Большая «делянка». Губернатор и глава Счетной палаты Красноярского края не поделили лес?

Большая «делянка». Губернатор и глава Счетной палаты Красноярского края не поделили лес?

О бесконтрольной вырубке сибирских лесов говорят давно. Похоже, тайга поредела настолько, что это заметили даже чиновники. Первой спохватилась глава Счетной палаты Красноярского края Татьяна Давыденко — заядлой летчице сверху видней. Следом встревожился губернатор Александр Усс. Он хоть не летает, но сидит очень высоко и, оказывается, находит в лесу пропитание. Теперь в крае горят не только леса, но и разгораются политические интриги. Чем закончится конфликт Давыденко и Усса: уголовным делом для аудитора или отставкой губернатора?

Скандал в благородном правительстве 

Красноярский край был охвачен верховым пожаром. Полыхала не только тайга, как это обычно бывало, здесь верхушка иного рода — горит все краевое правительство во главе с губернатором Александром Уссом. Нарушителем спокойствия стала глава Счетной палаты края Татьяна Давыденко. Всю весну главный красноярский аудитор представляла отчеты об ужасающем развале в лесной отрасли. Апрельский отчет посвящался пожаротушению, а точнее его полному отсутствию в крае. Огнем стихии, отмечали аудиторы, унесено 1,6 млн га и 4 млрд рублей. 

Майские заявления, по сложившейся традиции, были самыми ошеломляющими. На этот раз Давыденко
обратилась к силовикам с данными о 7 млрд рублей, недополученных бюджетом от инвестпроектов, выродившихся в профанацию, хотя ежегодно древесины в Красноярском крае вырубается аж на 47 млрд рублей. А в конце мая Давыденко и вовсе
обрушилась с критикой на региональный минлесхоз, фактически обвинив все министерство в заключении сомнительных сделок и полном развале лесничеств. Депутаты и чиновники к горячим цифрам остались холодны. Впрочем, позже выяснилось — эта холодность вызвана дерзостью Давыденко. 

Большая «делянка». Губернатор и глава Счетной палаты Красноярского края не поделили лес?

Александр Усс 

Глава правительства Красноярского края Юрий Лапшин и министр лесного хозяйства края Дмитрий Маслодудов приняли обвинения близко к сердцу, очевидно, считая, что виноваты во всем они двое. Чувству вины способствовала активная помощь ФСБ аудиторам Счетной палаты. Отвечать одному за целое министерство трудно, да не очень-то и хотелось. Лучшая защита, как известно, нападение. Особенно когда нападаешь вдвоем на одного. Поэтому Лапшин и Маслодудов попросили прокурора Михаила Савчина комплексно проверить Счетную палату и саму Татьяну Давыденко. Последнюю — на предмет конфликта интересов с бизнесом дочери. Пока Савчин репетировал изумление, будто бы о дочери Давыденко, ее бизнесе и словосочетании «конфликт интересов» он слышит впервые, глава СП сделала ход конем. Причем троянским. 

В роли троянского коня выступил многопрофильный журналист Андрей Караулов, сочетающий в себе ненависть к коррупции, любовь к силовикам и личное знакомство со всеми ними сразу. В авторской программе он как мог выслушал Давыденко. Главе Счетной палаты удалось даже вставить в монолог ведущего основные тезисы доклада, упомянуть о прокурорской проверке и пространно намекнуть на угрозы. Последнее сопровождалось мизансценой «сильные женщины тоже плачут». 

Мотайте на Усса

Опытный глаз Караулова увидел в женских слезах отражение губернатора края Усса. В последнее время Александр Усс часто мерещится Караулову — сказываются недавние беседы с авторитетным олигархом Анатолием Быковым, который был крайне обеспокоен губернатором. Быкова в какой-то момент разочаровывают все губернаторы края, но «текущий» стал «моментом истины». А тут еще и скандальные факты от Татьяны Давыденко. Так и стал Усс главным противником Давыденко в осторожных формулировках Караулова.


Интервью Татьяны Давыденко Караулову (1 часть)

Разоблачительную эстафету вновь подхватила Сибирь. Красноярский штаб ФБК
нашел связь Усса с лесной отраслью задолго до того, как Андрей Караулов подобрал нужные слова. И даже до того, как Давыденко представила свои разжигающие скандал отчеты. Связь оказалась довольно проста. У губернатора Александра Усса оказалось несметное количество
имущества. Дворцы в подмосковном Акулинино и Сочи, квартиры на самых престижных улицах столицы, от Пречистенки до Молочного переулка, и, конечно, барская усадьба в сосновом бору Красноярского края. Плюс земельные участки, люксовые авто и водный транспорт. Всего примерно на 1,5 млрд рублей. 


Доклад Давыденко перед красноярскими депутатами    

Реакция депутатов    

Важно помнить, что Усс — не тот, о ком пишет Forbes. Он всю жизнь на партийной работе. Есть у губернатора 33% акций компании «Дом быта», но прибыли от них на такой вот быт точно не хватит. За чей же счет «бытует» красноярский губернатор? Выручает семья. Сын Артем Усс, которому щедрый папа подарил ту самую квартиру на Пречистенке, теперь сам поддерживает старика. У него есть отели Don Diego Hotel, San Diego Hotel (Италия), компания Saa Svis Avia Ag (Швейцария). «Бизнесмен мира» Артем Усс также
представляет в России «Беринг Кэпитал Партнерз Компани» (Каймановы Острова). Однако мальчик правильно воспитан, он патриот и не отрывается от корней. А корни сибирские — в таежных лесах. 
Большая «делянка». Губернатор и глава Счетной палаты Красноярского края не поделили лес?
Собственники ЗАО «КрасноярскЛесоМатериалы»    

Неприметный офшор владеет приличным пакетом ЗАО «КрасноярскЛесоМатериалы». Понять местную специфику Артему Уссу помогают мама (25,9% в ЗАО) и советник папы Андрей Карпов (47,3%). ЗАО «КЛМ Ко» называют ведущим деревообработчиком региона. Вела его какая-то невидимая рука — будем считать ее рукой рынка. Она
выдавала компании кредиты и прочие преференции. Сейчас компания в
процессе банкротства, но это лишь формальная смена собственника. Производство живет, топоры стучат, санитары лесных рубок не дремлют. 

Стоит ли удивляться, что Александра Усса не возмутила ни одна из цифр в аудитах Счетной палаты? В принципе Давыденко не стоило беспокоить даже ФСБ, проводя свои расчеты. Подошла бы к первой леди и спросила, как там дела в лесу? Впрочем, Татьяна Давыденко видит все собственными глазами. Как заядлая летчица, она наверняка не раз видела редеющие леса с высоты птичьего полета. Кстати, именно это маленькое хобби главы Счетной палаты заставило депутатов усомниться в ее заботе о лесе. 

Первым делом личные счеты

Здесь стоит вернуться к прокурорской проверке Счетной палаты, проводимой по просьбе красноярского лесного министра Маслодудова. О каком он там конфликте интересов вспоминал? А ведь речь идет об истории, которую в Красноярске знает каждый. Дочь Татьяны Давыденко выступает совладельцем компании «Аэропром» — главного «тушителя» всех лесных пожаров в крае. В портфеле компании
контракты на 408 млн рублей. «Аэропром» давно вытеснил государственную «КрасАвиа» из своей бизнес-ниши. В заявлении Маслодудова видится злорадный намек — мол, глава Счетной палаты свой бизнес охраняет. У нее же нет «подушки безопасности» в виде «Сибугля», аффилированного с Уссом. С другой стороны, спасать — дело благородное, даже если речь о деревьях. Чего стесняться? 

Интервью Татьяны Давыденко Караулову (1 часть) 

Однако Татьяна Давыденко на эту тему распространяться не хочет. Вот и своему конфиденту Караулову не открылась. Сказала лишь, что дочь стала директором «Аэропрома» после
гибели ее владельца Петра Швецова. И сразу перешла к рассказу, как ей звонят жены нищих лесорубов. Может, неловко Давыденко, что закупки дочкиных конкурентов она под лупой проверяла, а кровиночку не тронула? В конце концов, увидеть «соринку» из 9 безальтернативных контрактов в глазу областной «КрасАвиа» и не заметить «бревна» в виде 39 договоров, невесть как заключенных «Аэропромом», аудитору-правдорубу совсем не к лицу. Как «курсант» Мария Давыденко не только в директоры, но еще и в собственники попала — тоже хороший вопрос. Правда, только для тех, кто далек от Красноярска. Сами красноярцы давно считают Швецова номинальным владельцем и в таком качестве, как смущение, главе СП явно отказывают.

Большая «делянка». Губернатор и глава Счетной палаты Красноярского края не поделили лес?

Большая «делянка». Губернатор и глава Счетной палаты Красноярского края не поделили лес?

Проверка Счетной палатой тендеров в сфере тушения лесных пожаров 

Расцвет компании «Аэропром» удивительным образом совпал с переходом Давыденко из Красноярскстата в Счетную палату, то есть к рычагам финансового контроля. Созданная в 2011 году «Восток-Авиа» (нынешний «Аэропром») из фирмы, не владевшей ни одним самолетом, за два года
превратилась в ведущего господрядчика. Помогли причастность Давыденко к хлопонинской команде, благодаря которой крупный бизнес отдавал борты в аренду «Восток-Авиа» на «чего изволите», и техничная смена строптивого директора «КрасАвиа». Новый был шустрей и сообразительней — здесь документы на тендер не все представит, там сроки пропустит. Господряды шли к «Восток-Авиа». Так что проблему лесных пожаров глава Счетной палаты могла решить прямо за кухонным столом. И бумагу марать не надо, она тоже из древесины. 

Компания чувствовала себя полностью неприкасаемой и, по сути, таковой и была. В 2014 году «Восток-Авиа» подала заведомо недостоверные сведения на тендер, что стало предметом судебного
спора с УФАС. Несмотря на всю очевидность данного дела и несколько судебных побед антимонопольщиков, «Восток-Авиа»
засудила ведомство в параллельном процессе. С большим трудом в УФАС смогли признать недействительным заключенный госконтракт. 

Шапочный пожар 

Формально «Восток-Авиа» владел Петр Швецов, неформально ее владельцами
считались Татьяна Давыденко и тогдашний министр природных ресурсов и лесного комплекса Елена Вавилова. Кстати, проблемы последней с законом (она также обвиняется в махинациях в лесной отрасли) приписывали рукам Давыденко. Обгоняющая главу Счетной палаты репутация гласила: «кто против Танечки пойдет — тот проблемочки найдет!». Вавилова же имела неосторожность обрушиться на «Восток-Авиа» с критикой. Леса все горели, а самолеты ломались и отказывались их тушить. Пришлось министру лавировать между собственным бизнесом и властью. Возможно, за то и поплатилась. 

Мария Давыденко (тогда еще Кедринская) тоже всегда была рядом. Она возглавила компанию «Авиационные Технологии» («АвиаТех»). Ее совладельцем значился все тот же Петр Швецов. Дела у компании сразу пошли в гору. Интересно, что в уставный капитал Кедринская внесла земельный участок № 24:04:0101002:446, который по ее меркам стоил 2 млн рублей. Этот участок дочери Давыденко подарила некая Александра Плешкова.

Большая «делянка». Губернатор и глава Счетной палаты Красноярского края не поделили лес?

Татьяна Давыденко 

На участке сельхозземель «АвиаТех» и развила бурную деятельность. Правда, перед этим участок с авиаскоростью
перевели в категорию «земель промышленности, энергетики, транспорта, связи, радиовещания, телевидения, информатики, земель для обеспечения космической деятельности, земель обороны, безопасности и земель иного специального назначения». В 2015 году налоговики выяснили, что стоимость участка
занижена в 100 раз и составляет свыше 218 млн рублей. Дело ограничилось доначислением налога. Кто и за что дарит дочери главы СП сотни миллионов, неизвестно до сих пор. Но это вполне можно выяснить. 

Вероятно, именно на такое развитие событий намекала депутат Людмила Магомедова, говоря, что после вмешательства силовиков «выигравших не будет». Однако не все торопятся занять сторону губернатора Усса. Наученная горьким опытом и падением Виктора Толоконского, Елена Вавилова предпочла
занять сторону Давыденко, назвав Усса «режиссером лесного скандала». Как говорится, ставки сделаны — ставок больше нет. А тайга все также вырубается и горит.

Источник