Дай триллион. Дай триллион. Смольный рассказал о бюджете с двенадцатью нулями

Дай триллион. Дай триллион. Смольный рассказал о бюджете с двенадцатью нулями

Дай триллион. Дай триллион. Смольный рассказал о бюджете с двенадцатью нулями

От весенней корректировки главного финансового документа города Смольный отказался, перенеся на осень все чаяния самых «капиталоемких» комитетов, ответственных за благоустройство, транспорт, дорожный ремонт и энергетику. Как выяснилось 26 августа, расходы бюджета вместо 643,8 млрд рублей в 2019 году должны составить 670,1 млрд.

Подробной раскладки пока нет, но уже понятно, что в этом увеличении  скрывается, к примеру, субсидия в виде уставного капитала ГУДП «Центр», который на три кредитных миллиарда закупает снегоуборочной техники. Туда же упакована 2-миллиардная закупка трамваев от «Горэлектротранса».

Доходы выросли еще заметнее — с 598,1 млрд до 629,6 млрд рублей. 15,5 млрд рублей из этих 37,5 млрд городу досталось от федерального центра; все остальное, как заявляется, – неожиданно выросшие налоговые поступления. К 1 августа собрано более 340 млрд, годовой план выполнен почти на две трети, и налоговики уже посчитали, на сколько реальность убежала вперед от прошлогодних предположений. К концу года планируется собрать 551 млрд вместо 532 млрд; самая большая прибавка получается за счет налога на прибыль организаций (13,5 млрд) и налога на имущество (4,4 млрд).

Так как не всем экстрадоходам оперативно нашли применение, дефицит сокращается, говорит глава комфина Алексей Корабельников. Пока с 52 млрд до 40,8 млрд рублей, но чиновник признает, что в итоге он может оказаться еще меньше, так как, по обыкновению, есть проблемы с исполнением адресной инвестиционной программы. На следующий год, о котором, собственно, и собрались поговорить, пока заложили дефицит в 46,5 млрд рублей при доходах в 665 млрд рублей: более 300 млрд из них приходится на НДФЛ, почти 200 млрд — налог на прибыль организаций. Дальше начинаются уже вовсе золотые времена: доходы растут в 2022 году до 774,5 млрд, при том что дефицит падает до 23,2 млрд.

Один пишем, десять в уме

774,5 млрд — деньги, конечно, хорошие. А все ж таки не триллион. Напомним, именно эта сумма значится во всех последних планах по доходам города. Чтобы выяснить, как именно Смольный собирается выходить на 12 нулей, лучше повода, чем «нулевые чтения», не придумать.

Судя по докладу главы КИО Валерия Калугина, на большой рост поступлений от использования городского имущества рассчитывать не приходится. В 2018 году город заработал на продаже и аренде недвижимости 22 млрд рублей. В 2019-м будет немногим больше – 22,1 млрд рублей. В этом году Смольный недосчитался доли доходов от приватизации: процесс пришлось приостановить из-за претензий ФАС и передачи полномочий Фонда имущества ГКУ «Имущество Петербурга», пояснил Калугин.

Но в 2020 году динамика снова будет скромной: рост составит 1,4% – до 22,4 млрд рублей. В 2021 и 2022 годах поступления и вовсе сократятся — до 20,1 и 20,4 млрд рублей.

Зато объем дебиторской задолженности контрагентов Смольного, по оценке КИО, составляет уже 29,2 млрд рублей. Из них 20,8 млрд рублей — плохие долги, на возврат которых рассчитывать особенно не приходится. Как пояснил Валерий Калугин, две трети этой суммы (17 млрд рублей) отнесено на забалансовый учет – это долги ликвидированных юрлиц, умерших физлиц и по расторгнутым договорам с вышедшим сроком исковой давности. Еще 13% (4 млрд рублей) должны городу компании, находящиеся в стадии ликвидации, а также те, кто не выполнил условия инвестиционных договоров.

Чтобы избавиться от бремени, Смольный подготовил законопроект о реструктуризации долгов арендаторов, рассказал вице-губернатор Евгений Елин. По его словам, если компания погасит часть суммы, другую Смольный спишет. «Это как — 1 млрд оплатили, 10 — мы спишем?» – поинтересовались парламентарии. «Примерно так», – подтвердил вице-губернатор, подчеркнув, что иначе безнадежные долги будут висеть на бюджете мертвым грузом.

Вожделенный триллион, по мнению чиновников, получится заработать за счет увеличения налоговых поступлений. По словам главы комитета по экономической политике Валерия Москаленко, главным драйвером роста должна стать промышленность. Правда, чтобы собрать больше налогов, придется сначала собрать меньше налогов. По словам чиновника, Смольный разработал проект постановления о предоставлении обрабатывающим производствам инвестиционного налогового вычета.

На льготу смогут претендовать те предприятия, которые вложат в модернизацию 20% и больше от стоимости основных средств. Это будет востребовано, к примеру, участниками оборонно-промышленного комплекса, которые взяли курс на конверсию, и может стать альтернативой привлечения кредита, пояснил Валерий Москаленко. Комитет по экономической политике предлагает за счет вычета снизить региональную часть налога на прибыль с 17% до 8% на семь налоговых периодов. Но пока это не окончательный вариант, точные параметры льготы будут обсуждать в правительстве.

Сам по себе инвестиционный налоговый вычет не является чисто петербургской инновацией. Инструмент, по словам Москаленко, станет заменой льгот по налогу на прибыль. Из-за изменений в налоговом кодексе регионы с 2019 года утратили возможность предоставлять такие преференции, за исключением особых экономических зон и территорий опережающего развития. Отличием новой меры поддержки от прежних будет то, что они призваны стимулировать именно модернизацию производства, а не создание нового.

Также город намерен использовать потенциал туристической привлекательности. Привлечь дополнительный турпоток позволит введение электронных виз с октября 2019 года, добавил Валерий Москаленко, но конкретных расчетов не привел. Еще одним источником развития городской экономики, а значит, пополнения бюджета, станут инвестиции монополистов. По словам вице-губернатора Евгения Елина, «Газпром» может выступить драйвером для конверсии промышленности, размещая заказы на силовые установки и другое оборудование.

С РЖД Смольный обсуждает программу обновления вокзалов. Но чиновник не исключил и более масштабных вложений и привел в пример Москву, где РЖД инвестировали 700 млрд рублей в проект МЦК. Наконец, Петербург рассчитывает откусить от пирога федеральных целевых программ. По словам Евгения Елина, в основном речь идет о вложении в крупные инфраструктурные проекты. «Самим не вытянуть», – сказал он.

«Не делайте из профицита культа»

По-хорошему, бездефицитного бюджета предполагалось достичь уже к 2022 году, такую цель ставил Александр Беглов. Однако, по мнению члена БФК Андрея Васильева, это вообще не самоцель. «Профицитный бюджет — это очень хорошо, но это консервативный путь развития, – заявил парламентарий. – Сегодня ни Санкт-Петербург, ни Россия в целом не могут себе этого позволить. Не надо возводить в культ бездефицитный бюджет, он может быть и тормозом». По словам Васильева, надо наращивать так называемые «расходы развития» и не бояться одалживаться под них, если в будущем это обещает снижение нагрузки на бюджет.

Алексей Корабельников отметил, что в последнее десятилетие доля расходов развития сократилась втрое. Сейчас она составляет порядка 11% от всех бюджетных трат, однако в ближайшие три года стоит задача не падать ниже 15% (104 млрд в 2020 году). Сделать это будет непросто — соцплатежи никто не отменял, а доходы от трудовой деятельности растут быстрее, чем доходы казны. Проще говоря, стоит несколько параллельных задач: наращивать доходы, расходы на развитие и «социалку» – и одновременно обнулять дефицит.

Разрубить этот узел обязательств помогают новые обременения: уж чего-чего, а одалживаться финансовый блок точно не боится. За прошлый год объем госдолга сократился с 34,8 млрд до 30,1 млрд рублей, однако теперь ситуация, похоже, меняется. Уже в следующем году долг может составить 67 млрд, и дальше — только больше: 110 млрд в 2021 году, 144 млрд — в 2022-м и 177 млрд — в 2024-м. Если сейчас долг составляет 5,4% от уровня доходов города, то через 5 лет может дорасти до 22,6% (при разрешенных 25%).

«Долг – производная от дефицита, – говорит Корабельников. – На протяжении нескольких лет он будет сохраняться, так что у нас два варианта – либо мы останавливаем все проекты, либо параллельно увеличиваем доходы и сокращаем дефицит, то есть не экономим, а ищем источники его покрытия. Но мы должны проводить ответственную долговую политику, чтобы не оставить потомков без штанов».

«Фонтанка» уже писала о том, что Смольный планировал в 2019 году выпустить облигаций не более чем на 61 млрд рублей, решение примут в ноябре – декабре. Кроме того, остается вариант краткосрочных заимствований (3 – 4 месяца) на покрытие кассового разрыва. Далее, по словам Корабельникова, объемы заимствований будут снижаться, но накопленный долг — расти. «На 2024 – 2025 годы приходится погашение тех облигационных займов, которые мы размещали в 2017-м, – рассказал чиновник. – Так что рассчитываю, что за счет внутренних ресурсов без рефинансирования сможем в 2024 году эти долги сможем закрыть».

Продолжают рассчитывать в Смольном и на федералов; предположительно межбюджетные трансферты каждый год должны составлять не менее 25 млрд рублей. Но это именно прикидки: вносить в бюджет абстрактные подарки из Москвы нельзя — только то, что содержится в проекте федерального бюджета. Именно поэтому в бюджете города на 2020-й не будет учтено софинансирование многомиллиардных проектов, например Широтной магистрали скоростного движения. «Это проект для города важный, есть поддержка со стороны центра, – объясняет Корабельников. – Но поддержка эта только на словах, и она пока не может быть иной, ведь нет прошедшей экспертизу проектно-сметной документации. На федеральном уровне с нами начинают говорить только тогда, когда есть проект».

Галина Бояркова,
Николай Кудин,
«Фонтанка.ру»

*** ИНФОРМАЦИЯ ***

  • Новости размещаются в автоматическом режиме.
  • В данном случае источником новости под заголовком «Дай триллион. Дай триллион. Смольный рассказал о бюджете с двенадцатью нулями» является данный сайт.
  • По вопросу размещения новостей и другим услугам смотрите информацию в соответствующем разделе услуги.
  • *****