Андрей Павлов еле унес ноги из Казахстана

Как борьба между казахскими силовиками в ходе разбирательства по поводу БТА Банка вышла боком для одного из участников «дела Магнитского».

Есть такая неофициальная профессия в России и на бывшем советском пространстве — человек, который решает вопросы, или, проще говоря, решальщик. Он обычно использует свои разветвленные связи с влиятельными людьми для своих целей и в интересах клиентов из числа бизнесменов или чиновников. Лоббизм у нас почти никак не регламентирован, поэтому решальщик находится в полутени. И время от времени попадает в громкие уголовные дела, показывающие, насколько важная он шестеренка в механизме принятия государственных решений. Причем Россией это не ограничивается.

В прошлом году в Медеуском районе Алматы слушалось дело о растрате в казахском банке БТА и взятке. Обвиняли бывшего старшего помощника генерального прокурора Казахстана Улукбека Максатбекуулу. Это дело интересно потому, что одним из ключевых свидетелей там выступал российский гражданин, адвокат Андрей Павлов, герой многочисленных публикаций «Новой газеты», фигурант «дела Магнитского». В показаниях казахскому суду сам Павлов в подробностях рассказал, как давал взятки прокурору и получал госконтракты с помощью связей, только не в России, а в Казахстане. В суде также упоминалась украденная переписка адвоката, о которой «Новая газета» писала в 2017 году; на суде Павлов не отрицал подлинность писем. На примере дела БТА Банка мы рассказываем, как работают неформальные связи среди казахских силовиков, которые принципиально мало чем отличаются от российских.

Адвокат Андрей Павлов за последние десять лет упоминался в связи с неоднозначными уголовными делами в России, самым громким из которых стало «дело Магнитского». В 2017 году «Новая газета» подробно писала о том, как простой корпоративный юрист Андрей Павлов, благодаря связям в следственных органах и суде, смог стать влиятельным человеком в России. Тогда в распоряжении «Новой» оказалась переписка адвоката, которая показывала, как по его просьбе заводят уголовные дела или «решаются» вопросы в арбитражных судах. Павлов пытался остановить публикацию, подав иск к газете и журналистам в Басманный суд, но безуспешно. Ни в интервью «Новой газете», ни в суде Павлов не дал однозначного ответа о подлинности взломанной переписки. Теперь те же письма приложены в качестве вещественного доказательства к материалам суда в Казахстане.

В мае 2018 года был оглашен приговор в отношении Улукбека Максатбекуулу — бывшего помощника генерального прокурора Казахстана и бывшего члена правления БТА Банка. Его обвиняли в растрате государственного имущества за время работы в банке и получении взятки после того, как он перешел на работу в прокуратуру республики. По этому делу Павлов был задержан и допрошен в Казахстане. Следователи изъяли и осмотрели личный компьютер адвоката и нашли там те же письма, о которых писала «Новая газета». На суде и на очных ставках с подсудимым Павлов признался в том, что давал взятку Максатбекуулу и использовал личные связи для того, чтобы получить контракты от казахского государственного банка.

«Отказ однозначно бы испортил наши отношения»

«Примерно 9–10 сентября 2014 года ко мне по телефону обратился с просьбой Максатбекуулу У. заплатить за его обучение в сумме 10 000 долларов США, в связи с тем, что последний уезжал в ОАЭ, — рассказывал Павлов на допросе. — У нас не было подробного обсуждения данного вопроса, но я не стал отказывать ему в этом. С учетом моего заработка данная сумма для меня менее чувствительна, чем, как я полагал, для Максатбекуулу. В то же время отказ однозначно бы испортил наши отношения, а с учетом служебного положения Максатбекуулу это могло бы повредить моей репутации и дальнейшей деятельности как в генеральной прокуратуре РК, так и среди консультантов, которые работают с Республикой Казахстан».

Согласно показаниям самого Павлова, помощник генпрокурора Казахстана переслал адвокату на личную почту инвойс в 10 тысяч долларов от школы MBA Prime Prep gmat & MBA admission cossulting. Павлов, не задавая лишних вопросов, его оплатил.

После того как в открытый доступ попала переписка Павлова, информация об оплате обучения в бизнес-школе появлялась в прессе Казахстана, и генеральная прокуратура даже проводила служебную проверку в отношении Максатбекуулу.

Тогда помощник прокурора попросил Павлова написать объяснительную записку о том, что деньги за обучение он вернул адвокату наличными. На суде адвокат признался, что эту записку действительно написал, но «фактически Максатбекуулу У. никаких денег ему никогда не давал и, как он понял, не собирался их возвращать», — говорится в материалах дела.

Служебная проверка прошла без последствий для Максатбекуулу, а Павлов и дальше оказывал ему деликатные услуги. Например, в апреле 2016 года помощник генерального прокурора попросил купить ему билеты в бизнес-классе, потому что не хотел лететь в командировку в Париж в экономе, через несколько месяцев, в октябре 2016 года, Максатбекуулу попросил Павлова оплатить его новогодний отдых в Финляндии.

«Согласно показаниям Павлова, у них с Максатбекуулу У. не было подробного обсуждения вопроса, почему он должен оплачивать его учебу и авиабилеты, но он не стал отказывать ему в этом.

Он просто полагал, что его отказ испортит их отношения», — говорится в решении суда.

Отношения Павлова с должностными лицами в Казахстане, которые он так боялся испортить, строились еще с 2009 года, когда его юридическая контора «Кворум» получила контракт от государственного банка БТА на юридическое сопровождение по возврату активов банка.

Показания Павлова о том, как его контора получила этот контракт, могут быть интересны. Особенно учитывая, что в России адвокатское бюро «Кворум» тесно сотрудничает с государственным Агентством по страхованию вкладов, которое занимается защитой обманутых вкладчиков уже российских банков.

Дело банка

В феврале 2009 года власти Казахстана объявили, что один из крупнейших банков страны БТА находится в критическом состоянии и нуждается в финансовой помощи. По версии властей, бывший председатель правления и владелец банка Мухтар Аблязов совершил в банке хищения на сумму в несколько миллиардов долларов.

Чтобы спасти интересы вкладчиков, правительство Казахстана выкупило 75% банка.

Аблязов сбежал из страны, объявил себя политэмигрантом и получил убежище в Великобритании, а сейчас живет во Франции. Летом 2017 года он был заочно осужден в Казахстане и приговорен к 20 годам лишения свободы,

но добиться экстрадиции беглого банкира власти Казахстана так и не смогли. Выдачи Аблязова так же безуспешно требовали Россия и Украина.

После бегства Аблязова в БТА, который фактически стал государственным, началась работа по возврату активов, под эти цели был создан отдельный департамент. Правда, согласно фабуле обвинительного заключения Медеуского суда Астаны, работники этого департамента мало заботились о возврате активов, а занимались чем-то другим. Старший сотрудник департамента Улукбек Максатбекуулу (который впоследствии станет помощником генпрокурора Казахстана) заключал договоры с юридическими консультантами без какого-либо конкурса и выплачивал крупные суммы аванса, а также возмещал якобы понесенные расходы без каких-либо подтверждений с их стороны. Получал ли от этого какую-то выгоду сам Максатбекуулу, в приговоре суда не говорится.

Но общая сумма растраты государственных средств, согласно приговору суда, — около 7 миллионов долларов.

Одним из таких консультантов была юридическая фирма «Кворум», Андрей Павлов — ее управляющий партнер. Он получил и, по его собственному признанию, использовал в личных целях 700 тысяч долларов аванса от БТА. На суде Павлов утверждал, что раскаялся в содеянном и возместил банку ущерб.

Павлов также рассказал, что для того, чтобы получить контракт, ему несколько раз пришлось побывать в кабинете руководителя администрации президента Казахстана Аслана Мусина, а потом прибегнуть к помощи российского бизнесмена с казахскими корнями Василия Анисимова, который был заинтересован в российских активах Аблязова.

Возвращение активов

До выкупа государственным фондом благосостояния Казахстана БТА вел активную деятельность в России. Тут было представительство банка, сам Аблязов вкладывался в российские бизнес-проекты, в основном связанные с недвижимостью: деловой и торгово-развлекательный центр с океанариумом на Поклонной горе, башня «Евразия» в «Москва-Сити», торговый центр под Павелецкой площадью, складской комплекс и проект строительства целого города в Домодедово. Финансировались эти проекты за счет кредитов того же БТА. Личные проекты Аблязова в России новое руководство банка надеялось получить за долги перед банком. Для этого в России были запущены уголовные дела и арбитражные разбирательства. Павлов и его адвокатское бюро «Кворум» помогали новым представителям банка в ходе этих разбирательств, об этом сам Павлов рассказал в ходе уголовного дела в Казахстане.

«В 2009 году к нему (Павлову. — О.Ш.) обратился Амзеев Ш. с просьбой оказать содействие в возбуждении уголовных дел в отношении Аблязова М., так как он (Амзеев. — О.Ш.) на тот момент представлял интересы АО «БТА Банк», — говорится в решении казахского суда. Вероятно, речь в документе идет о Шакизате Амзееве. В публикации «Ведомостей» его называют «знакомым главы администрации президента Казахстана Аслана Мусина». Так же в разговоре с «Новой» о нем отзываются люди, близкие Мухтару Аблязову.

О том, какую именно помощь Павлов оказывал своим казахским коллегам, «Новая газета» подробно писала в публикации «Андрей Павлов, товарищ и партнер». Адвокат состоял в переписке с несколькими следователями по делу; из писем следует, что он фактически согласовывал процессуальные документы, например, набрасывал обвинительное заключение против одного из фигурантов расследования по одному из самых громких процессов, связанных с Аблязовым в России, — делу «Евразии Логистик».

Четырех топ-менеджеров логистической компании из бизнес-империи Аблязова обвинили в мошенничестве и приговорили к 7 годам лишения свободы.

«В принципе все дело нужно было как фактор давления на руководство «Евразия Логистик» с целью получения показаний на Аблязова. Еще в ходе предварительного следствия следователь Уржумцев говорил, что ему нужны только показания на Аблязова, что ему вообще не интересно, что подозреваемые делали или не делали», — говорил в интервью «Новой газете» адвокат обвиняемых Юрий Гервис. Сами осужденные тогда говорить с «Новой» не захотели.

«Поработать над возвратом»

Погрузившись в дело БТА Банка, Павлов, по его собственному признанию, «решил официально представлять интересы БТА по возврату активов».

Аблязов брал кредиты в своем собственном банке под залог бизнес-активов. Эти активы банк и надеялся получить в свое владение, выгодно продать и таким образом восстановить финансовое положение. Банк нанимал различные юридические конторы в России для того, чтобы они представляли интересы банка в арбитражных судах. Работа таких консультантов, как правило, оплачивалась как процент от стоимости актива в случае успешного его возврата или как процент от актива, выплаченный «в натуре».

В своих показаниях казахскому следствию Павлов подробно рассказывает, как он получил контракт от банка.

«Он обратился по этому поводу к Амзееву Ш., который предложил получить контракт через руководителя администрации президента Казахстана Мусина Аслана Еспулаевича. При этом Амзеев Ш. в скорейшее время организовал встречу с Мусиным А. в его кабинете в Ак-Орде. Встречались они так 3–4 раза», — говорится в документах казахского суда со слов самого Павлова.

При этом закон о госзакупках Республики Казахстан, как и в России, требует проведения конкурса, гласности и прозрачности, добросовестной конкуренции при определении поставщиков.

Впрочем, как рассказывает Павлов, встречи с руководителем администрации президента эффекта не дали. «После этого он начал искать другие выходы для заключения договора, в связи с чем обратился к российскому бизнесмену Анисимову Василию Васильевичу за помощью. Ему он рассказал, какие объекты в России имеются у БТА Банка и в отношении которых есть интерес поработать над их взысканием для последующего получения в них доли участия. Анисимова В.В. это предложение заинтересовало».

Василий Анисимов входит в список 200 богатейших россиян по версии «Форбс». Он — владелец девелоперской компании Coalco, а активы, которые могли бы его заинтересовать, — это земельные участки в Домодедовском районе Московской области. Руководство БТА было намерено получить за долги несколько десятков земельных участков общей площадью более чем в две тысячи гектаров под общим названием «Западное Домодедово». Компания Аблязова планировала построить на этих территориях целый город «Евразия-Сити». Именно эти активы по контракту с БТА должен был возвращать адвокат Павлов.

«Проект строительства «Евразии-Сити» был интересным, заметным на рынке, — вспоминает генеральный директор компании «ГеоДевелопмент», работающей в Подмосковье, Максим Лещев. — Я думаю, что в 2008–2011 годах его земли могли стоить до 4 тысяч долларов за сотку, если покупать оптом, то есть весь кусок земли я бы оценил более чем в полмиллиарда долларов».

«Кворум» и 5 процентов

По контракту за возврат актива Павлов должен был получить 5% стоимости земель.

Как говорится в материалах казахского суда, Анисимов познакомил Павлова с «крупным бизнесменом в Казахстане» Александром Клебановым, который «имеет обширные связи в государственных органах республики». Клебанов познакомил Павлова с зампредом фонда государственного благосостояния, который дал поручение руководству БТА заключить контракт с «Кворумом».

Со слов Павлова, половину от полученных по контракту доходов «Кворум» должен был отдать Анисимову и Клебанову.

Coalco Анисимова — крупный игрок на Домодедовском направлении. Сейчас компании принадлежит жилой комплекс «Большое Домодедово», несколько коттеджных поселков по Калужскому шоссе и по трассе «Дон», а также 17 гектаров незастроенной земли. «Анисимов скупил 20 тысяч с лишним гектаров бывших колхозных земель еще в начале 2000-х годов, — говорит генеральный директор компании «ГеоДевелопмент» Максим Лещев. — Это был очень прибыльный бизнес. Тогда статус земли было очень просто поменять с сельхозназначения в земли под жилищное строительство, на этом люди делали миллиарды. При этом земли Аблязова находились ближе к Москве, чем земли Анисимова».

Конфликт силовиков

Юридическая контора Павлова так и не завершила процесс возвращения земель. «Рассмотрение исков затягивалось в связи с необходимостью уведомления ответчиков, находящихся в Нидерландах и на Сейшельских островах, которые непосредственно являлись заемщиками получения кредитов в БТА», — рассказывал на суде Павлов. А когда получить землю быстро не удалось, Павлов попросил выдать ему аванс за работу — 700 тысяч долларов.

В переписке Павлова (имеется в распоряжении «Новой газеты») есть подробное обоснование суммы авансового платежа, например, 400 тысяч рублей «Кворум» собирался потратить на выписки из единого реестра юридических лиц (выписки можно получить бесплатно на сайте налоговой), 550 тысяч рублей — на выписки из Росреестра о переходе прав на земельные участки (одна выписка на сайте Росреестра стоит 1 рубль, то есть на эти деньги можно было бы заказать информацию о 550 тысячах земельных участков).

«Поступившие из БТА Банка денежные средства <…> были потрачены на собственные нужды компаний. Фактически работы и услуги выполнены не были», — говорится в решении суда.

Источник, знакомый с материалами дела, рассказал о том, что задержание Павлова в Казахстане случилось во время обострения борьбы за власть между казахскими силовиками. По словам собеседника «Новой», их борьба обострилась после того, как Казахстан потерпел окончательное поражение в деле о выдаче Аблязова — Госсовет Франции принял решение отпустить беглого банкира из-под стражи. В Казахстане стали разбираться, чья это недоработка. «В итоге с подачи минюста и Национального бюро по противодействию коррупции возникла версия, что виноваты прокуроры и юристы, которых интересовали только деньги», — говорит собеседник «Новой».

Как утверждает источник, сам Павлов следователей не интересовал, от него требовались только нужные показания. Уголовного обвинения ему не предъявляли. После того как показания были получены, Павлову разрешили уехать из Казахстана. В свою очередь, от помощника генпрокурора требовали показаний на заместителя генпрокурора Казахстана Андрея Кравченко. А от того, видимо, планировали добиться показаний на самого генпрокурора, полагает собеседник «Новой». Осудили в итоге только помощника.

Эту версию подтверждают и люди из окружения Аблязова, с которыми говорила «Новая газета». По их словам, после бегства Аблязова Казахстан вложил огромные суммы в преследование беглого банкира по всему миру. «Огромные деньги вливались в БТА для возврата активов, при этом никаких существенных результатов не было. В какой-то момент стали искать виноватых, — считает собеседник. — В деле должны были быть заместитель генерального прокурора Андрей Кравченко (отстранен от должности в 2017 году. — О.Ш.) и сам бывший генпрокурор Асхат Даулбаев (отстранен от должности в 2016 году. — О.Ш.), но у них нашлись покровители, поэтому «козлами отпущения» сделали Максатбекуулу и еще одну сотрудницу департамента по возврату активов БТА Елену Молчанову».

Бывший генпрокурор Даулбаев после отставки получил место в Государственном совете Казахстана, его зам Кравченко работает юристом в Фонде национального благосостояния.

Юридическая контора Павлова «Кворум» по-прежнему сопровождает банкротство банков — уже российских.

В 2018 году «Кворум» в очередной раз прошел аттестацию при государственном Агентстве по страхованию вкладов (АСВ), которое занимается защитой вкладчиков обанкротившихся российских банков. Притом что в правилах отбора, например, говорится, что работать с АСВ не могут компании, у которых есть проблемы с деловой репутацией.

По подсчетам «Новой газеты», «Кворум» занимается банкротством не менее 10 банков и получает за каждый от 500 тысяч до 3,5 миллиона рублей ежемесячно и до 15% от возвращенного имущества.

«Гонорары успеха», выплачиваемые юристам в случае победы в судебных спорах, в контексте использования государственными структурами часто имеют двойное дно. Это создает благодатную почву для коррупционных практик, поскольку чиновник, определяя «гонорар успеха», теоретически может заложить в него и свой интерес, — полагает замдиректора «Трансперенси Интернейшнл» Илья Шуманов. — История с Павловым подсказывает нам, что похожая практика могла быть использована в кейсе с взысканием активов, принадлежащих казахскому банку БТА. Правда, в роли получателей части «вознаграждения» за выгодный контракт в данном кейсе фигурируют не чиновники, принявшие решение о заключении контракта с Павловым, а влиятельные бизнесмены, имеющие прямой выход на первых лиц в Казахстане. В силу схожести государственных моделей России и Казахстане нельзя исключать, что аналогичные схемы были реализованы и в нашей стране. Усиливает мои подозрения то, что компания «Кворум», управляемая Павловым, активно участвует в судебных спорах, представляя интересы госкорпорации АСВ».

Источник