Меня пугали Олей Поляковой: продюсер «Х-фактора» о закулисье проекта

Меня пугали Олей Поляковой: продюсер «Х-фактора» о закулисье проекта

Меня пугали Олей Поляковой: продюсер «Х-фактора» о закулисье проекта

Вышел второй выпуск 10 сезона вокального шоу «Х-фактор» (СТБ). Еще на этапе съемок продюсеры проекта обещали, что на кастингах судьи шоу будут меняться, передавая свое место коллегам по шоу-бизнесу.

Так, во втором выпуске место Оли Поляковой за столом жюри занял всемирно известный итальянский тенор Алессандро Сафина.

— Я не был на «Х-факторе» 1280 дней,— немного поностальгировал в начале съемочного дня судья Игорь Кондратюк.

Одним из самых необычных оказалось появление на сцене шоу олимпийской чемпионки Ирины Мерлени. Оказалось, она уже 10 лет занимается пением и мечтает о карьере певицы. Однако пение спортсменки судей не очень впечатлило, и Ирина получила от них только 1 «да».

Меня пугали Олей Поляковой: продюсер «Х-фактора» о закулисье проекта

Не пропустили в тренировочный лагерь и экс-ассистента Насти Каменских Антона. Появление парня всех заинтриговало, ведь Настя заявила, что этот человек делал для нее все, о чем она просила. Однако «старые связи» не помогли Антону попасть в следующий тур шоу.

Зато 14-летняя Маша Сур, сделавшая громкое заявление о том, что считает себя круче Beyonce, услышала от судей три «да».

— Хотя ты маленькая, но такое вытворяешьчего у нас тут даже взрослые не делают, — сказала Настя Каменских.

Повезло услышать такой же вердикт и 21-летней Аэлите-Виктории Аверман, которая заявила Кондратюку о намерении доказать ему, что она певица.

— Раньше участники себе такого не позволяли— продюсер был явно шокирован.

— Спасибо, было круто, — подытожил в конце кастинга Алессандро Сафина, который первый раз сидит за столом всемирно известного талант-шоу.

О закулисье кастингов, форс-мажорах, отношениях с Данилко и Серегой, в эксклюзивном интервью «ФАКТАМ» рассказала руководитель вокального шоу «Х-фактор» Елена Романенко.

На самом деле кастинги — это отдельная маленькая жизнь, — сказала Елена. — Ты чувствуешь себя эдаким лейтенантом Коломбо в мире талантов, который обязательно должен отыскать нечто уникальное и выдающееся. Наша кастинг-команда традиционно объехала всю страну, отслушала порядка 5000 тысяч участников. А параллельно с этим проходил еще и онлайн-кастинг. Любой желающий мог выслать видео своего исполнения нам на почту. После этого начинался следующий этап — телекастинг, во время которого можно было выступить перед нашими авторитетными членами жюри. Эти кастинги мы и показываем каждую субботу в эфире.

Меня пугали Олей Поляковой: продюсер «Х-фактора» о закулисье проекта

*Елена Романенко и музыкальный продюсер проекта Вадим Лисица

— В этом году сезон «Х-фактора» особенный.

— Юбилейный. Если быть откровенной, когда я задумываюсь об этой самой десятке, восхищаюсь тем, сколько всего мы успели сделать, и что самое главное — как много еще впереди. Эта цифра — лучшее доказательство того, что «Х-фактор» остается для аудитории настоящим примером проекта о людях, которые к чему-то стремятся, кто находит в себе смелость изменить жизнь вопреки всему!

— Какой сезон вам запомнился больше всего?

— Старт любого сезона всегда проходит в каком-то удивительном возбуждении. Волнительно, а все ли успели, не ошиблись ли в решениях. Но потом приходишь на площадку, там все улыбаются, несмотря то, что не спали последние суток двое — и все тревоги уходят на задний план. Если говорить о любимых сезонах, у меня их нет. Потому что каждый особенный, и все они вместе тщательно законсервированы в моем сердце.

— Наверняка не обходится на съемках без форс-мажоров?!

— Форс-мажор? В нашем словаре такого слова нет. У нас это называется «Лен, тут небольшая проблемка, но она уже решается…» Неважно, что это — шквальный ливень, когда у тебя съемка на натуре или двое судей и ведущий, застрявшие в пробке за 7 минут до начала прямого эфира, или внезапно загоревшийся реквизит на сцене. Бывает всякое, это жизнь! В любом случае график не резиновый, от КПП отступать нельзя, поэтому все вопросы закрываются так, будто это штатная ситуация.

— Что обычно остается за кадром?

— То, что мы называем «внутряк». Есть много забавных историй, которые не будут понятны, если ты не был «в моменте» и не знаешь контекста. Остальным честно стараемся делиться.

— Какой ваш любимый судейский состав?

— Когда в детстве мы с братом спрашивали у мамы, кого из нас она любит больше, мама всегда отвечала: «Здесь неуместно слово больше. Я люблю вас одинаково сильно». То же самое в данный момент могу ответить и я. Все, кто сидел и сидит за судейским столом «Х-фактора», заслуживают огромного уважения и прекрасного отношения с моей стороны. Безусловно, как и в любых отношениях бывали споры, но мы всегда старались находить общее видение ситуации.

Я прекрасно отношусь к Игорю Кондратюку, обожаю подолгу разговаривать с Андреем Данилко, безгранично люблю и уважаю Нино Катамадзе, которая уже не судья, а добрый друг. Переменчивая, как майская погода, Настя Каменских — мы всегда на связи. А Оля Полякова… Накануне съемок меня все пугали, что эта артистка своенравна и максимально непредсказуема. Но мне отчего-то совсем не было страшно, ведь я точно знаю, что со всеми можно договориться. В итоге оказалось, что Оля очень живая, вовлечённая, небезразличная и она круто вписалась в судейский состав. Оля умеет удивлять, и это невероятно ценное качество! Сумасбродный и неуправляемый как подросток Иван Дорн! Мы редко общаемся, но я бы с удовольствием еще поработала с ним. Серега… люблю сильно не за что-то, а, скорее, вопреки.

*** ИНФОРМАЦИЯ ***

  • Новости размещаются в автоматическом режиме.
  • В данном случае источником новости под заголовком «Меня пугали Олей Поляковой: продюсер «Х-фактора» о закулисье проекта» является данный сайт.
  • По вопросу размещения новостей и другим услугам смотрите информацию в соответствующем разделе услуги.
  • *****