Правозащитник Оюб Титиев после освобождения: в Чечне пока работать не стану

Правозащитник Оюб Титиев после освобождения: в Чечне пока работать не стану

«В Чечне мы пока работать не будем»: интервью с правозащитником Оюбом Титиевым

Руководитель чеченского отделения правозащитной организации «Мемориал» Оюб Титиев вышел на свободу в результате условно-досрочного освобождения. В интервью Би-би-си Титиев пообещал, что продолжит правозащитную деятельность, но признал, что работа «Мемориала» в республике пока что невозможна.

Титиева, работавшего в чеченском «Мемориале» последние 17 лет, задержали в начале января прошлого года и приговорили к четырем годам заключения в колонии-поселении за хранение наркотиков (статья 228.2 УК РФ).

Судебное дело, закончившееся приговором в марте этого года, вызвало громкие протесты в России и за рубежом из-за шатких доказательств, вопросам к экспертизе и невнятных показаний свидетелей.

С учетом 14 месяцев, проведенных в СИЗО, было объявлено, что претендовать на условно-досрочное освобождение осужденный сможет уже в июне. Решение о конкретной дате освобождения было принято в тот момент, когда в Москве разразился скандал вокруг задержания журналиста-расследователя Ивана Голунова.

У ворот колонии-поселения в Аргуне, в получасе езды от Грозного, Титиева дожидались близкие родственники и несколько телекамер. Освобождение совсем не напоминало хаотичную и шумную встречу освобожденного в Москве Голунова.

Правозащитник Оюб Титиев после освобождения: в Чечне пока работать не стану

Сначала господин Титиев пообщался с родственницами, потом подошли мужчины-ровесники, последними освобожденного правозащитника поздравили молодые чеченцы.

Телекамерам Титиев сообщил, что правозащитную деятельность никогда не оставлял и делать этого не собирается. Однако представительство «Мемориала» в Чечне работать в обозримом будущем не станет — слишком опасно.

В селе Курчалой, где освобожденного правозащитника встречали несколько десятков родных и друзей, Титиев ответил на вопросы Би-би-си. Выяснилось, что большинство из сидевших в аргунской колонии отбывали наказание по статьям о хранении или сбыте наркотиков. «Я увидел другую Чечню по ту сторону решетки, — говорит Титиев. — Она совсем другая».

Впрочем, говорит он, никто из соседей по колонии не верил в то, что обвинения в хранении наркотиков имеют под собой основания. «Все выражали недовольство и протест, подходили ко мне, сочувствовали».

Правозащитник Оюб Титиев после освобождения: в Чечне пока работать не стану

За что именно его преследовали, Титиев не знает. В последние месяцы перед его арестом сотрудники «Мемориала» публиковали сообщения о внесудебных расправах над молодыми жителями в нескольких городах Чечни и репрессиях против чеченских геев и лесбиянок. Связано ли появившееся дело с оглаской этих случаев или нет, Титиев не знает: «Не было никаких намеков даже за что, кроме сплетен на улицах, можно только догадываться.

То, что репрессии против самих сотрудников «Мемориала» вероятны, правозащитники понимали. В последние годы власти Чечни ставили один барьер за другим в деле мониторинга прав человека. Коллега Титиева Наталья Эстемирова была убита в 2009 году и это дело до сих пор не раскрыто. Четыре года назад после нескольких поджогов и серии угроз Чечню покинули правозащитные группы организации «Комитет против пыток».

О деятельности Титиева и его коллег было известно рядовым чеченцам, но не общественности за пределами республики. «Я старался работать как можно тише и сохранить работу представительства «Мемориала» как можно дольше и афишировать нашу работу как можно меньше», — говорит он.

Арест в январе 2018 года приостановил деятельность «Мемориала» в Чеченской республике. Хотя номинально люди в статусе «правозащитников» есть, по сути жители Чечни остались без эффективной правозащиты.

Титиев говорит, что принять жалобу чеченцев могут в любом из полусотни региональных отделений «Мемориала» по всей России. Но готовы ли заявители ехать за сотни километров и все равно рисковать репрессиями в отношении себя и своих родных?

Правозащитник Оюб Титиев после освобождения: в Чечне пока работать не стану

Неудивительно, что о происходящем в Чечне известно все меньше и меньше, и все чаще известия о нарушении прав человека приходят от родственников потерпевших из-за границ России.

«Активность людей спала и страх проник во все дома», — говорит Титиев. — Надолго, навсегда? Все в руках Всевышнего. Мы не можем предполагать, надолго это или нет. Время покажет».

61-летний Титиев говорит, что рассчитывает увидеть перемены в Чечне своими глазами. Но он понимает, что, даже отбыв назначенное ему наказание, не застрахован от новых преследований.

«На некоторое время я здесь останусь, но работы у нас не будет. Я не буду жить за границей. Какое-то время буду заниматься своим домом, потом, скорее всего, перееду на некоторое время и в другом регионе тоже буду работать, заниматься правозащитной деятельностью».

За сотней тех, кто пришел поздравить Титиева с освобождением — тысячи чеченцев, которые согласятся с утверждением о том, что процесс против него был сфабрикован.

Но, говорит он, народная поддержка в современной Чечне значит мало. «Тут ни род, ни близкие — вообще никто ничего не решает. Решает президент России. Но он пока спит, безмолвствует, ему все равно, что здесь происходит», — говорит правозащитник.

Источник