Умер Владимир Коган — один из самых известных российских бизнесменов

Владелец банка «Уралсиб» скончался в возрасте 56 лет.

Умер основной владелец «Уралсиба» Владимир Коган, сообщил «Ведомостям» представитель банка. Ему было 56 лет, в 2019 г. российский Forbes оценил состояние Когана в $750 млн (140-е место). Больше года Коган серьезно болел: прошлой весной он перенес инсульт.

Как и многие бизнесмены первой волны, Коган начинал с торговли, вскоре к ней добавился девелопмент. В банковский бизнес он пришел в середине 90-х, купив с партнерами петербургский Промышленно-строительный банк (ПСБ). Несколько его акций принадлежало будущему президенту Владимиру Путину. Через 10 лет ВТБ заплатил за 75% банка $577 млн, а Коган стал чиновником. Там пригодился его опыт в строительстве. В 2012 г. он вернулся в бизнес, а еще через три года – на банковский рынок.

Прецедент имени Когана

«Уралсиб» – один из крупнейших частных банков: 523 млрд руб. активов на конец марта, 19-е место, по данным «Интерфакс-ЦЭА». После кризиса он столкнулся с проблемами, и ЦБ решил санировать его. Коган создал прецедент. В 2015 г. ему лично доверили финансовое оздоровление «Уралсиба», до этого санаторами становились только банки и корпорации. Коган появился в последний момент, и это стало неожиданностью даже для ЦБ и Агентства по страхованию вкладов (АСВ), рассказывали их сотрудники. «Коган проявил инициативу сам, – говорил бывший зампред ЦБ Михаил Сухов. – У нас был широкий круг инвесторов <…> Предложение Когана было самым «дешевым» <…> но мы не искали санатора за минимальные средства. Мы понимали масштаб проблем и искали ответственного инвестора». АСВ выделило на санацию «Уралсиба» 81 млрд руб., в 2017 г. банк получил еще 9,5 млрд руб. По этим займам в АСВ заложены активы «Уралсиба». Когану принадлежит 81,81% «Уралсиба», еще 11,35% – у бывшего основного владельца банка Николая Цветкова (связаться с ним не удалось).

Личность Когана многое значила, многое держалось на нем: из-за него в банк пришли многие клиенты, под его честное имя «Уралсибу» дали деньги на санацию, говорит один из банкиров. В свое время Коган лично курировал строительство дамбы в Санкт-Петербурге, проект которой был разработан еще в 1977 г. Дамба стоимостью более 100 млрд руб. была сдана в 2011 г.

Михаил Осеевский президент «Ростелекома»

«Володя был моим другом, с которым мы шли по жизни с 90-х. Вокруг него – и бизнесмена, и человека – всегда было много ярких, активных и позитивных людей. Он очень любил наш Петербург и гордился тем, что он коренной петербуржец. Мне очень горько».

«Как только Владимир Коган заболел, я инициировал встречи с представителями ЦБ и АСВ, чтобы обсудить ситуацию, – рассказывал в июне прошлого года зампред правления «Уралсиба» и сын Когана Евгений. – Мы спросили, есть ли беспокойство со стороны регулятора по поводу текущей ситуации, ответили на все возникшие вопросы. План финансового оздоровления мы исполняем с опережением, а правление и наблюдательный совет позволяют нам, пока акционер временно не работает оперативно, идти по стратегии и исполнять бизнес-план».

«В связи со смертью В. Когана вопрос о замене инвестора в процессе финансового оздоровления банка «Уралсиб» актуален», – заявил в четверг представитель ЦБ, он может быть рассмотрен после того, как будут определены его наследники. Передача «Уралсиба» в Фонд консолидации банковского сектора, через который ЦБ сам санирует банки, не рассматривается, подчеркнул он, добавив, что санация банка идет по плану.

По общему правилу наследники Когана должны будут вступить в права наследования через 6 месяцев, но, возможно, этот срок будет больше: изменение состава акционеров при доле от 10% акций потребует согласования с ЦБ, говорит партнер ЕМПП Олег Бычков.

Называть финансовое оздоровление «Уралсиба» примером удачной санации пока преждевременно, учитывая, что она рассчитана до 2025 г., указывает аналитик АКРА Ирина Носова. Тем не менее уже сейчас видно планомерное повышение нормативов достаточности капитала и улучшение качества активов, что, безусловно, является заслугой новой команды, говорит она. «Не думаю, что вкладчики будут уходить из банка, так как команда руководителей работала в автономном режиме уже более года и клиенты, если не уходили, значит, в целом были довольны. Вместе с тем на поведении кредиторов может отразиться неопределенность в отношении будущей структуры акционеров, хотя мы ожидаем, что регулятор будет активно контролировать данный процесс», – считает Носова.

Андрей Костин президент ВТБ

«Володя был отличным другом, любившим жизнь во всех ее многогранных проявлениях. Он был евреем, чтившим иудейские традиции, но одновременно человеком с широкой русской душой. Он был талантливым организатором производства и бизнесменом, его нельзя было не любить и не уважать».

По информации АКРА, требования и условные обязательства к прямо или косвенно связанным сторонам составляют около 50% основного капитала по МСФО. Если говорить о ресурсной базе, часть клиентов также была связана с Коганом: это как связанные компании, так и просто партнеры по бизнесу, однако их доля в обязательствах невысока.

Не только банк

По данным Forbes, Коган в свое время интересовался приобретением у Сулеймана Керимова «Уралкалия» и «Полюс золота». Но в итоге единственным его большим проектом вне банковского сектора стал Афипский НПЗ. В результате сложно структурированной сделки с Олегом Дерипаской Коган получил 57,6% «Нефтегазиндустрии» (владела 100% Афипского НПЗ). Вскоре после этого дела НПЗ улучшились, к в 2014 г. его маржинальность существенно превысила среднеотраслевую.

Подкосило этот бизнес начало налогового маневра в нефтяной отрасли. Он должен был подтолкнуть российские НПЗ к модернизации мощностей. Афипский завод планировал вложить в проект 341 млрд руб., но финансирование отставало от графиков. Коган начал искать покупателя на актив, и в 2019 г. завод выкупил Михаил Гуцериев (Forbes со ссылкой на источники пишет, что семья Когана получила от сделки $20 млн, но новому владельцу достались долги НПЗ – $1,8 млрд).

Коган был женат, у него осталось четверо детей. В интервью «Коммерсанту» в 2016 г. он рассказывал, что, когда «его товарищ» Герман Греф заметил, что возвращение на банковский рынок – рискованная операция, он не счел это риском – в том числе потому, что у него есть «двое старших сыновей».

Источник