Владелец “Саратовгесстроя“ Шалабанов “забыл“ про миллионы и квартиры, а суд не напомнил?

Владелец “Саратовгесстроя“ Шалабанов “забыл“ про миллионы и квартиры, а суд не напомнил?

Владелец “Саратовгесстроя“ Шалабанов “Забыл“ миллионы рублей и квартиры, а суд постеснялся напомнить?

20 мая 12:45 Для компании подобные методы ведения дел вылились в банкротство, для сотен дольщиков и строителей – в суды и потерю рабочих мест. О пользе веры На допросе в балаковском суде бывший гендиректор крупнейшей строительной организации продемонстрировал способность помнить только о хорошем, а судья и гособвинитель решили не напоминать ему о плохом. Мы уже рассказывали о том, как искусство следователей МУ МВД «Балаковское» превратило для бывшего топ-менеджера Александра Шалабанова статью 160 часть 4 Уголовного кодекса (присвоение или растрата, срок лишения свободы — до 10 лет) в куда более безобидную статью 201 часть 1 (злоупотребление полномочиями), где одна из санкций – всего лишь денежный штраф. Но каким же образом 20 квартир, отписанных «Саратовгесстроем» при Шалабанове-директоре (получатель их — фирма «Уникум+»), превратились всего лишь в 4, а ущерб для стройкомпании «усох» с 35,2 млн рублей до 5,9 миллиона? Рецепт этого маленького чуда прост: взаимозачеты, точнее, бухгалтерские проводки поставок стройматериалов, которыми «Уникум+» якобы расплатился за право требования квартир в домах «Саратовгесстроя». Чем хороши зачеты в стройорганизациях? Тем, что они производятся стройматериалами, ни расход, ни наличие которых постфактум не проконтролируешь. Где щебенка? Она в фундаменте! Где цемент? Он в стенах дома! А если к тому же один контрагент верит другому, как самому себе, то все получается, как в анекдоте. Ой, простите, как в балаковском суде в минувшую пятницу, 17 мая! Там Шалабанов долго рассказывал, как много «Саратовгесстрой» работал с «Уникумом+», как доверял и контрагента не проверял. А 35 миллионов рублей он владельцу и директору фирмы Овакиму Овакимяну не подарил. Как можно такое говорить, ведь эта сумму в деле о банкротстве фигурирует как дебиторская задолженность «Саратовгесстроя». — «Уникум+» — это компания, у которой нет ни офиса, ни активов, за душой у нее только уставный капитал в сумме 10 тысяч рублей. Как прикажете с такого юрлица можно взыскать миллионы? – подчеркнул явную несуразность слов Шалабанова представитель потерпевшего «Саратовгесстроя» адвокат Владимир Маслов. Что интересно, даже исполнительный лист к «Уникуму+» на 35 млн рублей (о нем подробно мы расскажем ниже) «Саратовгесстрой» по распоряжению гендиректора Алексея Панагушина впоследствии отозвал. Было прекращено и дело о банкротстве особо избранного контрагента. — Исполнительный лист был отозван, чтобы «Уникум+» не душить, — пояснил в суде Александр Шалабанов, состоявший в тот период у Панагушина советником, и снова пустился в рассказы, как самоотверженно Овакимян отгружал щебенку, чтобы исполнить взаимозачет. И вообще, почему бывший директор должен помнить какие-то машины со щебнем, если у «Саратовгестроя» были миллиардные обороты и десятки объектов? И ущерб в 35 миллионов для такого гиганта – не ущерб, а мелочь. — При этом в рамках ряда арбитражных дел еще до введения банкротства «Саратовгесстрой» просил отсрочку по уплате госпошлины, ссылаясь на тяжелое материальное положение! У компании с миллиардными оборотами не было денег на госпошлину! А если вспомнить, сколько административных дел возбуждалось на руководителей «Саратовгесстроя» за несвоевременную выплату зарплаты? Но при этом сумма в 35 миллионов рублей, а уж тем более 5,9 миллиона – для компании просто пустяк, а не ущерб, — отмечает противоречия Владимир Маслов. Тайна вклада гарантирована Но были ли поставки от «Уникума+» на самом деле или они существовали только на бумаге? На наш взгляд, это ключевой вопрос дела Шалабанова, но для судьи Андрея Зарубина это совсем не так. Судья Зарубин дважды отклонил ходатайство Владимира Маслова о проведении судебно-бухгалтерской экспертизы. Представитель гособвинения на одном из заседаний поддержал ходатайство, а 17 мая, послушав речи Александра Шалабанова на допросе, – все эти многочисленные «не помню», «не знаю», «верил до последнего» — вдруг пришел к выводу, что никаких экспертиз не нужно. А мы вот видим в бухгалтерских проводках касаемо злополучных 20 квартир много странностей. Во-первых, шалабановские схемы работы с контрагентами вскрылись, когда новые акционеры компании проанализировали бухгалтерию АО. Новые акционеры настояли на том, чтобы подать иск к фирме Овакимяна, не рассчитавшейся за квартиры. Во-вторых, уже после введения банкротства «Саратовгесстроя» сделка с «Уникумом+» на 20 квартир попала в заявление, которое конкурсный управляющий Виктор Марков направил в правоохранительные органы. Между этим фактом и самой сделкой прошло несколько лет, и никаких документов о том, что Овакимян хоть как-то расплатился за квартиры, за это время не появилось! А ведь претензия «Саратовгесстроя» к «Уникуму+» была рассмотрена областным арбитражным судом, было возбуждено дело, по нему вынесено решение и, как мы писали выше, был выдан на должника исполнительный лист. В-третьих, когда материалы попали в руки полиции, в деле, расследуемом людьми в погонах, откуда-то взялись взаимозачеты. Причем первый из них, если верить дате, проведен за 5 месяцев до того, как открылось дело в арбитраже о неисполнении «Уникумом+» своих обязательств! Почему же иск к фирме Овакимяна был предъявлен в полном объеме, раз частичная оплата за право требования 20 квартир, если верить бухгалтерии, уже была произведена? В-четвертых, мы уже писали о нестыковках и неувязках в зачетных проводках, упомянули и тот факт, что 2 квартиры из 20-ти вообще выпали из поля зрения полицейских. Но самое главное: и в материалах следствия, и в материалах дела фигурируют лишь ксерокопии актов взаимозачетов. Где первые экземпляры важнейших доказательств? Их просто нет! Но при этом и суд, и гособвинение уверены, что в судебно-бухгалтерской экспертизе нет нужды! — Я проанализировал данные об этих зачетах и считаю, что сумма в размере как минимум 8,5 миллиона рублей якобы закрытая этими актами, является сомнительной, — рассказал «БВ» представитель «Саратовгесстроя» Владимир Маслов. – Но, видимо, достаточно заявить, что веришь в людей, и суд в ответ поверит в тебя. Адвокат Маслов даже заявил ходатайства об отводе судьи Андрея Зарубина и гособвинителя. Но и эти ходатайства были отклонены. Скорее всего, в самом близком будущем мы увидим приговор по этому удивительному делу, где так много говорили о вере, словно все происходило в храме, а не в районном суде, и где тяжелый уголовный состав воспарил, аки дух, в наилегчайшей статье.

Источник