Беседа с инсайдером. Темная полоса Вячеслава Володина

— Привет. Как дела?

— Все как обычно. Наше болото в связи с летом даже не булькает.

— Не верю. Что-нибудь да происходит. Вон, по поводу строительства завода по уничтожению отходов в Горном какой шум коммунисты подняли.

— Знаешь, давай мы не будем идти у них на поводу. Коммунистический хайп – дело нормальное – был бы повод. Я не понимаю тех, кто во власти идеологией занимается. Какие-то невнятные комментарии в ответ на безграмотные красные лозунги. Никто первоисточники не поднял, массовой разъяснительной работы тоже не видно, не слышно. А коммунисты все грамотно делают – им важен любой повод.

— Согласна. А что, разве в правительстве есть, кому агитпропом заниматься?

— Не знаю. Но идеология – это епархия вице-губернатора Игоря Пивоварова. А вице-губернатор Александр Стрелюхин…

— Погоди. А почему Стрелюхина нет на фото с визита Володина?

— Хороший вопрос. Но на него у меня нет ответа. Подозреваю, что Валерий Васильевич слегка нервничает и опасается, что Стрелюхин перетянет одеяло публичного политика на себя.

— Брось. Он не будет этого делать.

— Тут я с тобой согласна. Но, говорят, Александр Михайлович пытается построить под себя правительство…

— А это уже совершенно нормально, ему с ним, с этим правительством, работать. Извини, что перебила…

— Хорошо. Я продолжаю. Так вот, уже где-то в телеге было, что Стрелюхин берет второго социального зама из Энгельса. Это дама, которая занималась социалкой в Энгельсской администрации.

— Я слушала, что она не очень…

— Как тебе сказать, по слухам, она преданный Стрелюхину человек. Но уровень ее компетенции, уверяют злые люди, на уровне руководителя районо. Зато, говорят, на руку чиста.

— А это уже больше, чем полдела. Потому что, как ты знаешь, у нас больших специалистов в правительстве нет. Хотя, погоди, прошла информация о том, что завтра на заседании комитета будут согласовывать кандидатуру Сергея Наумова.

— Значит, Стрелюхину не удалось протащить свою даму. Зато, врут, что министр промышленности тоже будет энгельсит.

— И это закономерно.

— Вроде бы Стрелюхин хотел поменять министра здравоохранения Наталью Мазину, но Радаев не дозволил. Как сохранил Валерий Васильевич и министра спорта Абросимова и дорожного министра Чурикова.

— Тоже ничего удивительного. Особенно про Чурикова, который любимый министр губернатора. Погоди, скоро парни станут считать, кто из министров сколько раз заходил к каждому большому начальнику.

— Ну да – начнут меряться амбициями. Забавно.

— А что с министром финансов? Ойкина федеральный минфин согласовал?

— Пока нет. Если в среду на бюджетном комитете его кандидатуру не будут рассматривать, то это будет означать, что большой Минфин процедуру затягивает.

— Хотя, вспомни, как долго согласовывали Выскребенцева…

— Все правильно, в Москве обиделись на скоропалительное увольнение Ларионова – к Александру Степановичу в Минфине относились очень хорошо и уважали за профессионализм. Да и увольнять министров финансов можно, как говорят, по согласованию с большим Минфином.

— Ну да. А потом Кошелев, которого согласовали без проблем. А он вон что…

— Ну да. Будем наблюдать за согласованием Ойкина.

— А что у нас в думе? Как новый руководитель аппарата?

— С Печенкиной все нормально. Собственно, Виктория Михайловна в думе давно, и там к ней относятся хорошо. Она стопроцентная трудяга и профессионал.

— А председатель?

— Говорят, что сидит тихонько, как мышка. И даже не может принять хоть каких-то кадровых решений. И у некоторых сложилось впечатление, что господин Романов что-то знает…

— Ага. Но молчит. Потому что боится.

— Не фантазируй. Я тебе этого не говорила.

— Извини. Что еще?

— Еще, врут, что наш горемычный Александр Ландо мобилизовал все свои связи и притащил в Саратов одного очень влиятельно человека федерального уровня – Бориса Эбзеева. Он когда-то был президентом Карачаево-Черкессии, потом судьей в Конституционном суде. Эбзеев пытался прорваться к одному нашему генералу. Но его по вопросу Ландо не принял даже заместитель генерала.

— Меня это не удивляет. И что дальше?

— Дальше – Александр Соломонович опять сказал, что он молчать не станет и расскажет все, что ему известно, про всех. В том числе и про самых великих.

— И это меня не удивляет. Вопрос только в том – о чем знает Ландо.

— Это да.

— Что еще? Или погоди. Ты мне ничего не рассказала о визите великого нашего Вячеслава Викторовича. Что там осталось за кадром?

— По большому счету ничего. За исключением, разве того, что, по мнению моих наблюдателей, Володин был не такой как всегда. Много шутил, но как-то странно. Настроение менялось. И как бы пытался оправдываться за свои частые визиты в Саратовскую область.

— Ну, оправдываться ему нечего. Впрочем, судя по федеральной телеге, у Вячеслава Викторовича опять темная полоса. Но мы с тобой знаем, что он у нас – Феникс. Сгорает дотла и возрождается вновь.

— Это да. Политическая выживаемость у него потрясающая.

Елена Микиртичева

http://reporter64.ru/content/view/beseda-s-insajderom-temnaya-polosa-vyacheslava-volodina

Источник