – за 10 млн рублей. Покупатель не сразу, но нашелся – магазин приобрела некая Петрова (фамилия изменена нами. – “ОМ”.). Примечательно, что женщина пошла на это, взяв с супругом ипотечный кредит. По договору купли-продажи между ООО и Петровой, подписанному 31 августа 2017 года, покупатель должна была внести требуемую сумму равными долями с незначительной рассрочкой. Первый же транш в сумме 3,3 млн рублей бухгалтерия ООО, как и положено, перечислила Невейницыну. Второй транш получила Катова.

Каково же было удивление бывших соучредителей, когда господин Невейницын подал в арбитражный суд иск на ООО и потребовал пересчитать стоимость помещения! Он приложил заключение экспертизы на 38 млн и потребовал от компании более 12 млн рублей, фирма – на 10,85 млн и утверждала, что расплатилась с истцом. Судья Диана Мамяшева, которой “ОМ” посвятил несколько публикаций под общей рубрикой “Джокеры Станислава Невейницына”, традиционно рассудила по-своему (читать – в пользу Невейницына) – она назначила судебную экспертизу, которая оценила помещение в почти 27 млн рублей, а соответственно Невейницыну присудила более 9 млн рублей. С учетом выплаченных более 3 млн “Мечта” осталась должна бизнесмену более 5 млн плюс пени и проценты. Решение было вынесено в марте 2018 года. Вышестоящие инстанции согласились с ним.

А была ли сделка?

Параллельно с этим Невейницын в конце 2017 года решил обжаловать сделку по продаже помещения. Очередь удивляться наступила у покупателя – Петровой. Первая попытка у Невейницына оказалась неудачной – Октябрьский суд Саратова отказал ему в удовлетворении иска. Саратовский областной суд оказался к чаяниям бизнесмена более лояльным. 26 июня 2018 года судебная коллегия отменила решение райсуда и признала сделку ничтожной, а также постановила взыскать с ООО в пользу Петровой 7,237 млн рублей выплаченных ею по договору купли-продажи. В итоге фирма “Мечта” стала должником на сумму почти 14 млн рублей.

Понимая, что получить с “Мечты” не удастся даже по исполнительному листу, Петрова, естественно, защищая свои интересы, вынуждена была инициировать банкротство компании и стать кредитором. Этого она добилась в арбитражном суде в январе 2019 года. Суд назначил конкурсного управляющего и поставил Петрову в третью очередь реестра требований кредиторов. Чуть ранее единственный соучредитель фирмы, оставшийся без средств существования, приступил к добровольной ликвидации фирмы в соответствии с законодательством.

После решения о введении конкурсного управления “Мечта” попыталась отсудить у Петровой 2 млн рублей, полученные ею за время владения помещением при сдаче в аренду. По мнению учредителя фирмы, Петрова получила необоснованное обогащение, так как впоследствии договор купли-продажи был признан ничтожным. Суд иск не удовлетворил.

Процедура банкротства продолжается до сих пор. Сменился конкурсный управляющий, на “Мечту” пытались подавать иски различные поставщики тепло- и энергоресурсов, а также коммунальщики.

За 2019 год Невейницыну с трудом, но все же удалось войти в процесс – он “перекупил” у УК “Феникс Плюс” долг за ЖКУ по договору правопреемственности. Однако наш герой не был бы Невейницыным, если бы не использовал все свои излюбленные методы. Решение о признании договора купли-продажи помещения облсуд вынес 26 июня 2018 года. 21 июня суд сделал перерыв. В этот день, как следует из заявления Петровой в отдел полиции №4 по Ленинскому району Саратова, ей позвонил неизвестный и представился судебным приставом, предложив встретиться и обсудить судьбу магазина. Женщина, понимая, что пристав без каких-либо законных оснований не имеет право звонить гражданину, посчитала это, мягко говоря, странным. 25 июня другой неизвестный позвонил уже ее супругу и, сославшись на владельца, оспаривающего сделку (видимо, Невейницына), также предложил провести переговоры, чтобы “потом не было никаких недоразумений”. Считая, что на нее пытаются оказать давление, Петрова обратилась в полицию по факту вмешательства в ее частную жизнь. Проверка началась, но вскоре сошла на нет. Поэтому Петрова обратилась к начальнику ГУ МВД по Саратовской области Николаю Трифонову и облпрокурору Сергею Филипенко.

Они сами виноваты

Выяснить результаты этих обращений “ОМ” не удалось, хотя они не так важны, как то, что 26 февраля адвокат Светлана Михайлова, в интересах Станислава Невейницына, написала заявление в отдел полиции №5 Фрунзенского района. В нем она попросила возбудить уголовное дело по факту преднамеренного банкротства в отношении лиц, контролирующих деятельность ООО “Магазин №49 “Мечта”, а именно – Петровой, Добиной, Катовой, Ковыряева и единственного учредителя “Мечты”. По логике заявителей, вся история с продажей помещения, дальнейшей ликвидацией и банкротством фирмы была сделана для того, чтобы лишить Невейницына причитающейся ему доли в компании. В заявлении говорится о долге в 5,9 млн рублей и о том, что Невейницын никак не может войти в число кредиторов (как же он может, если ему суд в этом отказывал?).

Полиция взялась за это дело как всегда со всей ответственностью. Все так называемые заинтересованные, по мнению заявителя, лица были вызваны и допрошены. В объяснениях участников конфликта значатся одни и те же вопросы: были ли они знакомы с Петровой до сделки; почему не истребовали 2 млн рублей, которые она получала 10 месяцев за аренду, будучи владельцем помещения; почему продавали по цене в 10 млн, а не 38 млн; поступали ли деньги на счет “Мечты” после продажи; зачем вообще продавали и т.д. и т.п. Всех опросили под копирку – вопросник как будто бы был подготовлен заранее, причем под диктовку. Проверка забуксовала, и ее прекратили, но вскоре она возобновилась. Все опрошенные вновь пошли по второму кругу.
_________________________________

Действительно, история выглядит крайне комично, хотя всем участникам не до смеха. Бывшие партнеры еще как-то понимают, за что терпят такое силовое давление, но причем здесь Петрова, решившая взять ипотеку и купить помещение. Ей это зачем?

Итак, что мы имеем в итоге в связи с этим корпоративным конфликтом? Невейницын пытается взять фирму под свой контроль. Ему это не удается, и он решает выйти из состава учредителей. Запрашивает нереальную сумму, при этом, очевидно, понимая безвыходность ситуации и отсутствие времени у других соучредителей (всего 3 месяца по закону). Учредители, подстраховавшись экспертизой, продают чужому человеку помещение и тут же расплачиваются с Невейницыным. Но ему этого мало, и он через суд требует большего, а затем решает убрать с дороги и мешающую ему Петрову. Поэтому инициирует отмену сделки. Неудача. Затем вторая попытка. Чтобы смягчить возможные последствия, пытается выйти на Петрову, но та, испугавшись, обращается в полицию. Наконец победа – сделка отменена, но за этим следует процедура банкротства, и вновь актив в виде целого магазина уходит из-под носа. Попытки войти в число кредиторов дают пробуксовки, значит, нужно идти дальше – Невейницын жалуется в полицию, завязав всех участников в единый узел.

Конечно же, Невейницыну не откажешь в изобретательности, однако, как нам кажется, он допустил несколько просчетов. Во-первых, Петрову соучредители до сделки явно не знали. Во-вторых, “Мечта” на суде выступала против процедуры банкротства (факт зафиксирован). В-третьих, зачем нужно было отменять сделку, если можно было получить все деньги после того, как Петрова полностью расплатилась бы? Возможно, потому, что было желание получить не только деньги, но и компанию. Однако наш герой не учел, что Петрова не пойдет на переговоры, а будет отстаивать свои интересы до конца. И, в-четвертых, причем здесь Ковыряев? Или за его конфликт с Невейницыным должна ответить 77-летняя женщина? Почему эти вопросы не задали сами себе сотрудники полиции? Хотя интересы каждой из сторон вполне очевидны и не требуют какой-либо проверки, уже тем более повторной.

https://om-saratov.ru/economy_article/25-november-2019-i80198-metody-stanislava-neveinic

*** ИНФОРМАЦИЯ ***

  • Новости размещаются в автоматическом режиме.
  • В данном случае источником новости под заголовком «Методы Станислава Невейницына: “Мечта” разбилась о банкротство» является данный сайт.
  • По вопросу размещения новостей и другим услугам смотрите информацию в соответствующем разделе услуги.
  • *****