В детском онкологическом центре имени Блохина продолжаются проблемы: приказы нового директора Ивана Стилиди «третируют» уже не только врачей, но и родителей маленьких пациентов.


							В детском онкологическом центре имени Блохина продолжаются проблемы: приказы нового директора Ивана Стилиди "третируют" уже не только врачей, но и родителей маленьких пациентов.

Как сообщает корреспондент The Moscow Post, продолжается громкая и некрасивая история с московским НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина — главным онкологическом центром для детей нашей страны.

Напомним, в результате ставших так популярными в нашей стране "реорганизации" и "оптимизации" некогда вполне стабильное учреждение — порой бывшее одной из последних надежд маленьких онкобольных пациентов России, переживает настоящий вал проблем.

Началось всё с назначения директором онкоцентра одиозного врача Ивана Стилиди, которое произошло в конце 2018 года. Персонажа крайне интересного не только своими управленческим "способностями", но и папой-прокурором, и активной бизнес деятельностью.

Новый виток продолжающегося с лета кризиса обострился в начале текущей недели, когда дошло до того, что у родителей больных детей охрана отобрала пропуски и переписала их пофамильно. Повод нашёлся весьма прозаичный — люди вышли из онкоцентра пообщаться с журналистами, обеспокоенные тем, что творится в центре.

К счастью, пропуска им вернули — спасибо за это старожилу НИИ детской онкологии Максиму Рыкову, который является заместителем директора. Зато уже не вернуть письмо родителей Президенту России Владимиру Путину с просьбой остановить "развал" центра, написанное на днях. Именно оно привлекло внимание журналистского сообщества: видимо, родители уже просто не знали, куда податься.

Талантливый предатель?

Начал Стилиди "с места в карьер" — в августе распорядился сократить 709,5 штатной единицы и утвердить новое расписание. Якобы, это нужно для упразднения невостребованных вакансий. А еще раньше медицинскому персоналу пришли зарплатные ведомости, по которым им выплатили в два-три раза меньше зарплату, чем платили до прихода нового медицинско-управленческого светила. Как и на каком основании такое могло произойти?

Впрочем, по словам Максима Рыкова, этим уже занимается Следственный комитет. А еще Генпрокуратура, которая провела проверку работы центра, в результате обнаружилось, что в апреле 2018 года НМИЦ онкологии им. Н.Н. Блохина заключил договор с ООО "Русский доктор", которое взимало с граждан плату за услуги, оказываемые по ОМС.

Также завышались цены на платные услуги. В результате пострадали более 350 пациентов, а сумма ущерба составила 17,2 млн рублей. Об этом писало издание "Известия".

А самое главное, в чем предстоит разобраться правоохранителям — как из 39 случаев смерти маленьких пациентов онкоцентра в 2019 году врачебная комиссия рассмотрела только шесть. При том, что последнее заседание — подумайте только, проводилось в апреле месяце! Мог ли Стилиди не знать и не проконтролировать это?


							В детском онкологическом центре имени Блохина продолжаются проблемы: приказы нового директора Ивана Стилиди "третируют" уже не только врачей, но и родителей маленьких пациентов.

Врач-онколог Максим Рыков не побоялся открыто выступить против нового руководства

Доброхоты тут же напомнили, что это, якобы претензии прокуратуры качаются,  времен еще до назначения Стилиди директором. Только они забывают, что и.о. директора центра он был назначен еще раньше — в ноябре 2017 года.

Причем, по мнению многих коллег, Стилиди подсидел своего учителя и наставника, знаменитого врача, академика Михаила Давыдова. Так что, может быть он и предатель, но предатель, талантливый, ведь ему это удалось – да сразу с позиции всего-то заведующего отделением.

Сам Давыдов тогда говорил, что "назначение нового главы центра проходит в большой секретности и сопровождается информационной войной с онкоцентром путем вбрасывания лживой информации". Позднее Михаил Давыдов, которого фактически предал Стилиди, в интервью журналу об индустрии здравоохранения VADEMECUM открыто заявил: "как специалист Иван неплохой, мой ученик, хорошо обученный хирург, но по другим качествам хромает на обе ноги… По человеческим качествам, правда, как оказалось, провал полный".

Так что уже тогда, когда с пациентов взималась плата за то, что должен покрывать ОМС, Стилиди обладал всеми браздами правления и, что называется, сидел на финансовых потоках бюджетных денег, которые поступали в учреждение. И, видимо, приступил к следующей важнейшей задаче — зачистке центра от коллектива, недовольного шагами нового руководства.

"Железная рука" Стилиди

Одним из самых одиозных решений стало назначение директором НИИ детской онкологии и гематологии аппарата управления онкоцентра Светланы Варфоломеевой. По словам врачей, якобы именно она стала активно проводить "генеральную линию партии" по устранению неугодных специалистов и замене их новыми людьми из конкурирующего медицинского учреждения — института им. Дмитрия Рогачева.

От того, какой "порядок" она стала наводить в центре — в шоке и врачи, и родители больных детей. Буквально, действовала как "железная рука" самого Стилиди, неуклонно и беспощадно проводящая его волю.

По словам заместителя директора Максима Рыкова, она создала крайне напряжённую обстановку: угрожала сокращением ставок, предлагала уволиться неугодным врачам по собственному желанию. Кроме того, будто бы с её руки была серьёзно увеличена нагрузка и на специалистов и бумажная волокита, из-за которой родители вынуждены общаться с врачами на бегу. Те постоянно на ногах, не высыпаются и делают всё, чтобы не снижалось качество работы ради маленьких пациентов.

Под  таким давлением и из-за резкого снижения зарплат из центра стали увольняться квалифицированные специалисты. Это и стало последней каплей, после которых родители детей написали обращение Владимиру Путину. Его подкрепило видео-обращение самого Рыкова, который от имени коллектива рассказал о ситуации.

Пока это не приняло повальный характер — ушли три-четыре человека, но это лишь потому, что многие "держатся", надеясь на то, что этот беспредел прекратится, и не желая бросать своих пациентов. Без их квалифицированной помощи многие окажутся обречены. А вот самого Ивана Стилиди и его ставленницу Варфоломееву это, похоже, нисколько не заботит. По её словам, люди просто боятся перемен, а её задача — "сделать так, чтобы Центр детской онкологии в рамках НМИЦ онкологии хорошо работал".

Как это — "хорошо работать", осталось за скобками. Знает ли Иван Стилиди и его ставленники вообще, что это такое? Насчёт медицины и спасения детских жизней — ответ пока более, чем неоднозначный, но и в других делах ему, похоже, до успеха далеко. Например, в бизнесе.

Дела семейные

Да-да, Стилиди уже после назначения директором центра занимался бизнесом: как выяснили ранее журналисты The Moscow Post, уже тогда его называли владельцем торговой компании ООО "Аймед". Чем она торговала — вообще непонятно. Впрочем, судя по всему, дело не удалось, и кампанию перевели в режим ликвидации. Знало ли руководство Минздрава, какого "дельца" назначает руководителем одного из важнейших медицинских учреждений страны?

А не может ли Стилиди благодаря своим бизнес-амбициям, которые у него, очевидно, достаточно, использовать онкоцентр для своих личных целей? Вообще, "мутным схемам" ему есть у кого учиться.

Ведь его отец — никто иной, как одиозный прокурор Сократ Стилиди. Патриот Абхазии (бывший?), после войны за её независимость перебравшийся в Москву и неведомо как оказавшийся заместителем председателя одного из банков.

Фамилия Стилиди встречается, например, в протоколах допросов Генпрокуратуры о крупной афере 1994 года. По крайней мере, такую информацию приводит публицист Александр Максимов в книге "Бандиты в белых воротничках. Как разворовывали Россию". Почитать её можно здесь. 

Якобы, в результате той аферы Стилиди-старший получил на свои счета миллион долларов. По удивительному "совпадению", после этого банк обанкротился: не у дел остались 150 тыс. вкладчиков.

Впрочем, сыновья не отвечают за дела отцов. Но, видимо, деловая "хватка" у семейства Стилиди и его славного продолжателя Ивана появилась именно с тех пор. Кроме того, от папиной работы прокурорскому сыну досталась и элитная квартира, а также завод по производству детского питания в деревне Аладьино ООО "Теледиск-холдинг", совладельцем которого стал Иван. Как потом говорили — якобы в качестве реализации имущества, оставленного под залог кредиторами банка.

Судя по всему, Стилиди-младший привык получать всё легко и непринуждённо, используя связи и природную изворотливость, а потом выжимать максимум из того, что создали до него его предшественники. Очень похоже, что и сейчас, "подсидев", по мнению многих, своего учителя Михаила Давыдова и получив власть над онкоцентром, он быстро стал переделывать его под своё видение и нужды.

Только вот это странное со всех сторон "назначение" — с позиции заведующего отделением сразу в директора, минуя позицию заместителя и множество более достойных кандидатов — бьёт не только по бюджету, кадрам и престижу онкологического учреждения — оно чревато дальнейшим ростом смертей маленьких детей от онкологических заболеваний.

В месте, где бал правят не интересы детей и коллектива, а "хотелки" и самодурство руководителя с "хромающими на обе ноги" человеческими качествами, по-другому быть не может.

*** ИНФОРМАЦИЯ ***

  • Новости размещаются в автоматическом режиме.
  • В данном случае источником новости под заголовком »
    В детском онкологическом центре имени Блохина продолжаются проблемы: приказы нового директора Ивана Стилиди «третируют» уже не только врачей, но и родителей маленьких пациентов. » является данный сайт.
  • По вопросу размещения новостей и другим услугам смотрите информацию в соответствующем разделе услуги.
  • *****