Не все под контролем

Не все под контролем

Не все под контролем

Исследование о том, как в России тушат пожары

Уже месяц в Сибири горят миллионы гектаров леса. В зонах, которые государство не спешит тушить из-за недостатка денег, остаются жить тысячи людей. Лесные пожары — не единственная проблема, с которой не могут справиться российские спасательные службы.

Эвенкийский район Красноярского края еще недавно был отдельным субъектом федерации со столицей в поселке Тура, а теперь вся эта территория площадью 763 тыс. квадратных километров входит в так называемую «зону контроля». Так именуются земли лесного фонда, тушить пожары на которых сложно, дорого и не обязательно, пока огонь не дошел до людей.

В поселке Куюмба, где живет около 150 человек, лесной пожар подошел на расстояние 5 км к жилым домам, и только тогда туда отправили спасателей. «Все в дыму, солнца красного не видно», — рассказывали в местной администрации и жаловались, что из-за едкого дыма трудно дышать. В соседнем поселке Байкит от пожара прятались дикие звери: по рассказам жителей, по поселку ходили два медведя, сбежавшие от огня из леса. Покинуть поселок можно было только на самолете, но рейсы отменяли из-за задымления.

Лето этого года стало рекордным по площади лесных пожаров за последние несколько лет . Большая часть пожаров находится в так называемых «зонах контроля». Действующее законодательство дает властям право не тушить пожары в этих зонах, если затраты на их тушение превышают вред от самого пожара. На деле эту норму трактуют как право совсем не тушить пожары. «Есть категория, которая у нас называется „зона контроля“ — там, где пожар по определению не тушится, и есть зона охраны, где пожары тушатся», — так мотивировал отказ от тушения лесных пожаров в Сибири губернатор Красноярского края Александр Усс. Издание изучило, сколько людей живет в «зонах контроля» и почему при рекордно высокой обеспеченности пожарными Россия остается лидером по числу жертв пожаров.

Россия — страна с умеренным количеством пожаров

По данным сборника «Мировая пожарная статистика», Россия на пятом месте в рейтинге стран по абсолютному количеству пожаров, произошедших за год (139,5 тыс. пожаров). Впереди — США (1,3 млн пожаров), Франция (285 тыс. пожаров), Италия (245 тыс. пожаров) и Великобритания (201 тыс. пожаров). В действительности Россия, скорее всего, обгоняет европейские страны по количеству пожаров. 

Дело в том, что в российской статистике учитываются не все пожары: в нее входят только пожары в зданиях, на транспорте и в лесах.

Если верить мировой статистике, количество пожаров в последние годы в России сокращалось: в 2016 году на 22% по сравнению с 2010 годом. За 20 лет количество пожаров в России сократилось в два раза.

Почему, на самом деле, в России больше пожаров, чем в европейскихстранах. «У каждой страны свои подходы к учету пожаров: в европейских странах к пожарам относят все возгорания, в том числе травы, кустов, мусора и свалок, а в России они считаются „безущербными“ и не попадают в статистику, — комментирует рейтинг стран один из авторов сборника „Международная пожарная статистика“ профессор Академии ГПС МЧС России Сергей Соколов. — В новых сборниках с 2019 года мы будем включать в статистику все пожары, и тогда их количество возрастет в 3-4 раза. Цифры по России покажут порядка 500-600 тыс. пожаров и Россия окажется на втором месте после США».

Россия — в лидерах по числу жертв пожаров

В России не самое высокое количество пожаров, но в них чаще всего погибают люди. Больше всего смертей от пожаров происходит именно у нас. В 2016 году от пожаров в России погибли 8,7 тыс. человек. В США, которые обгоняют Россию по количеству пожаров в несколько раз, жертв намного меньше — 3,4 тыс. человек в 2016 году. За США следует Украина с 1,9 тыс. погибших. В остальных странах число жертв не превышает тысячу человек: например, на четвертом месте находится Белоруссия с 538 жертвами.

На статистику по количеству жертв пожаров влияет и население стран, и количество происшествий. В относительных величинах Россия — также один из лидеров по числу смертей на пожарах. В пересчете на количество пожаров Россия оказывается на втором месте с показателем 63 погибших на тысячу пожаров. Впереди России только Белоруссия, где на каждую тысячу пожаров приходится 90 погибших. В десятку лидеров входят многие постсоветские страны — Украина, Киргизия, Казахстан, Литва, Латвия, а также Монголия, Вьетнам и Кувейт.

По более свежим данным, которые собирает Всемирная организация здравоохранения, в России один из самых высоких уровней смертности от пожаров. На каждые 100 тыс. россиян приходится 7,9 смертей от пожаров. Это самый высокий показатель для мира, не считая наименее развитых стран Африки — выше только Кот-д’Ивуар (14,5), Ангола (11,2), Сьерра-Леоне (10,9), Сомали (9,6), Бурунди (9,3), ЦАР (9,1), Гвинея (9), Мозамбик (8,6) и Коморы (8,2). Российский уровень сопоставим с ситуацией в Чаде (7,8).

Россия в лидерах и по числу получивших травмы при пожарах: на каждую тысячу пожаров у нас 71 пострадавший . Впереди только Чехия с 79 пострадавшими. В абсолютных числах картина выглядит по-другому: чаще всего получают травмы от пожаров в США (14,6 тыс. пострадавших) и Франции (13,7 тыс. пострадавших), а Россия занимает третье место (9,9 тыс. жертв пожаров с травмами).

В России очень много пожарных

В России один из самых высоких в мире показателей по обеспеченности профессиональными пожарными. По данным на 2016 год, в России насчитывалась 271 тыс. Пожарных. Сейчас МЧС отчитывается о другой цифре — 220 тыс. профессиональных сотрудников Государственной противопожарной службы, а вместе с частной пожарной охраной и добровольцами — 470 тыс. человек. Впереди только США с профессиональным штатом в 345 тыс. пожарных.

Если считать обеспеченность населения пожарными, получится, что Россия — вторая после крохотного Брунея: у нас на 100 тыс. 
жителей страны приходится 185 пожарных, в Брунее — 296 пожарных. В США обеспеченность пожарными в два раза ниже (107 пожарных на 100 тыс. населения), а в европейских странах, в среднем, 67 пожарных приходится на 100 тыс. населения.

Содержание многочисленного штата пожарных требует больших вложений. Точные траты на пожарную безопасность в России оценить трудно. С 2013 по 2017 годы действовала программа «Пожарная безопасность в Российской Федерации», на которую МЧС было потрачено 173 млрд рублей — в среднем, по 35 млрд рублей в течение пяти лет.

В целом же, расходы МЧС в последние годы остаются на одном уровне.

Отдельно на охрану лесов от пожаров из года в год тратится 14-15 млрд рублей в год. Для сравнения — столько же стоило строительство московского парка «Зарядье». По данным Счетной палаты, за первые шесть месяцев 2019 года (то есть до июльских пожаров) расходы на охрану лесов от пожаров составили 6,6 млрд рублей. Мониторингом и тушением лесных пожаров, помимо МЧС, занимаются сотрудники Федерального агентства лесного хозяйства. Общие расходы этого ведомства на охрану лесов в 2017 году составили 24 млрд рублей — намного меньше, чем в западных странах. Лесная служба США только на борьбу с лесными пожарами израсходовала$2,4 млрд (или 156 млрд рублей) в том же году, что составило половину всего бюджета ведомства.

Лесных пожаров становится меньше, но сами пожары — гораздо больше

Даже официальная государственная статистика показывает, что сокращение количества пожаров не ведет к уменьшению их масштабов и вреда природе. По официальным данным, количество лесных пожаров в последние годы уменьшается: в 2015 году было 12,3 тыс., в 2016 — 11,0 тыс., в 2017 — 10,9 тыс. лесных пожаров. Однако лесная площадь, пройденная пожарами, напротив, растет: если в 2015 году огнем было охвачено 2,7 млн га, а в 2016 году — 2,5 млн га, то в 2017 году уже 3,3 млн га земли . А за 20 лет площадь лесов, пройденных пожарами, выросла более, чем в два раза: еще в 2000 году она составляла 1,3 млн га.

По другим данным, которые собирает Счетная палата, площадь лесных пожаров только за последние три года увеличилась в три раза: от 2,7 млн га лесов, пройденных огнем в 2016 году, до 8,5 млн га в 2018 году.

2019 год уже бьет рекорды прошлых лет: с 1 января по начало августа огнем оказалось охвачено 10 млн га леса . Половина из них — это июльские пожары.

«Стоит ориентироваться не на количество пожаров, а на площади, пройденные огнем. Существует еще такой показатель как одномоментно действующие пожары. Сейчас пожары действуют одновременно на площади 4,3 млн га, что позволяет сделать вывод о том, что этот год катастрофический — такого раньше не было. Эти цифры уже давно превысили возможности государства все это проконтролировать и потушить», — объясняет эксперт противопожарного проекта российского отделения Greenpeace Антон Бенеславский. Эксперт объясняет, почему сокращение количества пожаров не ведет к уменьшению их площадей: «Из-за изменения климата, который стал более жарким и засушливым, доминируют более сильные ветра, каждое отдельное возгорание может превратиться в пожар больших масштабов, чем раньше. Если 50 лет назад возгорание начиналось в холодной и влажной среде, то у него было меньше шансов превратиться в гигантский пожар, чем сейчас. Сегодня меньшее количество очагов дает большие площади пожаров не только в России, но и во многих других странах».

Ухудшение ситуации с лесными пожарами подтверждают и другие источники. Данные космических спутников свидетельствуют, что июльские пожары этого года превосходят по масштабам ежегодные летние пожары. Специалисты по лесным пожарам при оценке масштабов бедствий опираются на такой показатель, как термоточки . Одна термоточка не равняется одному пожару, она скорее отражает площадь возгорания. Каждая термоточка является центром одного километрового квадрата, в пределах которого происходит пожар. Это означает, что чем больше термоточек, тем больше интенсивность пожаров. По данным системы FIRMS , зафиксированное количество термоточек на карте России в июле 2019 года превышает среднегодовые усредненные значения в период с 2001 по 2018 годы.

«Количество термоточек позволяет сравнить, с какой интенсивностью горело в тот или иной период времени. Сейчас данные о темоточках говорят о том, что 2019 год — особенный, у нас происходит лесопожарная катастрофа», — поясняет эколог Антон Бенеславский.

Пожары дорого обходятся стране. В той же пропорции, что и площадь возгораний, меняется и ущерб, нанесенный деревьям — от 37,5 млн м³ «потерь древесины на корню» в 2015 году до 51,9 млн м³ в 2017 году. За 2018 год от лесных пожаров погибло 72 тыс. га лесных насаждений, что составляет 40% от всего объема исчезнувших лесов за год от всех причин.

Сокрытие незаконной вырубки леса — лишь одна из причин пожаров в Сибири «Скорее всего, есть какой-то процент незаконных вырубок, которые люди могут пытаться скрывать с помощью пожаров, но это не основная причина, — рассказывает Антон Бенеславский. — Пожары начались в разное время в разных местах, в том числе и там, где этих вырубок не ведется вообще. Меньше 10% пожаров вызваны грозами, а большая часть возникла около дорог, в местах, где ведется хозяйственная деятельность. Основная причина — это неаккуратное обращение с огнем, которое в условиях изменившегося климата и при разрушенной системе лесной охраны дает такой катастрофический результат».

Бенеславский объясняет, как нынешняя система лесной охраны повлияла на ситуацию с пожарами: «С момента принятия Лесного кодекса РФ в 2006 году началось последовательное разрушение сферы управления лесами. На одного лесника приходится больше территории, чем раньше, им трудно обеспечивать уход и контроль за лесами, они перегружены бюрократией. Полномочия и финансирование Авиалесохраны сильно сокращены. Ослаблена авиационная служба охраны лесов, которая принадлежит сейчас МЧС — не профессионалам в сфере работы с лесными пожарами».

В «зонах контроля» проживает свыше ста тысяч человек

В 2015 году в законодательство о тушении пожаров были внесены изменения , которые поделили все леса на те, в которых тушение пожаров обязательно, и так называемые «зоны контроля», в которых тушение лесных пожаров не обязательно, если оно не угрожает населенным пунктам или затраты на ликвидацию огня превышают прогнозируемый вред от пожара.

Более 90% нынешних лесных пожаров происходят в «зонах контроля» . Считается, что это отдаленные лесные территории, на которых нет людей. Экоактивисты и ранее обращали внимание, что эта логика во многих случаях не работает.

«Проект» изучил расположение «зон контроля» в трех регионах, в которых на сегодня зафиксирована наибольшая площадь пожаров, — Якутии (Республике Саха), Красноярском крае и Иркутской области. Оказалось, что в «зонах контроля» в общей сложности живут более ста тысяч человек, что сопоставимо с населением подмосковных городов — Жуковского или Долгопрудного.

«“Зоны контроля„ должны существовать в отдаленных районах, где нет ни инфраструктуры, ни лесозаготовок, ни людей. Это должно быть местом, куда никто, включая тех, кто может устроить пожар, не может просто так добраться. А у нас “зоны„ были установлены против этой логики. Если пожар угрожает населенному пункту в “зоне контроля„, государство обязано его потушить. Но к тому моменту, как обнаружится эта угроза, пожары могут достичь таких масштабов, что потушить их будет нельзя, и населенные пункты сгорят», — объясняет Антон Бенеславский.

Населенные районы внутри зон контроля

В Красноярском крае в «зоне контроля» оказались Туруханский (численность населения на 1 января 2019 года — 15 660 человек) и Эвенкийский районы (15 733 человек), а также части еще двух районов. «Дети уже месяц не гуляют на улице, не купаются в речке, не выходят на прогулку в детском саду, — описывает ситуацию в селе Ванавара Эвенкийского района местная жительница Яна Захарчук. — Люди жалуются на то, что нечем дышать, они просто задыхаются». Именно в этом поселке были сделаны ставшие печально знаменитыми фотографии детей в масках на фоне задымленных улиц. Местная администрация выдает жителям медицинские маски, а село патрулируется с громкоговорителем, по которому рассказывают, как себя вести при задымлении. Жители села не могут покинуть его: рейсовые самолеты отменяют.

Несмотря на то, что закон разрешает не тушить пожары в «зонах контроля», пока они не угрожают населенным пунктам, для жизни и здоровья людей может быть так же опасно задымление, которое вызывают пожары. Например, в одном только Катангском районе Иркутской области в зоне задымления находится 14 населенных пунктов (по данным Главного управления МЧС России по Иркутской области на 7 августа).

«Задымление от природных пожаров токсично. Дым содержит такое вещество, как бензапирен — это канцероген. В 2010 году в Москве около 50 тыс. преждевременных смертей произошло из-за ингаляции дыма. Можно ожидать, что и в Сибири периоды вдыхания дыма скажутся на здоровье жителей, в том числе и на уровне смертности», — предполагает Бенеславский.

За лесным пожаром в 10 км от села Ика Катангского района Иркутской области, где живут 50 человек власти приставили следить одного пожарного. Администрация Ики надеется, что пожар пройдет стороной или путь ему преградит река . Если нет возможности укрыться от дыма, местным жителям советуют не выпускать детей на улицу, не гулять с домашними животными и спасаться употреблением черной смородины и рыбы — такие правила размещены в памятке на официальном сайте района рядом с портретом мэра.

*** ИНФОРМАЦИЯ ***

  • Новости размещаются в автоматическом режиме.
  • В данном случае источником новости под заголовком «Не все под контролем» является данный сайт.
  • По вопросу размещения новостей и другим услугам смотрите информацию в соответствующем разделе услуги.
  • *****