Драка, слежка, суицид.

Драка, слежка, суицид

Как гендиректор швейцарского Credit Suisse Тиджан Тиам и начальник подразделения банка Икбал Хан не поделили «золотой берег» Цюрихского озера

Драка, слежка, суицид.

Тиджан Тиам

Закрытый мир швейцарских банков сотрясает беспрецедентный скандал. Ссора главы Credit Suisse Тиджана Тиама с начальником подразделения по управлению активами Икбалом Ханом из-за деревьев на участке Тиама, загораживавших Хану вид на Цюрихское озеро, уже привела к двум отставкам, драке во дворе Национального банка Швейцарии и самоубийству — и может основательно подпортить репутацию традиционно безупречных швейцарских банков.

Что случилось

1 октября бывший глава подразделения по управлению активами Credit Suisse Икбал Хан, из-за которого и разгорелся скандал, официально вышел на работу в конкурирующий UBS. По совпадению, в тот же день лишился должности операционный директор Credit Suisse — именно он был назван ответственным за организацию слежки за Ханом. И наконец, в тот же день стало известно о самоубийстве посредника, который нанимал для Credit Suisse частных детективов для слежки. Акционеры Credit Suisse в шоке, председатель совета директоров банка извиняется на каждом шагу, а полиция расследует и самоубийство, и законность слежки за инвестбанкиром. «Это бомба с часовым механизмом. В Цюрихе настоящая паника», — сказал FT один из акционеров Credit Suisse.

Драка, слежка, суицид.

Икбал Хан

Учитель и ученик

Выходец из Пакистана Икбал Хан, 12 лет проработавший аудитором в швейцарском офисе Ernst&Young, перешел в Credit Suisse в 2013 году и за несколько лет стал одним из звездных менеджеров банка — чистая прибыль подразделения Хана за время его работы выросла на 80%, а всего за три года с 2016-го по 2018-й помог банку привлечь под управление $46 млрд новых активов.

  • С Тиджаном Тиамом, возглавившим Credit Suisse в 2015 году, у Хана поначалу сложились отличные отношения — тем более что новый CEO провозгласил курс на сокращение трейдингового бизнеса и ставку на управление активами сверхбогатых клиентов. Тиам называл Хана «банкиром-звездой» и играл роль его доверенного наставника, рассказывает The Wall Street Journal. На рынке считалось, что со временем Хан станет преемником своего руководителя.
  • Несмотря на 14-летнюю разницу в возрасте (Тиаму — 57 лет, Икбалу — 43), у банкиров много общего, но есть и важные различия. Оба они родом не из Швейцарии. Хан родился в Пакистане и переехал с семьей в Европу в возрасте 12 лет, с 15 лет работал бухгалтером в небольшой фирме в городке Дюббендорф, где жили его родители, а в 31 — стал самым молодым в истории партнером швейцарского Ernst & Young.
  • Тиам родился в Кот-Д’Ивуаре в одной из самых влиятельных в стране семей. Его мать была племянницей основателя независимого Кот-Д’Ивуара Феликса Уфуэ-Буаньи, возглавлявшего страну 30 лет, отец — членом правительства, а дядя — главой парламента. Тиам окончил знаменитую парижскую Горную школу, работал на родине министром, потом был одним из управляющих французского офиса Mckinsey и возглавлял несколько крупных страховых компаний во Франции и в Британии.

Конфликт

Но постепенно отношения из дружеских переросли в сопернические. В основе конфликта лежали амбиции — Хан начал проявлять недовольство тем, что ему не позволяют публично выступать от имени Credit Suisse и не дают обещаний, что в будущем он может возглавить банк, говорили источники FT.

swissinfo.ch, 26.09.2019, «Как поссорились топ-менеджеры швейцарского банка Credit Suisse»: Икбал Кан и его окружение […] говорят, что Тидьяне Тиам в последнее время со все большей степенью подозрительности относился к Кану, который, добившись на своей должности заметных успехов, уже почти не скрываясь мнил себя наследником Тиама, своего рода «крон-принцем».

И в самом деле, Икбал Кан, за плечами которого была классическая карьера банкира, мог предъявить достаточно большой список успехов на фоне неудач, которыми оканчивались проекты Т. Тиама: речь идет и о замораживании проекта по выводу швейцарского отделения банка CS на биржу, и о азиатском бизнесе, который не принес ожидаемых результатов, и в целом о проблеме финансовых рисков банка, объем которых все еще не снижен до приемлемого уровня. И если говорить об успехах, то они связаны с проектом Т. Тиама по сокращению накладных расходов — и как раз с деятельностью подразделения, которым руководил Икбал Кан. Поэтому если и курсировали какие-то слухи относительного его дальнейших карьерных амбиций, то совсем уж неубедительно они не выглядели. — Врезка К.ру

  • Конфликт перешел в открытую фазу в 2017 году — после того как Хан купил поместье на соседнем участке с особняком босса на «Золотом берегу» Цюрихского озера, где селятся самые богатые швейцарцы, и начал его перестраивать. Работы велись в том числе по выходным. Тиам даже написал жалобу на своего подчиненного председателю совета директоров Credit Suisse Урсу Ронеру. Хан отвечал, что участок долгие годы принадлежал семье его жены и он может делать там, что хочет.
  • «Покупка соседнего дома может означать как «Ты мне нравишься, я хочу проводить с тобой больше времени», так и «Я пришел за тобой»», — рассуждает в разговоре с FT топ-менеджер Credit Suisse. Из рассказов опрошенных изданием знакомых Хана вырисовывается яркий портрет. С одной стороны, все они описывают банкира как предельно демократичного («он из тех, кто разговаривает с официантом так же, как разговаривал бы с топ-менеджером») и скромного (летал в командировки в ЮАР экономклассом) человека. «Его заводит не показуха, а результат», — говорят бывшие коллеги. С другой стороны, Хану явно нравились внешние проявления лидерства. Каждый год в марте он устраивал для своих лучших сотрудников вечеринку в супердорогом отеле на озере Люцерн. «Дорогое шампанское и вино лились рекой, а господин Хан наблюдал за вечеринкой как снисходительный монарх, одаривающий своей похвалой достойных», — пишет FT. «Это был его двор», — говорит один из собеседников издания.
  • Взрыв произошел в январе 2019 года, когда уже Тиам устроил коктейльную вечеринку для коллег, друзей и соседей. В число гостей попали и Хан с женой. На вечеринке инвестбанкир завел с подругой Тиама спор о деревьях на их участке — они якобы загораживали Хану вид на озеро. После этого Тиам отвел подчиненного в сторонку, и банкиры едва не подрались — их, по словам Хана, разняла его жена. Подчиненный пожаловался на начальника совету директоров Credit Suisse, его глава Урс Ронер поговорил с обоими, но заключил, что, несмотря на взаимную неприязнь, топ-менеджеры смогут продолжить работать вместе.
  • Ронер оказался неправ — как ему пришлось дипломатично признать в начале октября, «долгосрочное сотрудничество на основе взаимного доверия оказалось невозможным». Хан и Тиам после инцидента перестали друг с другом разговаривать, «создавая токсичную атмосферу на работе», и стороны договорились о том, что Хан покинет банк. Тот быстро нашел новую работу в конкурирующем UBS.
  • Тут руководство Credit Suisse снова совершило ошибку — Урс Ронер, который договаривался с Ханом об условиях отставки с 1 июля, позволил ему уйти без предварительного уведомления за полгода и согласился на необычно короткий «отпуск садовника» — период, когда уходящий к конкурентам сотрудник получает зарплату и формально остается на своей должности, но при этом не допускается к реальной работе. «Отпуск садовника» нужен, чтобы топ-менеджер не смог использовать на новой работе актуальные знания о планах прежнего работодателя, и может продолжаться до года. Хану было разрешено выйти на работу в UBS через три месяца после отставки. Это решение принесло Credit Suisse новые проблемы — и гораздо более серьезные, чем «токсичная атмосфера» после ссоры на коктейльной вечеринке.

Слежка и скандал

В начале сентября Хан во время разъездов по деловому району Цюриха заметил за собой слежку. По версии Хана, преследователей было трое. Сначала он попытался их сфотографировать, а затем — вышел из машины и решил отобрать у шпионов телефон. На задворках за зданием Национального банка Швейцарии между банкиром и преследователями произошла потасовка.

  • После инцидента Хан обратился в полицию, которая задержала трех сотрудников Investigo и возбудила уголовное дело, а прокуратура начала проверку возможных фактов шантажа и запугивания. Первый результат расследования — «шпионы» оказались частными детективами из бюро Investigo, которых нанял Credit Suisse. Версия бюро отличается от версии Хана. В заявлении в полицию Хан указал, что трое детективов пытались отобрать у него телефон, рассказывали источники Bloomberg, знакомые с текстом заявления банкира в полицию. По словам единственного детектива, давшего полиции письменные показания, он был один и не гнался за банкиром, а, наоборот, убегал от него.
  • В Credit Suisse признали, что наняли детективов. Они должны были следить за Ханом по будням и идентифицировать людей, с которыми он встречается, — больше всего в банке опасались, что топ-менеджер уведет с собой в UBS ценных сотрудников. В банке знали, что еще весной и ранним летом Хан ходил по собеседованиям и на некоторых из них предлагал потенциальным работодателям переманить ключевых сотрудников Credit Suisse, пишет FT, отмечая со ссылкой на свои источники, что вся ситуация не возникла бы, если бы увольнение банкира проходило по обычной для швейцарских банков процедуре. При этом оснований для того, чтобы считать, что эти разговоры нарушают условия контракта Хана с Credit Suisse, у банка не было, добавляет издание.
  • Разразившийся скандал, который обсуждает весь Цюрих, мог стоить отставки Тиджану Тиаму — мало кто верит в то, что слежка за его личным врагом могла быть организована без его участия. Несколько банкиров, включая некогда управлявшего и Credit Suisse, и UBS Освальда Грюбеля, потребовали отставки Тиама, заявив, что подобное поведение «недостойно крупного швейцарского банка». Встревожились и сотрудники Credit Suisse — им не нравится, что их работодатель может пойти на правонарушение ради получения компромата на бывшего сотрудника.
  • Тем не менее независимое расследование, проведенное по просьбе Cresit Suisse юридической фирмой Homburger, не нашло признаков того, что Тиам знал о слежке, — всю вину взял на себя операционный директор банка Пьер-Оливье Буэ, курировавший и службу безопасности. 1 октября Буэ и глава СБ Credit Suisse Ремо Боккали написали заявления об увольнении без компенсации. «Организовать слежку было неправильным решением. Такие действия не соответствуют нашим стандартам», — заявил Урс Ронер на специально созванной пресс-конференции.

Драка, слежка, суицид.

Пьер-Оливье Буэ

Цитата: «Репутация нашего банка пострадала. Я хочу извиниться от имени Credit Suisse перед нашими замечательными сотрудниками, нашими акционерами и перед Икбалом Ханом и его семьей», — Урс Ронер, глава совета директоров Credit Suisse.

Исключение или правило

Слежка за банкирами — распространенная практика среди финансовых организаций, рассказывают собеседники Bloomberg. После каждого увольнения внутренние службы проводят мониторинг электронных писем и чатов экс-сотрудников, а в случае с топовыми работниками еще и изучают содержание их рабочих компьютеров. При наличии подозрений в том, что ушедший человек может начать конкурирующий бизнес, переманить бывших коллег или рассказать на новых местах работы о важных для банков внутренних процессах, некоторые компании нанимают частные детективные службы, чтобы проверка была эффективнее.

  • Часто такие «расследования» перерастают в уголовные и административные дела. Например, в 2014 году бразильский суд оштрафовал HSBC за использование частных детективов для слежки за 152 сотрудниками, которые находились в отпуске по болезни. Сотрудники детективного агентства незаконно проникли в дома некоторых работников банка, где попытались собрать доказательства того, что они на самом деле не болеют и получают пособия по болезни обманным путем.
  • Слежка Credit Suisse переросла в настоящий скандал в первую очередь из-за того, что банк обратился в детективное агентство на фоне личного конфликта между главой банка и ушедшим топ-менеджером, объясняет партнер по корпоративным расследованиям компании Mintz Group Джеймс Роу. Это выходит за рамки общей практики: «Нельзя устанавливать наблюдение за человеком из соображений мести или других эмоций. Должен быть серьезный повод для беспокойства о возможных нарушениях, а не просто сбор компромата», — добавляет Роу.

Что будет дальше

Попытки руководства Credit Suisse успокоить скандал оказались тщетными — в день объявления об отставке Буэ выяснилось, что посредник, через которого банк нанял детективов, покончил жизнь самоубийством. Имя этого человека не называется (в новостях он фигурирует как «Т.»), а причины суицида пока непонятны. Швейцарская полиция продолжает расследовать и самоубийство, и столкновение Хана с детективами. «Во всем этом есть что-то не то. Сейчас у нас есть версия событий от Credit Suisse, и они приняли свое решение [об отставке операционного директора Буэ]. Но со временем мы узнаем и о версии швейцарского следствия», — сказал FT один из акционеров Credit Suisse.

Но крупные акционеры банка — на стороне Тиама. «Это мыльная опера и попытка отвлечь внимание. Мы полностью поддерживаем действия руководства банка, которое всегда предпринимало все возможные шаги, необходимые для защиты компании», — заявил международный директор по инвестициям Чикагской Harris Associates, крупнейшего акционера Credit Suisse, владеющего 8,1% акций.

*** ИНФОРМАЦИЯ ***

  • Новости размещаются в автоматическом режиме.
  • В данном случае источником новости под заголовком «Драка, слежка, суицид.» является данный сайт.
  • По вопросу размещения новостей и другим услугам смотрите информацию в соответствующем разделе услуги.
  • *****