@operdrain: А вот и информация по лесному сектору подъехала

А вот и информация по лесному сектору подъехала.

Не так давно, знающие люди писали о преступной деятельности шведского «предпринимателя» г-на Мартина Херманссона , известного в российской бизнес-среде, как горе-реформатора в вопросах частного лесовладения в России. Хер-манссон успешный рейдер российских предприятий лесного комплекса. Уверовавший в свою безнаказанность и возможность решить любой вопрос в «системно бюрократичной и коррумпированной России» о чем он говорил в кулуарных беседах на ПМЭФ. В настоящий момент совместно с московским банком «Траст» (запомните) швед является владельцем Новоениссейского Лесохимический Комплекса (ЗАО НЛХК). Как и на какие деньги господин Херманссон приобрел данный актив достаточно подробно можно прочесть тут https://www.pravda.ru/economics/1423281-forest/, там и про его былые рейдерские подвиги в Карелии и про Красноярский НЛХК. Сегодня, несмотря на все факты рейдерства, иностранный лесовладелец продолжает свою масштабную экспансию в красноярском лесном хозяйстве.

С начала 2018 года в Березовском районе Красноярского края происходит рядовое событие – банкротство лесоперерабатывающего предприятия «ТРАНССЛЕС», а где банкротство — там и рейдерство. Переоценили свои возможности, недосмотрели за менеджментом, с кем не бывает. Назначили молоденькую 28-летнюю «конкурсную управляющую» Коновалову Марию Андреевну, определили долговые обязательства, собрали комитет кредиторов, но вот дальше началась удивительная история:
1. Основной кредитор Банк «Траст», имея право требования на сумму более 800 млн. руб., на половину обеспеченную залоговым имуществом, решает обойти коллег по комитету кредиторов. При это Траст пытается получить дополнительные преференции по своему проблемному портфелю и уменьшить имущественную стоимость всего актива в целом.
2. Сотрудники департамента проблемных активов «Траста» предлагают господину Херманссону, взять имущество «ТРАНССЛЕСа»в аренду, назначив для для него заниженную арендную стоимость. Передав ему все производственное оборудование, включая погрузчики, оставив от рабочего завода голые стены и земельный участок, что в несколько раз снижает стоимость всего имущественного комплекса. Остальные кредиторы в таком случае вообще ничего не получат. К тому же все знают, что дальше происходит с арендованным оборудованием – оно или резко становится негодным к дальнейшему использованию и списывается или банально пропадает, а это уже статья 158.
3. В «Трасте» тоже не дураки работают, поэтому напрямую договор на Херманссона, учитывая его прошлое оформлять не стали, оформив всё на «Богучанский ЛПК», находящийся в 600 километрах от «ТРАНССЛЕСА». Только вот тот «Богучанский ЛПК», находящийся в активе Банка «Траст» имеет задолженность перед херманссоновским НЛХК аж в 6 миллионов долларов.
4. Совпадение? — Не думаю. Кажется, что ответ очевиден, но по всей видимости уже скоро отвечать придется самому Херманссону перед российским судом. Расторопные схематозники из «Траста» и абсолютно циничный иностранный инвестор(рейдер) — вот пример современного международного «совместного предприятия». Мы уже не говорим о том, что установлен факт, того, что молодая и нерешительная Коновалова полностью утратила автономность в принятии решений в качестве конкурсного управляющего, согласовывала свои действия с менеджерами банка «Траст» Лианой Новиковой и Андреем Литвиным, получая у них прямые указания, как ввести в заблуждения членов комитета кредиторов

Надеемся ,что данный материал заставит задуматься нынешнее руководство Красноярского Края и правоохранительные органы о масштабе проводимой господином Херманссоном и Банком «Траст» политике по расхищению зелёного золота Сибири.
@operdrain: А вот и информация по лесному сектору подъехала