Мыльный пузырь Плешакова

Мыльный пузырь Плешакова

Мыльный пузырь Плешакова

Курс акций банкрота «ро» незаметно для Центробанка искусственно завысили с помощью газетной «джинсы»

Руководство Банка России  обвиняет основателя авиакомпании «Трансаэро» Александра Плешакова в воровстве 200 млн рублей на манипуляциях с акциями. Плешаков и его мать, председатель Межгосударственного авиационного комитета Татьяна Анодина, обманули 2 тыс инвесторов, купивших бумаги «Трансаэро» после фиктивных объявлений о возобновлении деятельности. Плешаков бежал из России, оставив 230 млрд долгов.

Подозрительные сделки

ЦБ обнаружил две схемы манипулирования акциями обанкротившейся авиакомпании «Трансаэро», заявил директор департамента противодействия недобросовестным практикам ЦБ Валерий Лях.  Схемы действовали в 2014–2016 гг., рассказал он. 

Сначала регулятор обратил внимание на сделки, которые через брокеров заключали между собой кипрская Jeimbo Cyprus («дочка» «Трансаэро») и бермудская Otkritie Advisory Services (сейчас ликвидирована). С мая 2014 года по февраль 2015 года они регулярно продавали друг другу на бирже акции «Трансаэро»  и также заключали между собой обратные внебиржевые сделки, выяснил ЦБ. При этом заявки со стороны Jeimbo подавали сотрудники, которые одновременно были сотрудниками «Трансаэро», говорится в материалах ЦБ. 

Доля Jeimbo и Otkritie в обороте торгов в этот период большую часть времени достигала 51–100%. Сделки между компаниями создавали видимость торговой активности и поддерживали цены на высоком уровне, чтобы потом «Трансаэро» могла использовать акции в качестве залога для привлечения займов через Jeimbo, объяснил Лях. Дела семейные 

Изучая случай с Jeimbo, ЦБ обнаружил и другие подозрительные сделки. С сентября по декабрь 2016 года один из совладельцев и член совета директоров «Трансаэро» Александр Плешаков (владел 59,48%) по договорам дарения переводил акции со своего счета на счет матери, председателя Межгосударственного авиационного комитета (МАК) Татьяны Анодиной,  обнаружил ЦБ. Всего Анодина получила 41,4% бумаг. Чтобы не привлекать внимания, акции передавались небольшими пакетами – до 5%, отметил Лях. При этом ни Плешаков, ни Анодина об изменении своих долей не сообщали, хотя такие сведения относятся к инсайдерской информации и подлежат раскрытию. 

Анодина, получив акции, затем продавала их на бирже широкому кругу инвесторов. И хотя «Трансаэро» уже год была без сертификата эксплуатанта, той осенью ее акции иногда взлетали вверх. Сделки совершались в тот момент, когда компания выпускала в СМИ заявления о возможном возобновлении своей деятельности, объяснил Лях: рынок на такие публикации реагировал резким ростом котировок. Так, 2 ноября 2016 года акции «Трансаэро» подорожали на Московской бирже почти на 71%. В этот день пресс-служба компании сообщила, что менеджмент планирует запустить новую авиакомпанию на базе «Трансаэро». 

Как только со счета Анодиной был продан весь пакет, информация о восстановлении работы «Трансаэро» перестала распространяться. С учетом действий Плешакова она, вероятнее всего, была заведомо ложной, а действия компании и ее сотрудников, распространявших эти сведения, являются манипулированием рынком акций, считает регулятор.

СМИ ни при чем

По оценке ЦБ, из-за этих сделок пострадало более 2000 инвесторов, купивших бумаги «Трансаэро». А Плешаков и Анодина смогли избежать свыше 200 млн рублей убытков, сообщают «Ведомости».  Материалы ЦБ передал в правоохранительные органы. Признаков вовлечения СМИ в неправомерное использование инсайдерской информации ЦБ не обнаружил, подчеркнул Лях. Ни ЦБ, ни правоохранительные органы не обращались к Анодиной по данным вопросам и ей ничего не известно о манипулировании акциями «Трансаэро», сообщил МАК. 

Плешаков создал «Трансаэро» вместе со своей женой Ольгой и много лет возглавлял ее совет директоров. Его жена с 2001 по 2015 год была гендиректором. Осенью 2015 года супруги уехали из России, спустя два года Плешаков сообщал американскому суду, что живет в Азербайджане и странах Евросоюза. 

Как ранее сообщало агентство «Руспрес», компания «Трансаэро» рухнула после смерти покровителя, бывшего премьер-министра Евгения Примакова, которого считали отцом Плешакова и под которого брались и затем реструктуризировались долги у ряда банков, в частности, у «Сбербанк Лизинга».

Источник