Павлу Ивлеву дали 10 лет заочно.

Юрист ЮКОСа осужден в России за «чистоту» присвоения нефти более чем на 1 трлн руб. и отмывания 133 млрд руб. группой во главе с Михаилом Ходорковским

Павлу Ивлеву дали 10 лет заочно.

Павел Ивлев

Хамовнический райсуд Москвы заочно приговорил бывшего заместителя управляющего адвокатского бюро «АЛМ Фельдманс» Павла Ивлева к десяти годам заключения за присвоение нефти более чем на 1 трлн руб. и отмывание части похищенного. Защита господина Ивлева собирается обжаловать решение суда. Между тем сам приговор в отношении одного из фигурантов так называемого большого дела ЮКОСа может быть направлен в США, где тот проживает, для его исполнения.

Судья Марина Сырова, оглашая вводную и резолютивную части приговора, который содержит сотни страниц финансовой документации, признала Павла Ивлева виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 160 УК РФ (растрата или присвоение чужого имущества в особо крупном размере) и ч. 3 ст. 174.1 (легализация похищенного).

По версии расследования, которое начиналось еще в Генпрокуратуре, а заканчивалось в Следственном комитете, Павел Ивлев являлся участников организованной группы, которой руководил экс-глава ЮКОСа Михаил Ходорковский. В 2001–2002 годах группа, считает следствие, присвоила более 195 млн тонн нефти, принадлежавшей дочерним компаниям ЮКОСа ОАО «Юганскнефтегаз», ОАО «Самаранефтегаз» и ОАО «Томскнефть ВНК», оцениваемой более чем в 1 трлн руб. При этом около 133 млрд руб. из этой суммы было отмыто через офшорные компании, на счета которых деньги перечислялись под видом дивидендов. Павел Ивлев вместе с другими юристами, по версии следствия и суда, осуществляя правовое сопровождение сделок, обеспечивал их чистоту.

Признанные потерпевшими по уголовному делу «Юганскнефтегаз», «Самаранефтегаз» и «Томскнефть» в рамках его расследования заявили иски почти на 400 млрд руб. Позже в деле в качестве потерпевшей стороны появилось ПАО «Роснефть». Хамовнический райсуд их требования к Павлу Ивлеву не удовлетворил, определив, что взыскание может быть осуществлено в рамках гражданского, а не уголовного судопроизводства.

Следует отметить, что заочный процесс в Хамовническом суде занял ровно год: предварительные слушания по делу прошли в прошлом мае.

Ведомости.Ру, 23.05.2018, «В Москве начнется суд над экс-юристом ЮКОСа по обвинению в хищении нефти на 1 трлн рублей»: В начале марта Ивлев рассказал, что расследование его дела завершено, причем ущерб по нему увеличен с 925 млрд руб. «Следователи пересчитали сумму ущерба и считают, что нефть я украл на 1 трлн 67 млрд руб.», — сказал тогда Ивлев. Он назвал обвинения абсурдными и выразил надежду, что Генпрокуратура вернет обвинительное заключение в Следственный комитет. — Врезка К.ру

Коммерсант.Ру, 23.05.2018, «К «делу ЮКОСа» вернулись заочно»: А ранее юрист пояснял “Ъ”, что «при непредвзятом правосудии было бы достаточно просто доказать, что в случае с ЮКОСом никакого хищения нефти у его добывающих компаний не было». «Фирмы, зарегистрированные в зонах с льготным налогообложением, которые следствие называет подставными, брали нефть у «дочек» ЮКОСа не задаром, а перечисляли деньги ЮНГ, «Самаранефтегазу» и «Томскнефти ВНК» за каждую поставку,— пояснял он.— И даже получали прибыль от сделок с упомянутыми якобы подставными фирмами. Не случайно Федеральная налоговая служба, обнаружив аналогичные схемы «оптимизации» налогообложения у ТНК, «Сибнефти» и ЛУКОЙЛа, ограничилась лишь взысканием с них недоимок по налогам и штрафов, при этом Генпрокуратура не квалифицировала их действия как хищение нефти у своих дочерних предприятий». — Врезка К.ру

Самому Павлу Ивлеву, как и запрашивало гособвинение, суд назначил десятилетний срок, который он будет отбывать с момента своего фактического задержания. Кроме того, ему в течение трех лет запрещено заниматься адвокатской практикой в России.

Павел Ивлев, проживающий сейчас в США, вину не признает. Юрист готов был дать показания в рамках процесса по видеосвязи, но суд это не устроило, и в удовлетворении соответствующего ходатайства его адвокату было отказано. Защита собирается обжаловать приговор в Мосгорсуде.

Очевидно, что после того, как заочный приговор вступит в законную силу, Россия инициирует розыск юриста для его исполнения. Источник “Ъ” не исключает также, что судебное решение может быть направлено в США для его исполнения, однако уже сейчас очевидно, что данное международное поручение будет отклонено.

Екатерина Заподинская, 24.05.2019: Сегодня судья Хамовнического райсуда Москвы Марина Сырова вышла в зал заседаний и сказала, что адвокату Адвокатской палаты Москвы Павлу Ивлеву она заочно назначает 10 лет лишения свободы по статьям Уголовного кодекса 160 «присвоение» и 174.1 «легализация», а за какие именно его действия, не сказала. Обещала выдать приговор «позже», два раза произнесла это «позже». По закону если хоть одна статья Уголовного кодекса не относится к разделу «преступления в сфере экономической деятельности», то приговор следовало оглашать полностью. Вменённая адвокату Ивлеву 160-я статья УК относится к иному разделу — «преступления против собственности», но судья огласила лишь вводную и резолютивную части приговора, и в резолютивной забыла даже сказать о судьбе арестованного Басманным судом имущества (доли в московской квартире, в которой живёт мама заочно осуждённого). Вообще эту мечту судей не читать полностью приговоры пытался осуществить два года назад Верховный суд России: 28 апреля 2017 года пленум Верхсуда внёс в Госдуму законопроект о том, чтобы абсолютно по всем уголовным делам оглашать только вводную и резолютивную части приговора. Но Госдума твёрдо ответила «нет». Глава Верхсуда Вячеслав Лебедев писал тогда в пояснительной записке к законопроекту (она есть на сайте Госдумы), что если в обвинении наряду с экономической есть и неэкономическая статья УК, то судья должен огласить приговор полностью. Но судья Сырова продемонстрировала свою независимую трактовку Уголовно-процессуального кодекса. Я наблюдала через час после оглашения ею срока, как адвокат заочно осуждённого пытался выяснить, когда можно увидеть приговор целиком, или хотя бы вводную и резолютивную части на бумаге, но кроме слова «позже» защитник ничего не услышал. А гособвинитель Генпрокуратуры через час после оглашения срока всё ещё находился в кабинете помощника судьи — предбаннике кабинета судьи. Что прокурор там делал — тайна его личной жизни, но радости на его лице почему-то не было. — Врезка К.ру

Источник