Приговорить покойника: как силовики и губернатор становятся пешками в борьбе за 1 000 000 000 рублей «Торэкса»

Приговорить покойника: как силовики и губернатор становятся пешками в борьбе за 1 000 000 000 рублей «Торэкса»

Салават Мухитдинов / © Канал «Torex — стальные двери» на платформе youtube.com

4

9

20

3508

Более трех лет в Саратовской области идет настоящее сражение за миллиард рублей известной на территории России компании по производству дверей — ООО «Торэкс». Бывший учредитель предприятия — Салават Мухитдинов — в феврале 2016 года попытался получить эту приличную сумму в качестве своей доли в уставном капитале фирмы. Нынешние владельцы дверного завода не очень обрадовались такой перспективе, и началось противостояние, в которое оказались втянуты сотрудники полиции, прокуратуры, а теперь еще и СУ СК.

Не исключено, что на «шахматную доску» в качестве «пешки» был выставлен даже глава региона Валерий Радаев. И сейчас у руководства «Торэкса» остается лишь одна возможность поставить шах и мат противникам и сохранить миллиард за собой — добиться приговора в отношении Мухитдинова, который умер от инфаркта в процессе этого противостояния (как говорят родственники, не выдержав незаконного давления со стороны силовиков). Мы разобрались в этой криминальной драме, завязанной на больших деньгах и крупном обмане.

 

Пролог

В марте 2017 года ИА «Версия-Саратов» уже рассказывало о битве за сотни миллионов рублей, развернувшейся вокруг ООО «Торэкс». Подробно об этом можно прочитать здесь и здесь.

Коротко о главном. Один из учредителей дверного завода Салават Мухитдинов, который, как и нынешний владелец компании Игорь Седов, стоял у истоков производства, в конце 2015 года вышел из состава участников ООО. Он попросил свою долю в уставном капитале, по поводу размера которой возникли разногласия. Начался судебный процесс в арбитраже.

Приговорить покойника: как силовики и губернатор становятся пешками в борьбе за 1 000 000 000 рублей «Торэкса»

Визуализация связей ООО «Торэкс» / © «Коммерсантъ КАРТОТЕКА»

Параллельно Седов, а также оставшиеся три учредителя «Торэкса» — Сергей Иванов, Сергей Ионов и Валерий Кузнецов — написали на Салавата заявление в правоохранительные органы. Они рассказали о том, что Мухитдинов якобы еще в 90-х годах каким-то образом подделал учредительные документы, в результате чего сильно завысил процент своего участия в фирме и теперь на основании этого требует слишком большие «отступные». А заявители, чьи подписи имеются на тех «подделанных» документах, на протяжении более 20 лет этого не замечали, хотя и распределяли между собой прибыль в неверном, по их же словам, процентном соотношении.

Все это выглядело более чем странно. Но полицию не смутила такая история о длящемся десятилетиями преступлении. Было возбуждено уголовное дело по факту мошеннических действий. Расследованием занимались сотрудники УМВД города Саратова. Фактически, от исхода этого дела зависела окончательная сумма выплаты — сотни миллионов получит бывший учредитель ООО или же только десятки. Поэтому всякого рода «странности» (подробно об этом — ниже) сопровождали расследование от начала и до конца.

Вскоре после возбуждения дела — в конце февраля 2016 года — Мухитдинов скончался от инфаркта, который, как уверяют родственники покойного, мог быть вызван повышенным вниманием к подозреваемому со стороны следствия и ложными обвинениями его бывших компаньонов. Уже после смерти, Салават дважды был привлечен по уголовному делу в качестве обвиняемого. С соответствующими документами стражи правопорядка знакомили супругу бывшего учредителя «Торэкса» — Тамару Мухитдинову. Она же, как наследница, продолжала участвовать в судебном споре с владельцами завода.

 

Приговорить покойника: как силовики и губернатор становятся пешками в борьбе за 1 000 000 000 рублей «Торэкса»

Салават Мухитдинов / © Канал «Torex — стальные двери» на платформе youtube.com

 

В 2017 году руководство ГУ МВД по Саратовской области признало, что уголовное дело в отношении Мухитдинова было возбуждено незаконно. Более того, была выявлена «заинтересованность руководства СЧ СУ УМВД России по г. Саратову в результатах расследования» (на тот момент следственную часть возглавлял подполковник юстиции Олег Буйновский). На нескольких сотрудников полиции было наложено дисциплинарное взыскание, Буйновского уволили из органов «в связи с утратой доверия», а дело прекратили в связи с отсутствием события преступления.

Тогда упавшую эстафетную палочку подобрали представители надзорного органа. На тот момент заместитель прокурора города Саратова Андрей Жаднов стал раз за разом отменять постановления о прекращении уголовного дела в отношении покойного. Более того, Жаднов предписывал полицейским не только провести дополнительное расследование, но и по его итогам обязательно привлечь Мухитдинова в качестве обвиняемого и направить уголовное дело прокурору для утверждения обвинительного заключения. Причем, зампрокурора не стеснялся прибегать к таким сомнительным с точки зрения закона и здравого смысла формулировкам в официальном документе — постановлении надзорного органа.

Все это тянулось с весны 2017 года до недавнего времени. Параллельно шли судебные разбирательства в арбитраже. Сначала вдова Мухитдинова отсудила у «Торэкса» более 1 миллиарда рублей — на основании расчетов стоимости доли в уставном капитале фирмы, размер которой ранее пытались признать ничтожным через возбужденное уголовное дело. Однако это решение, основанное на экспертном заключении Игоря Балакина (сейчас находится под следствием), было серьезно изменено апелляционной инстанцией. Сумму выплаты в итоге «срезали» основательно — до 361 миллиона рублей.

Однако у представителей дверного завода остался вариант, при котором не придется выплачивать и такую урезанную сумму. Поспособствовать в этом могло бы «воскрешение» уголовного дела о мошенничестве в отношении покойного Мухитдинова. Ведь если силовики докажут в суде, что бывший учредитель ООО в 90-х годах смухлевал, то этот факт станет поводом для пересмотра дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

Как оказалось, идея эта не была похоронена окончательно даже после того, как руководство регионального ГУ МВД заняло в этом вопросе жесткую позицию — события преступления не было, а значит и расследовать нечего. Вслед за полицейскими и прокурорами в «игру» включились представители Следственного управления СК России по Саратовской области. Ребята из этого ведомства, похоже, намерены дотянуть, мягко говоря, сомнительное уголовное дело в отношении Мухитдинова до суда, чем они прямо сейчас и занимаются. И, видимо, никого не смущает то, что в уголовном деле имеется масса документов и свидетельских показаний, которые подтверждают невиновность Мухитдинова и могут свидетельствовать об оговоре его заявителями, ради достижения вполне определенных целей.

В последнее время эта история развивается на фоне нагнетания страстей со стороны руководства «Торэкса» — то и дело в СМИ появляются сообщения о неких «рейдерах», пожелавших то ли захватить, то ли обанкротить крупное предприятие с богатой историей. Делаются вбросы информации о том, что на заводе «неустойчивая финансово-хозяйственная ситуация», и без работы могут остаться более тысячи сотрудников ООО. Причем, активное участие в этом действе принимает губернатор Саратовской области Валерий Радаев, который лично пишет заявления в правоохранительные и надзорные органы в защиту «Торэкса» (а по некоторым данным, даже мог наносить визиты в арбитражный суд).

Приговорить покойника: как силовики и губернатор становятся пешками в борьбе за 1 000 000 000 рублей «Торэкса»

Валерий Радаев и Игорь Седов

Изучив неимоверное количество документов — судебные акты и решения, обращения, заявления, ходатайства, отказные материалы, постановления следователей, отчеты о финансовой деятельности и движении средств по счетам, а также прочие официальные бумаги — корреспондент ИА «Версия-Саратов» пришел к неутешительному выводу. Защищать дверной завод действительно нужно. Только не от мифических рейдеров и таинственных злопыхателей, а от… самого руководства «Торэкса».

Не верите? Тогда добро пожаловать в мир фактов — чертову реальность, которая всегда с тобой, если ты знаешь больше, чем этого кто-то хочет.

 

Полицейский начальник со скидкой

С самого начала вся эта борьба за сотни миллионов рублей «Торэкса» привлекала внимание нашего издания тем, как в ней проявляют себя люди, облеченные властью. Не важно, судебная это власть, исполнительная или же представленная сотрудниками силовых ведомств. Поэтому историю мы подробно расскажем через конкретных людей, принявших в ней участие. Все они уже были упомянуты выше. Начнем с бывшего начальника СЧ СУ УМВД России по г. Саратову Олега Буйновского.

Факты:

1. Мухитдинов написал заявление о выходе из состава учредителей «Торэкса» и потребовал свою долю 21 октября 2015 года.

2. Прошел ряд встреч между адвокатами Мухитдинова, владельцем завода Седовым и его представителями на которых договориться о сумме подлежащей выплате Мухитдинову не удалось (в ноябре 2015 года).

3. Учредители «Торэкса» обратились с заявлениями о привлечении к уголовной ответственности Мухитдинова 21 декабря 2015 года.

4. Сотрудник полиции Буйновский встретился с владельцем «Торэкса» Седовым в управлении МВД 26 января 2016 года.

5. Седов передал Буйновскому некие документы через своих сотрудников 27 января 2016 года.

6. Уголовное дело в отношении Мухитдинова было возбуждено подчиненными Буйновского в тот же день — 27 января 2016 года.

7. Буйновский отправился «на экскурсию» на производственную базу «Торэкс» 2 февраля 2016 года.

8. Буйновский позвонил Седову из магазина-салона «Торэкс» и получил большую скидку на покупку входной двери 3 февраля 2016 года.

И вот еще один замечательный факт — на протяжении всех лет, что идет битва за миллиард рублей дверного завода, практически все ее участники «пишут» друг друга. На диктофоны при личной встрече, на специальное оборудование во время телефонных переговоров… Причем, это касается как «чужих», так и «своих». Хотя, если речь идет о больших деньгах, то эти понятия становятся весьма размытыми. Сегодня человек вроде бы свой, а завтра уже — чужой.

По странному стечению обстоятельств, в тот момент, когда начальник следственной части городского УМВД Олег Буйновский «решал вопрос» по поводу возбуждения резонансного уголовного дела в отношении Мухитдинова, сотрудники ОРЧ собственной безопасности ГУ МВД по Саратовской области «вели» коллегу по какому-то другому оперативному материалу. И в ходе ОРМ, на основании постановления суда, стражи правопорядка осуществляли прослушку Буйновского.

 

Приговорить покойника: как силовики и губернатор становятся пешками в борьбе за 1 000 000 000 рублей «Торэкса»

Переговоры о передаче неких документов в день возбуждения уголовного дела в отношении Мухитдинова. Из заключения служебной проверки в отношении сотрудников СЧ СУ УМВД по г. Саратову от декабря 2016 года

 

После того, как от вдовы Мухитдинова в адрес руководства Главка пришли жалобы на подозрительные действия полицейского начальника, безопасникам не составило труда проверить возможную заинтересованность Буйновского в исходе дела. Они прослушали рассекреченные переговоры и нашли там много интересного, касающегося дела «Торэкса».

Оказывается, начальник следственной части еще до возбуждения уголовного дела очень тесно общался с адвокатом Игоря Седова — Николаем Панкратовым. Причем беседы эти выглядели странно. Буйновский упрашивал Панкратова уделить ему время для встречи (21 января 2016 года), потом уточнял у него, можно ли ему лично побеседовать с Седовым (26 января 2016 года) и решал вопрос о получении некоего пакета документов от руководителя «Торэкса» (27 января 2016 года).

Общение между полицейским и адвокатом происходило не то, что на панибратском уровне, а даже с некоторыми элементами подчинения первого второму. Возможно, это объясняется тем, что Панкратов ранее занимал руководящие должности в управлении МВД по Саратову. Или еще чем-то — менее очевидным, но не менее вероятным.

Вот, например, часть беседы по поводу встречи с Седовым (из заключения служебной проверки в отношении сотрудников СЧ СУ УМВД по г. Саратову от декабря 2016 года, предоставленного судебным и следственным органам):

«Панкратов: Сейчас я ему скажу тогда, я ему дам твой номер телефона. Олег, чтобы я сейчас не заглядывал, какой номер телефона у тебя?

Буйновский (диктует номер телефона).

Панкратов: Скажи, вопросы у тебя… В принципе ты настроен как с ним? Он человек сейчас тоже… Ну, не то, что он взрывной. Он ненавидит этого Мухитдинова.

Буйновский: Да нет, я просто хочу сам лично пообщаться. Я нормально настроен, просто… Сам все слышишь.

Панкратов: Ну все, ну хорошо. Да, сейчас я ему скажу, что ты нормально настроен. Все…»

А после того, как уголовное дело в отношении «ненавистного» Мухитдинова было возбуждено, полицейский начальник позвонил Игорю Седову:

«Седов: Да, добрый день.

Буйновский: Добрый день. Буйновский позвонил.

Седов: Да, слушаю внимательно.

Буйновский: Я готов посмотреть ваше производство, как вы предлагали.

Седов: Так, ну давайте на завтра.

Буйновский: Давайте, да, как вам удобно.

Седов: А как вам удобно?

Буйновский: Ну, мне все равно, я, потому что, в отпуск ушел.

Седов: А, вот так вот, да?

Буйновский: Да…»

На следующий день «экскурсия» состоялась (имеется расшифровка звонка полицейского Седову с проходной завода). Что там происходило — доподлинно неизвестно. Из разговора понятно лишь то, что посещение предприятия должно было начаться с кабинета его руководителя. А еще через день Буйновский «засветился», когда позвонил владельцу «Торэкса» из фирменного магазина на улице Вавилова в Саратове, чтобы получить обещанную скидку на продукцию. Седов попросил передать трубку менеджеру, после чего сказал: «Добрый день, это Игорь Васильевич. Да, сделайте там скидочку двадцать пять (речь идет о процентах, — прим. авт.), пожалуйста, на мое имя».

 

Приговорить покойника: как силовики и губернатор становятся пешками в борьбе за 1 000 000 000 рублей «Торэкса»

На заводе «Торэкс»

 

Сам Олег Буйновский подтвердил, что заинтересовался предложением Седова посетить предприятие. По его словам, никакого отношения к расследованию уголовного дела этот визит не имел. Остается только гадать: что же тогда делал полицейский начальник в кабинете Седова сразу после возбуждения уголовного дела по заявлению все того же Седова?

Буйновский также отрицал, что именно руководитель «Торэкса» предоставил ему персональную скидку на дверь в фирменном салоне. И не признал, что встречался с адвокатом Панкратовым до возбуждения уголовного дела и что ему передавали какие-либо документы от Седова.

Все это, как указано в заключении о проведении служебной проверки, было опровергнуто распечатками телефонных переговоров. Более того, Буйновский согласился пройти исследование на полиграфе («детектор лжи»). В результате, у него были отмечены «выраженные эмоциональные реакции при ответах на следующие вопросы»:

— Адвокат Панкратов еще до официального поступления материалов дела в СЧ СУ УМВД России по городу Саратову обращался к вам по поводу заведения уголовного дела в отношении Мухитдинова С. М.? (вероятность до 90 процентов).

— Еще до официального поступления материалов дела в следствие вы обсуждали с Панкратовым ситуацию с ООО «Торэкс» и обговаривали, какие давать показания и что указать в заявлении, чтобы обойти нестыковки в деле? (вероятность до 88 процентов).

— За привлечение Мухитдинова вам было обещано материальное вознаграждение в будущем? (эмоциональные реакции умеренно выражены, вероятность 79 процентов).

«При возбуждении уголовного дела Буйновский О. В. руководствовался искренним убеждением (вероятность 79%) и руководствовался материальной заинтересованностью (вероятность 85%)», — говорится в заключении.

Старший оперуполномоченный по ОВД ОРЧ СБ регионального ГУ МВД, подполковник полиции Тишин, рассматривавший материалы служебной проверки в декабре 2016 года, пришел к выводу, что уголовное дело было возбуждено незаконно, в ходе предварительного расследования не были установлены противоправные действия Мухитдинова. Также, по мнению проверяющего, нельзя исключать взаимосвязь между возбуждением дела и смертью подозреваемого из-за болезни. Однако это, как говорится в документе, не может быть изучено в ходе текущей проверки. Рапорт об обнаружении признаков состава преступления — превышение должностных полномочий — в отношении Буйновского был зарегистрирован отдельно (дальнейшая его судьба неизвестна).

В итоге было принято решение уволить полицейского начальника «за совершение поступка, порочащего честь сотрудника органов внутренних дел». Также досталось старшему следователю городского УМВД Надежде Тимченко — за «необоснованное возбуждение уголовного дела» и «неполноту проведенного расследования» ее предупредили о неполном служебном соответствии. Аналогичная кара постигла и начальника отдела следственной части Александра Фомина — за ненадлежащий контроль за ходом расследования.

Начальнику следственного управления УМВД Светлане Сергеевой тогда «строго указали на имеющиеся просчеты в организации работы» ее подчиненных. А заместителю начальника ГУ МВД по Саратовской области, генерал-майору Андрею Бойко поручили «принять безотлагательные меры по укреплению дисциплины и законности среди подчиненного личного состава».

Этот документ был утвержден начальником Главка Сергеем Арениным (сейчас — сенатор от региона в СФ РФ) и согласован руководителем ОРЧ собственной безопасности ГУ МВД Сергеем Кашевым (позже был осужден на 9 лет строгого режима за взятку).

В 2017 году Олег Буйновский попытался восстановиться на службе в органах внутренних дел и взыскать с МВД денежное довольствие «за время вынужденного прогула». С таким заявлением он обратился в Кировский районный суд Саратова. Однако служители Фемиды отказали в удовлетворении исковых требований в полном объеме, признав служебную проверку и увольнение законными.

В ближайшее время наше издание расскажет о том, как сложилась судьба прокурора Жаднова и прочих деятелей, засветившихся в громком деле «Торэкса». И, самое главное, о том, в чьи руки и каким образом сейчас выводятся средства дверного завода, чтобы показать его мнимые «упадок» и «убыточность».

Продолжение следует.

 https://nversia.ru/news/prigovorit-pokoynika-kak-siloviki-i-gubernator-stanovyatsya-peshkami-v-borbe-za-1-000-000-000-rubley-toreksa/

Источник