Стал ли бизнесмен Глеб Франк заложником интересов банкира Германа Грефа?

Стал ли бизнесмен Глеб Франк заложником интересов банкира Германа Грефа?

Стал ли бизнесмен Глеб Франк заложником интересов банкира Германа Грефа?

В сентябре в России должны быть проведены аукционы по распределению квот на добычу крабов, в результате чего чиновники обещают обеспечить миллиардные вливания в федеральный бюджет.

Вместе с тем, вопрос этот обсуждался в обществе долго и весьма болезненно. Разработка соответствующего законопроекта в Минсельхозе и его быстрое принятие депутатами Госдумы стали классическим образцом лоббизма со стороны крупных частных компаний, намеренных произвести передел на «крабовом рынке», вытеснив оттуда менее сильных игроков. Правда, у основного лоббиста законодательных изменений с некоторых пор возникли проблемы: его имущество стало залогом «Сбербанка». За развитием событий следил корреспондент «Компромат ГРУПП»Георгий Волгин.

Сын министра и брат губернатора

Имя монстра, который намерен поглотить отечественный рынок добычи краба – «Русская рыбопромышленная компания» (РРПК). Она была создана в 2011 году и изначально называлась «Русское море – Добыча». Ее основатели Глеб Франк и Максим Воробьев – люди не просто со связями в кремлевской элите, но со связями близкородственными.

Глеб Франк – сын Сергея Франка, бывшего федерального министра транспорта, гендиректора государственной компании «Совкомфлот». Кроме того, он доводится зятем владельцу «Volga Group» Геннадию Тимченко. Что касается Максима Воробьева, то его родной брат – ни кто иной, как действующий губернатор Подмосковья Андрей Воробьев. Образовавшийся коммерческий тандем выглядел вполне перспективным, однако, в апреле 2018 года Максим Воробьев вышел из состава учредителей компании.

В прессе эту кадровую потерю называли невосполнимой. «Злопыхатели отмечают, что благодаря подобным связям, компании Франка имели в отрасли любые преференции и любую защиту», — писало издание «Век». Но трудности оказались временными, так как к этому моменту в руководстве РРПК уже прорабатывались новые направления развития.

«РРПК меняет законодательство…»

О перспективах передела крабового рынка громко заговорили в феврале прошлого года, после того, как в Москве прошел Всероссийский съезд союза рыбаков. Как писал«Компромат ГРУПП», среди прочего, проведение мероприятия было вызвано необходимостью разъяснить непростую ситуацию: оказывается, некая группа лиц, используя возможности прямого выхода на государственное руководство, решила совершить переворот в «крабовой» отрасли.

Речь шла о лоббировании на самом высоком уровне отказа от распределения квот на ловлю краба компаниями, получившими их еще в 2000-х годах и автоматически продлевающими в случае выполнения условий вылова. Лоббисты даже направили на имя Владимира Путина письмо, в котором предлагали отказаться от этого давно устоявшегося принципа и вернуться к политике аукционов. Интересно, сообщили ли они президенту о том, что на крабовых квотах можно провести приличный «распил»? «Компромат ГРУПП» уже сообщал, что цена вопроса могла составить более 1 млрд. долларов в год из расчета 10-30 тыс. долларов за 1 тонну краба.

Кто именно первоначально озвучил идею в Кремле, точно известно не было. Одно не вызывало сомнений: речь шла о частных бизнес-структурах. В первую очередь, на слуху оказались имена Глеба Франкаи Максима Воробьева. Кстати, в качестве одной из возможных причин прекращения их делового сотрудничества, считают недовольство сына министра действиями брата губернатора: якобы, именно Максим Воробьев направил президенту письмо о квотах, не поставив в известность партнера по бизнесу.

В ходе проведения съезда, об угрозе лоббизма говорилось неоднократно.

«Сейчас, когда крабовый сегмент стал очень привлекательным, РРПК предпринимает попытку изменить законодательство с целью получить крабовые квоты. Это означает, что стабильно можно работать только до тех пор, пока очередной лоббист не решит, что ваш объект промысла представляет для него интерес», — подчеркивал в своем выступлении президент Ассоциации добытчиков краба Дальнего Востока Александр Дупляков.

В итоге, съезд рыбаков категорически воспротивился введению подобных изменений. Его участники приняли решение идти на прием к главе государства. Но даже этот шаг уже вряд ли бы что-то решил.

Депутаты прогнулись под олигархов?

Последующие события продемонстрировали реальные возможности сторонников законодательных изменений. В марте 2019 года российские СМИ сообщили о том, что правительством РФ на рассмотрение депутатов Госдумы внесен проект закона о крабовых аукционах. Уточнялось, что документ был разработан в Минсельхозе.

Финансово-экономическое обоснование к документу гласило, что предлагаемые изменения приведут «к росту доходов федерального бюджета за счет реализации в 2019-2020 годах на аукционах прав на добычу (вылов) крабов в общем размере около 82 миллиардов рублей».

О том, кто является главным «крабовым лоббистом», российские СМИ писали с разной степенью осторожности, но общее мнение было единодушным: рынок подминает под себя руководство «Русской рыбопромышленной компании». «Олигархи-лоббисты забирают краба. По рыбной отрасли наносится сокрушительный удар», — сообщаличитателям «Аргументы недели», посвятившие материал РРПК и родственным связям Глеба Франка.

Критические публикации и отклики не возымели действия. Уже в начале апреля законопроект был принят депутатами в первом чтении, а спустя всего несколько дней – во втором. Сообщалось, что квоты закрепят за победителями аукционов на 15 лет вместо 10, а начальная цена одного лота составит порядка 300-400 млн. рублей. 1 мая закон был подписан президентом. Что ж, те самые олигархи-лоббисты, о которых писали в прессе, могли праздновать победу. Народные избранники сработали оперативно.

Цель – устранить конкурентов

В процессе принятия законопроекта звучала информация о том, что в России действует порядка 98 компаний, занимающихся добычей краба. Вместе с тем было очевидно: квоты, разыгранные на аукционах, достанутся далеко не всем, так как чиновники и стоящие за ними лоббисты сделают все возможное, чтобы их получили только наиболее крупные компании.

С этой целью решили увеличить суммы начальной стоимости лотов. Новую методику расчетов в минувшем июле предложил все тот же Минсельхоз, ранее выступавший инициатором законопроекта. В итоге хитрых манипуляций с участием специалистов ФАС, цена подскочила в разы: по информации РБК, цена одного лота могла вырасти до 1,7 млрд. рублей.

Но, как известно, аппетит приходит во время еды. Видимо, в антимонопольном ведомстве нашлись любители вести счет на сотни миллиардов. В середине августа пришли сообщения о новом повышении общей начальной стоимости «крабовых лотов» — до 152 млрд. рублей.

«Такое повышение цен может привести к тому, что некоторые рыбопромышленники откажутся от участия в аукционах», — цитировало издание «Ведомости» слова президента Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья Георгия Мартынова. По его словам те компании, которые все же решатся на участие в аукционах, через несколько лет столкнутся с финансовыми затруднениями из-за сложной экономики подобных проектов.

Кто бы сомневался! Ведь изначально не являлось секретом, что игроков, не способных выдержать конкуренции со стороны тяжеловесов крабовой добычи (тех самых олигархов, о которых писали СМИ), безжалостно выдавят с рынка. А эти самые тяжеловесы уже играли мышцами, подобно боксеру перед началом раунда: «Компания активно рассматривает возможность участия в предстоящих аукционах», — заявилгенеральный директор РРПК Федор Кирсанов.

Герман Греф входит в долю?

Итак, один из будущих возможных монополистов готовится войти в дело. Вот только одновременно с этим появляются публикации о том, что дела у РРПК обстоят далеко не самым лучшим образом: оказывается, компания находится в залоге у «Сбербанка».«Крупнейший рыболовный холдинг жирует на государственные деньги?» — задается вопросом издание «The Moscow Post». 

Действительно, на протяжении нескольких лет бизнес РРПК нельзя назвать успешным. В конце 2016 года российские СМИ сообщали даже о возможной продаже компании ее владельцами, объясняя это проблемами с экспортом и увеличением затрат на обновление рыболовецкого флота. Из открытых источников можно узнать о том, что в следующем, 2017-м, году, прибыль предприятия составила минус 122 млн. рублей. Те же источники подтверждают: с декабря прошлого года на доли учредителей установлено обременение в виде залога сроком до марта 2031 года! 

Информация о дочерних компаниях, учредителем которых является РРПК, также не внушает оптимизма: в 2017 году прибыль большинства из них была либо нулевой, либо ушла в минус. Все это не мешает, как пишет «The Moscow Post», заявлять господину Франку о своих планах на строительство двух заводов (во Владивостоке и Мурманске). Получается, что реализовано это будет на средства «Сбербанка»? 

«Вряд ли Герман Греф решил поддержать бизнесмена из-за отчаянной любви к крабу. Франк пообещал хорошие проценты?», — задается вопросом издание. 

Скорее всего, исправить пошатнувшуюся ситуацию Глеб Франк рассчитывает, в том числе, и за счет участия в предстоящих «крабовых» аукционах. Не зря же гендиректор РРПК говорит о ведущейся в компании активной подготовке. В Росрыболовстве уже сообщили о том, что аукционы будут проведены уже в сентябре, то есть в самой ближайшее время. А так как господину Франку нужно выполнять финансовые обязательства перед господином Грефом, то они оба с нетерпением ждут подведения их результатов.

*** ИНФОРМАЦИЯ ***

  • Новости размещаются в автоматическом режиме.
  • В данном случае источником новости под заголовком «Стал ли бизнесмен Глеб Франк заложником интересов банкира Германа Грефа?» является данный сайт.
  • По вопросу размещения новостей и другим услугам смотрите информацию в соответствующем разделе услуги.
  • *****