Почему кабинетный чиновник Высокинский – «никакой» мэр для Екатеринбурга

Почему кабинетный чиновник Высокинский – «никакой» мэр для Екатеринбурга

Реакция муниципальных властей Екатеринбурга на массовый протест против лоббируемого олигархами Андреем Козицыным и Игорем Алтушкиным строительства помпезного храма РПЦ в сквере у Театра Драмы позволяет оценить весь масштаб последствий отсутствия реального местного самоуправления в России. «Когда неизбранный мэр [Александр Высокинский] выходит к людям и начинается пытаться с ними разговаривать, он выглядит совершенно ужасно. То есть вот он не знает, что сказать. Всё, что он говорит, некстати… В общем, это какой-то кромешный ужас и facepalm», — отметила политолог Екатерина Шульман, за выступлениями которой внимательно следит редакция «Компромат-Урал».

Умопомрачительная удалённость Высокинского от народа проявилась воочию, когда он, «великий» градоначальник-небожитель, соизволил выйти к протестующим только после того, как на скандал публично обратил внимание Владимир Путин. До этого Его сиятельству городничему «града Святой Екатерины» было как-то недосуг снизойти до черни? Его уровень – губернатор Евгений Куйвашев да духовенство и состоятельное купечество, никак не ниже алтушкиных-козицыных…

Стоило ли чего-то иного ожидать от екатеринбургского чиновника Высокинского, взращённого и лелеянного в атмосфере гламурного кабинетного нарциссизма? Когда в башне из слоновой кости напрочь теряется чувство реальности и кажется, что любой вопрос можно решить написанием строгой резолюции, протокольным совещанием или звонком «куда надо». После «разбора полётов» по митингам в сквере для компетентных наблюдателей портала «Компромат-Урал» и других экспертов становится очевидным, что «мэр Екатеринбурга Александр Высокинский не смог урегулировать «скверный протест» из-за недостатка управленческого опыта. Такие вводы сделали сотрудники фонда «Петербургская политика» Михаила Виноградова, составляя рейтинг политических событий в мае 2019 года.

Почему кабинетный чиновник Высокинский – «никакой» мэр для Екатеринбурга

Исследователи отмечают, что усиление уличных протестов стало одной из ключевых тем майской региональной повестки… Социологи упоминают мусорные митинги в поселке Шиес Архангельской области, применение силы против демонстрантов в Санкт-Петербурге, а также градозащитные акции в Екатеринбурге.

В то же время, считают исследователи, акции, за исключением протестов против строительства полигона в Шиесе, носят локальный характер. Следовательно, майские волнения могут не стать серьезным поворотным моментом.

Однако, несмотря на манипуляции протестными настроениями, протестная активность все же болезненна для управленческой системы. В частности, чиновники не имеют опыта реакции на подобные проявления. У них есть несколько объяснений происходящего, которые слабо связаны друг с другом (происки «мировой закулисы», интриги местных внутриэлитных «заказчиков», реакция на ошибки местной власти, свидетельство реального роста температуры социальных настроений в обществе).

Почему кабинетный чиновник Высокинский – «никакой» мэр для Екатеринбурга

Несмотря на наличие относительно успешных примеров компромиссов с протестующими, многими представителями власти сама идея уступок расценивается как признак «распада государственности». С другой стороны, присутствует недооценка того обстоятельства, что эмоция протеста нередко носит более масштабный характер, нежели тема для мобилизации – поэтому даже удовлетворение требований в некоторых случаях не снижает негативный настрой по отношению к власти», — отмечают авторы рейтинга.

Они констатируют низкую эффективность в таких ситуациях традиционных общественных институтов (политических партий, всевозможных общественных советов и палат). Кроме того, за уличными протестами может скрываться множество не поощряемых к обсуждению, но от этого не менее острых «тлеющих» тем (деятельность церкви, антимосковская повестка, местный патриотизм и тому подобное).

В их отношении у общества не выработался достаточный иммунитет (это создает потенциал для их разыгрывания при протестной мобилизации), а элиты недостаточно подготовлены к тому, чтобы эффективно нейтрализовывать эти темы», — добавляют авторы исследования.

Уличные акции требуют от местных властей выработки эффективной модели поведения в подобных ситуациях, убеждены сотрудники фонда. Однако такая подготовка затруднена нехваткой реального опыта, утраченного за последние годы или не имевшегося вообще, как в случае мэра Екатеринбурга Александра Высокинского. Ситуация осложняется еще и тем, что местным чиновникам приходится импровизировать, не зная заранее, как воспримут их импровизацию «наверху».

Социологи отмечают, что вмешательство федеральной власти в «борьбу за сквер» оказалось удачным. Однако тема строительства храма в сквере является «легкой для урегулирования», а вот с более сложными темами таких быстрых и легких решений ждать не стоит.

Несанкционированные митинги в Екатеринбурге спровоцировала установка забора в сквере у Театра драмы — вокруг строительной площадки для храма святой Екатерины. Часть екатеринбуржцев, выступавшая против строительства собора на территории зеленой зоны, взбунтовалась. Люди ломали забор, в сотрудников Росгвардии летели камни и бутылки.

Протесты длились неделю, с 13 по 19 июня. Полицейские задержали порядка 100 человек. Оценив реакцию горожан, власти решили провести в городе опрос общественного мнения. Муниципалитет организовал сбор предложений по альтернативным местам под размещение храма. Представители архитектурного сообщества выбрали среди предложений горожан пять наиболее подходящих площадок», — заключает «Уралинформбюро».

Корреспонденты редакции «Компромат-Урал» обеспечивают обратную связь с читателями по адресу: kompromatural@protonmail.com

Тему отслеживает Николай Зенков
«Компромат-Урал»

Источник