Экс-чиновник рассказал как генерал ФСБ Алексей Дорофеев кошмарил бизнес

Арестованный бывший чиновник рассказал, как московский чекист обеспечивал уголовное преследование крупного бизнеса.

Глава УФСБ Москвы и области Алексей Дорофеев засветился в скандале вокруг задержания журналиста Ивана Голунова. Но это далеко не первая история, в которую влипает генерал спецслужб. Арестованный экс-чиновник Александр Шестун рассказывает, как Дорофеев и его высокопоставленный коллега Иван Ткачев способствовали уголовному преследованию миллиардера Константина Пономарева из-за спора с компанией IKEA.

Бывший глава Серпуховского района Александр Шестун ровно год находится в СИЗО по обвинению во взятках и мошенничестве. Все это время он пишет разоблачительные статьи о сотрудниках ФСБ, генпрокуратуры и администрации губернатора Подмосковья Андрея Воробьева. Эти записки опубликованы на сайте PASMI, а также вошли в книгу «Непокорный арестант». С начала 2019 года следователи делают все, чтобы записи Шестуна не смогли стать достоянием общественности. Тем не менее, небольшая часть разоблачений экс-главы района все-таки покидает пределы СИЗО. PASMI публикует очередную главу из записей Александра Шестуна. Она посвящена руководителю УФСБ по Москве и Московской области генералу Александру Дорофееву, который упоминается в видео с угрозами Шестуну со стороны главы Управления «К» ФСБ России Ивана Ткачева и начальника управления администрации президента РФ по внутренней политике Андрея Ярина:

«Хочу подробнее остановиться на силовом прикрытии Андрея Воробьёва — генерале ФСБ Дорофееве. Алексей Николаевич работал в управлении ФСБ в Санкт-Петербурге начальником службы. В апреле 2005 года возглавил УФСБ России по Республике Карелия. Дорофеев прославился в Карелии тем, что всё приезжающее начальство он очень хорошо принимал в бане, не гнушался хлопать веником по широким спинам генералов ФСБ, и, поговаривают, после застолья появлялись весёлые девочки. Однако осенью 2006 года произошли массовые антикавказские выступления в Кондопоге, и Дорофеев был смещене со своего поста. С 2006 по 2010 годы он работал в центральном аппарате ФСБ на должности заместителя начальника управления.

В феврале 2010 года Дорофеев неожиданно возглавил Управление «М» ФСБ России. На тот момент я уже вовсю разрабатывал игорных прокуроров именно с этим управлением. Уход его предыдущего начальника, генерала Владимира Крючкова, происходил на фоне жёсткого конфликта между МВД и ФСБ.

В то время серьезно усилился замминистра МВД Евгений Школов, который вместе с начальником Контрольного управления Президента РФ Константином Чуйченко фактически перехватил контроль за МВД у министра Рашида Нургалиева. С 2010 года усиливается роль Дениса Сугробова, фаворита Школова и Чуйченко, который стал руководителем ОРБ-10 по противодействию организованной преступности в сфере экономики. Фактически МВД решило перехватить у ФСБ антикоррупционную борьбу и ослабить позиции 6-й службы УСБ — «сечинского спецназа».

С уходом генерала Крючкова из Управления «М» на Контрольное управление ФСБ России полностью сменилось и руководство. Назначение Дорофеева главой Управления «М» серьёзно меняло баланс сил в центральном аппарате ФСБ. Дорофеев представлял интересы Николая Патрушева и тем самым уравновешивал позиции усилившегося Управления собственной безопасности («спецназа Сечина» — Олега Феоктистова и Ивана Ткачёва). Кроме того, контроль за Управлением переходил от первого замдиректора ФСБ Сергея Смирнова лично к директору Александру Бортникову.

Заместителями Дорофеева в Управлении становятся люди Феоктистова — Владимир Максименко из СК РФ и Александр Филин из военной контрразведки, куратор МВД. Причём Максименко взялся отвечать за решение различных проблем бизнесменов, связанных с кредитно-финансовой сферой. В Управлении «М» работал родственник полковника МВД Дмитрия Захарченко полковник Дмитрий Сенин, который отвечал за службу безопасности МВД. Сенин работал на Феоктистова и параллельно ходил в походы: сплавлялся по рекам с Сугробовым и убеждал его начать разработку ФСБ. Куратором Захарченко был Максименко.

Наибольшую известность Дорофееву принесло дело подмосковных прокуроров. Под его руководством Управление «М» провело целую операцию, под ударом которой оказался генпрокурор Юрий Чайка. Оперативную информацию по делу прокуроров собирали сотрудники Феоктистова, но всю остальную работу вели уже Дорофеев и его сотрудники из Управления «М». Прокуроры обвинялись в организации подпольных казино и связях с мафией. В рамках дела прослушивали даже Артёма Чайку. Большую часть материалов по этой прокурорской банде собрал и предоставил именно я.

В октябре 2012 года Дорофеев был снят с должности руководителя Управления «М» и перешел на должность главы УФСБ по Москве и Московской области. Уход Дорофеева был связан с усилением влияния помощника президента Школова, который считал Дорофеева своим личным врагом. Дорофеев собирал материалы, по которым Школова уволили в 2011 году с должности замминистра МВД.

Уход Дорофеева был ожидаемым. Он был слабым руководителем, которому постоянно требовались санкции Патрушева. Дорофеев не мог противостоять Феоктистову и УСБ ФСБ, которые фактически взяли Управление «М» под свой контроль. Кроме того, отставки Дорофеева требовал Александр Бастрыкин, который считал, что Дорофеев не довел дело прокуроров до конца и сдался.

Алексея Николаевича без работы не оставили, он сменил в УФСБ по Москве и Подмосковью генерала Виктора Захарова, который до этого 12 лет возглавлял службу. Захаров считался человеком из команды Юрия Лужкова. У Сергея Собянина был небольшой выбор: или Дорофеев, или Феоктистов. Понятно, что Собянин был категорически против Большого Олега. Назначение Дорофеева произошло после назначения врио губернатора Московской области Андрея Воробьёва, которому нужна была поддержка силовиков.

Деятельность Дорофеева в Подмосковье была весьма скромной. Надо учитывать, что в столичном регионе работает не только его управление, но и другие подразделения. Дорофееву предъявлялось много претензий о сращивании ОПС с силовыми структурами. Дорофеев стал слишком близок к Воробьёву и семье генпрокурора Чайки. Мало того, поддерживал дружеские отношения с генералом ФСБ Иваном Ткачёвым. Главная ошибка Дорофеева, как говорят, в том, что рано списал генерала Патрушева и поверил в его отставку. Дорофеев Патрушева фактически кинул и стал работать с Ткачёвым.

Основные проблемы возникли у Дорофеева с Управлением «М», которое в 2015 году возглавил глава 2-й службы УСБ ФСБ Сергей Алпатов, ныне генерал и первый заместитель главы Службы экономической безопасности (СЭБ) ФСБ России. Он начал чистку в управлении и обнаружил многочисленные нарушения Дорофеева.

Самыми известными делами генерала Сергея Сергеевича Алпатова стали уголовные дела в отношении осужденного за аферу с завышением цен на электронные браслеты экс-главы ФСИН Александр Реймера, замглавы ФСИН Олега Коршунова.

Оперативниками управления были выявлены масштабные хищения при создании интеллектуальной системы обеспечения деятельности МВД, факты коррупции в Федеральной таможенной службе (ФТС), а также разоблачён полковник-миллиардер Дмитрий Захарченко из ГУЭБиПК. Алпатовские раскрутили дело генералов СК Дениса Никандрова, Михаила Максименко, Александра Ламонова, Алексеяя Крамаренко и Александра Дрыманова.

Генерал Алпатов еще со времён руководства 2-й службой УСБ ФСБ конфликтовал с «шестеркой» (6-й службой УСБ ФСБ), Феоктистовым и Ткачёвым. Алпатов успешно реализовал оперативную информацию о том, что и.о. начальника Управления «Т» ГУЭБиПК МВД Дмитрий Захарченко хранит чекистский общак, принадлежащий его родственнику, сотруднику ФСБ Дмитрию Сенину, объявленному в федеральный розыск.

Во время расследования было выявлено еще несколько оборотней из центрального аппарата ФСБ, тесно связанных с беглым Сениным и крышевавших теневых банкиров. С 2016 года алпатовские начали серьезно разбираться с сотрудниками Дорофеева, были произведены обыски в отделе ФСБ по Балашихе. Управление «М» занималось МУРом, в результате чего ряд руководителей ГУ МВД Москвы уволен с должностей.

Алпатов полностью переиграл Дорофеева, последний сегодня серьёзно ослаблен. Дорофееву предъявлены претензии по слабой работе в связи с мусорными конфликтами, где региональное управление ФСБ выступило на стороне губернатора Воробьёва. Претензии предъявляли по сбору материалов о владельцах свалок и коррупции вокруг них. Претензии предъявлялись по особой антикоррупционной работе в структурах Подмосковья.

По итогам вышеперечисленных фактов мне бы вновь хотелось вернуться к истории бизнесмена Константина Пономарёва по нескольким причинам. Во-первых, я много общался с Костей, находясь в «Лефортово» и был сражён уровнем его эрудиции и предпринимательской хваткой. Во-вторых, Пономарёв после «Лефортово» долгое время содержался в серпуховской тюрьме. И самое главное, в-третьих, его враги, упёкшие его за решетку по гражданскому спору арбитражного суда, — как раз все те же действующие лица.

Это просто адская история, как законопослушный бизнесмен стал врагом номер один ИКЕА и ФСБ, и как закон в России абсолютно не работает. Думаю, что свободной прессе, работающей в жанре расследования, будет интересно поподробнее узнать о роли четырёх генералов ФСБ в деле миллиардера Пономарёва: генерал-полковника Евгения Ловырёва (показания главного менеджера ИКЕА Виртанена) и его сына Дмитрия Ловырёва, владельца юридической фирмы «МЗС», генерал-полковника ФСБ Алексея Дорофеева, начальника УФСБ по Москве и Московской области (есть экспертиза о том, что им лично подделано объяснение против Пономарёва от имени одного из фигурантов дела), генерал-майора ФСБ Ткачёва с его спецназовцами, вылавливающими свидетелей в суде и возле суда на спецмашинах, генерал-лейтенанта Владимира Глотова, замглавы Росфинмониторинга, и его сына Артёма Глотова, директора фирмы, присвоившей деньги за 71 генератор бизнесмена Пономарёва в Крыму.

Константин Пономарёв, как и все заключённые в России, молчит о скандальных фактах в его уголовном деле, хорошо понимая, что любое разоблачение оборотней ведёт только к ухудшению ситуации. Уж я-то хорошо почувствовал это на себе. Ему придётся даже проглатывать откровенное враньё, проплаченное мебельным гигантом и раскрученное в СМИ ФСБ.

За полтора года нахождения в «Лефортово» Костя ни разу не видел руководителя своей следственной группы — никому не нужны его показания и чтобы в уголовном деле были объективные факты и документы. А из этих фактов следует, что объявленная российским правительством амнистия капиталов использована для выманивания счетов. После амнистии на Пономарёва возбудили уголовное дело за уклонение от уплаты налогов и арестовали все его деньги в России.

Костя помог Крыму в 2014 году: 25% всех дизельных генераторов, предоставленных полуострову во время блэкаута, — его личная собственность. Два года он ждал денег, подал в суд. Выяснилось, что его генераторы без него пять раз передали в субаренду, продали, пытаясь на них получить семикратную цену от его цены за аренду.

Пономарёв написал заявление об этом в ФСБ, министру регионального развития РФ Дмитрию Козаку и добился признания всех сделок ничтожными в судах, но следом получил обвинение от СК и ФСБ в мошенничестве за его же 71 генератор. То есть Пономарёва арестовали по его же заявлению о преступлении.

Константин длительное время судился с ИКЕА, взыскал с них 800 млн долларов в судах за аренду и процент за 2007 и 2008 год, но долг за те же генераторы и те же проценты примерно в этой же сумме под конец 2010 года (уже 20 млрд рублей) ему оплачен не был. Он подал в суд и проиграл, так как бывший главный менеджер ИКЕА Йоаким Виртанен в суде отказался от своих подписей на документах, и суд без экспертизы признал всё поддельным. На бизнесмена Пономарёва возбудили уголовное дело, но через полтора года прекратили, установив путем экспертиз, что все документы подлинные.

Однако Йоаким Виртанен уехал из России. Лишь в 2016 году он вернулся и признался в оговоре. Виртанен оформил явку с повинной в следственный департамент МВД и рассказал, что его принуждали к оговору адвокаты фирмы «МЗС», совладелец которой — сын генерал-полковника ФСБ Ловырёва, с одной стороны, угрожая депортацией, а с другой — пытаясь подкупить его как свидетеля, обещая выплату «в долг» зарплаты за 2010 год, хотя он был уволен по собственному желанию в январе 2010 года.

Когда МВД пыталось его допросить и привлечь к уголовной ответственности за отказ от подписи, сотрудники УСБ ФСБ на служебных машинах охраняли его от МВД. Йоаким Виртанен, по его признаниям, был даже вывезен за рубеж, где проходил с другими сотрудниками ИКЕА инструктаж в частной британской разведфирме о возобновлении дачи ложных показаний и оговоре Пономарёва. При этом Виртанен представлял в следственный департамент МВД доказательства: фотографии подчинённых Ткачёва и юристов «МЗС» в тот момент, когда они охраняли его от полиции, давили не него, а также отчёт о слежке за Пономарёвым силами подчиненных Дорофеева и МВД от имени этой британской разведфирмы, которая принадлежит господину Амбросу Кери, женатому, как стало известно, на дочери или сестре Усамы бен Ладена.

По информации в отчёте, эта фирма под прикрытием сотрудников спецслужб фабрикует показания против Константина Пономарёва, прессует людей, ведет сбор разведданных для ИКЕА, покупает судей, и всё это для шведского мебельного гиганта. Это что, государственная измена (ст.275 УК РФ) со стороны подчиненных Ткачева и Дорофеева?

Суды начали пересмотр всех пономарёвских проигранных исков, были проведены нормальные судебные экспертизы, допрошен Виртанен, который под присягой подтвердил все факты и передал доказательства суду. Команда Пономарёва выиграла в трёх инстанциях по первым искам 500 млн рублей. При этом судье Краснинского района Смоленской области (где был прописан Пономарёв) Ирине Цуцковой пришлось по гражданскому делу брать Виртанена под охрану, так как сотрудники генерала Ткачева ловили его около суда либо в самом дворце правосудия. Результат: судья уволена. Верховный суд России отменил её решение, указав, что ранее суды отказывали Пономарёву в исках, основываясь на показаниях Виртанена, и этот вывод нельзя пересматривать.

На момент ареста Пономарёва, 30 апреля 2017 года, согласно экспертизе МВД, долг ИКЕА с учетом процентов составлял 6,2 млрд долларов. Иначе говоря, не менее трёх гипермаркетов ИКЕА в России фактически принадлежит Константину Пономарёву. Но его тупо арестовали, держат в полной изоляции, и за это время ИКЕА провела реорганизацию и перевела всю недвижимость на новые фирмы».

Подробнее об истории противостояния экс-чиновника губернатору Подмосковья Андрею Воробьеву и генералу ФСБ Ивану Ткачеву — в подборке PASMI «Кто такой Александр Шестун, и за что его посадили».

Источник