Как Туркменистан погряз в коррупции

Как Туркменистан погряз в коррупции

Как Туркменистан погряз в коррупции

Последние несколько лет известности Туркменистану придают скандалы с иностранными инвесторами. Ряд компаний из России, Турции, Германии и Беларуси пытаются забрать кровно заработанные деньги в этой центральноизиатской республике, поэтому вынуждены обращаться в международный арбитраж.

Такими действиями Туркменистан еже больше отпугивает своих иностранных партнеров, которых было и так немного, а может не стать совсем. Как показывают опросы, одним из главных бичей туркменской системы является масштабная коррупция, которая проникла по все сферы деятельности. «Зарабатывают» все – от чиновников до сотрудников спецслужб, которые обязаны эти процессы пресекать на корню. Многие бизнесмены были вынуждены принимать такие правила игры. Однако, как показывает практика, мзда не является гарантией, что по итогу проекта все будет благополучно.  Как и личные гарантии самых влиятельных чиновников страны, президента Гурбангулы Бердымухамедова и его вице-премьера Рашида Мередова, в свое время самого метившего на президентский пост и сейчас не оставляющего этих амбиций.

Исследования ряда независимых организацией оценивают уровень коррупции в Туркменистане как один из самых высоких в мире. Причем во время правления нынешнего президента Гурбангулы Бердымухамедова, взявшего курс на смягчение госполитики, ситуация даже ухудшилась по сравнению с временами авторитарного правления Сапармурата Ниязова (1996–2006). В 2006 году страна заняла 142-е (из 163) место в индексе коррумпированности Transparency International, а в 2018 году — 161 из 180. Туркменистан соседствует с Камбоджей, Гаити и Демократической Республикой Конго. Индекс восприятия коррупции составляется на основании опросов экспертов и предпринимателей, проведенных Transparency International в разных странах мира.

В своем последнем докладе «Страны переходного периода» организация Freedom House присудила Туркменистану 7 баллов, что является самым низким показателем. Как отмечается в докладе, понижение рейтинга «связано с появлением доказательств тотального распространения коррупции, от мелкого взяточничества на местах до воровства на самом высоком уровне в правительстве, а также новых доказательств проявления непотизма по отношению к членам семьи президента».

Взяточничеству способствует огромное количество разнообразных запретов и норм, широкие полномочия госслужащих при сравнительно низком уровне заработной платы, а также недостаточная информированность граждан, страх и ощущение беззащитности перед представителями власти.

Коррупция широко распространена в сферах государственных закупок, выдачи лицензий и таможенных услуг. Чиновники без зазрения совести вымогают с коммерческих компаний процент с доходов.

По данным собеседников ресурса «Гундогар», с приходом к власти Бердымухаммедова цена для иностранных компаний за встречу с президентом поднялась на 10-15 процентов, а цена контрактов на строительство выросла на 30 процентов для оплаты взяток высоким должностным лицам правительства. И это было на заре президентства. Ныне стоимость любого строительства завышается, как минимум, наполовину. 

Чтобы понять порядок цифр и аппетитов, приведем примеры самых крупных строек Туркменистана в последнее годы.

Строительство международного морского порта Туркменбаши обошлось в 2 миллиарда долларов. В такую сумму встало возведение туристической зоны «Аваза» на побережье Каспийского моря. На 300 миллионов долларов дороже порта оказалась возведение Ашхабадского международного аэропорта. Воздушная гавань туркменской столицы, способная обслуживать в год до 14 миллионов пассажиров, стоила 2,3 миллиарда долларов. В проведение Азиатских игр в 2017 году Туркменистан вбухал 5 миллиарда долларов. Дороже всего обошлось строительство Олимпийского городка.

Иностранцы тоже платят

Большую часть работ выполняли иностранные компании, чтобы победить на тендерах они были вынуждены давать так называемые откаты. Но в последнее время нехватка денег в республике сильно бьет по зарубежным компаниям, которые вели деятельность в Туркменистане. Проблемы Ашхабада начались в 2016 году, когда Россия, основной покупатель туркменского газа, прекратила закупки, сославшись на падение мировых цен на энергоносители и споры по возникшему долгу. Правительство Туркменистана отказывалось платить зарубежным подрядчикам даже за завершенные контракты, не говоря уже про возможность заплатить за новые. Больше всего Ашхабад обязан турецким подрядчикам, поскольку Турция долгие годы была основным рынком сбыта туркменского импорта, а также инвестировала 1,5 миллиарда долларов в туркменскую экономику за период 2002-2016 годов. Среди пострадавших белорусский «Белгорхимпром», немецкая Unionmatex, американская DRC International, российский МТС.Трое их них подали заявления в международный арбитраж.

По мнению одного из руководителей немецкой компании, все дело в неслыханно высокой коррупции туркменских чиновников и сотрудников государственных компаний. Лидерами тут называют упомянутого уже Рашида Мередова и держателя «черной кассы» Хамраева. Немецкий предприниматель считает, что поступающие из государственного бюджета финансовые средства чиновники на всех уровнях пытаются хотя бы на протяжении небольшого периода времени использовать и «прокручивать» в личных целях. А во время кризиса, когда существует множественность обменных курсов, чиновники нерекдо прогорали на таких сделках.

Ряд экспертов, общавшихся с иностранными бизнесменами в Туркменистане, в один голос утверждают, что в стране не придерживаются каких-либо правовых норм при выборе тех фирм, которые ’’награждают’’ возможностью выполнять заказы. Правительственные чиновники при заключении контракта могут вынудить иностранные компании сотрудничать с совершенно неизвестными, ненадежными партнерами, поскольку власти это по каким-то причинам выгодно.

Президент и его близкие родственники держат в руках решения по тендерам в газо-нефтедобыавающей промышленности, в строительстве, в медицине. Любые контракты заключаются только через них. Бердымухамедов сам выбирает фирмы, которые он хочет видеть в качестве подрядчиков.

Тем не менее нефтегазовый сектор Туркменистана также сотрясали скандалы. В 2016 году были выявлены серьезные недостатки, связанные с припиской на предприятиях отрасли. Виновным оказался бывший вице-премьер Баймырад Ходжамухаммедов, который в качестве взяток получил 1,5 млн долларов от разных лиц. В 2017 году на взяточничестве в нефтегазовой отрасли был пойман премьер-министр страны Ягшыгелди Какаев. Коррумпированность туркменских органов власти позволяет вести добычу нефти и поиск нефтяных месторождений без соблюдения экологических требований.

Как писал в 2009 году в секретном донесении один американский дипломат, в кругу информированных лиц хорошо известно, что энергетические предприятия стремятся получить доступ к встречам с высокопоставленными лицами, включая Бердымухамедова, и для этого используют в качестве ключа «небольшие подарки». Тот же дипломат описывает, что российский газовый концерн «Итера» купил яхту стоимостью 60 миллионов долларов для подарка президенту. И получил газовый контракт. Подарок был приятным дополнительным средством для ускорения процесса заключения договора. Яхта была названа «Галкеныш».

В апреле 2010 года немецкий концерн ’’Даймлер’’, согласился выплатить 185 миллионов долларов в качестве штрафа Минюсту США, дабы это ведомство прекратило дело по нарушению концерном норм ’’честной’’ торговли. Это было связано с попыткой ’’Даймлера’’ в феврале 2000 году войти на туркменский рынок с помощью подарка бронированного автомобиля стоимостью 300000 евро «одному высокопоставленному туркменскому чиновнику на день рождения. Без этого подарка переговоры ’’Даймлера’’ с Ашхабадом оказались бы под угрозой. Документы, имеющиеся у ведомств в США, говорят и о том, что ’’Даймлер’’ организовал издание на немецком языке 10 тысяч экземпляров туркменской книги-нравоучения ’’Рухнама’’, что стоило ему 250 тысяч долларов. Под высокопоставленным чиновником имеется в виду первый президент Туркменистана Ниязов. Впрочем, эта его книг переводилась на разные языки, от финского до суахили, и в основном работу оплачивали иностранные фирмы, которые хотели вести бизнес в Туркменистане. То есть всем известно: чтобы вести там дела, надо либо задобрить, либо развлечь высшее руководство хорошими подарками.

Бытовая коррупция

Но помимо коррупции на самой верхушке власти, где принимаются решения о крупных контрактах, страну разъедает «бытовая коррупция».

Жители Туркменистана уже не представляют свою жизнь без таких понятий, как «надо подмазать» или «нужно отблагодарить». Все убеждены в том, что без дачи денег никто ничего не будет делать, даже если это входит в прямую обязанность должностного лица, даже на уровне директора школы или заведующего детского сада.

Родители, например, знают, что ребенка в сад, в лучший класс или в вуз можно устроить только за деньги. В головах обывателей прочно сидит мысль, что надо дать врачу за то, что он проявит к пациенту чуткость и возьмется за лечение; что деньги могут в разы ускорить процедуру получения нужной справки в госучреждениях, прохождения техосмотра в ГАИ.

Почти с каждым работником правоохранительных органов Туркменистана можно решить любой вопрос за денежное вознаграждение. Неважно совершили вы серьезное преступление или припарковались в неположенном месте, заплатив можно избежать ответственности за любое деяние.

Все знают, что за конкретную мзду, примерно в 500 долларов, можно получить отсрочку от армии или вместо погранзаставы на туркменско-афганской границе оказаться в воинской части внутренних войск МВД Туркменистана. А если ставку поднять, скажем, до 5000 долларов, то военком лично выпишет документ, освобождающий призывника от обязательной двухгодичной службы в рядах вооруженных сил.

Видимость борьбы со взятками

Однако нельзя сказать, что власти Туркменистана не пытаются бороться с коррупцией. В 2014 году вступил в силу новый закон «О борьбе с коррупцией». Он содержит определения коррупционных преступлений и устанавливает гарантии неприкосновенности лиц, сообщающих о коррупции. В законе также есть понятие «правонарушения, создающие условия для коррупции». К этой категории относится, например, использование служебной информации в неслужебных целях, нарушение порядка рассмотрения обращений граждан и юридических лиц, дарение вышестоящим лицам подарков (кроме символических сувениров) и оказание им неслужебных услуг (кроме символических знаков внимания). За подобные нарушения чиновников привлекают к дисциплинарной ответственности. Кроме того, чиновник обязан сообщить руководству, если кто-то склоняет его к такого рода правонарушениям.

В 2017 году была сформирована Государственная служба по борьбе с экономическими преступлениями, первостепенная задача которой — противодействие коррупции. Было поручено «глубоко рыть» в таких сферах, как агропромышленный комплекс, система торговли, энергетика и нефтегазовый комплекс.  Вскоре арестовали 50 работников органов внутренних дел, прокуроров и руководителей компаний.

«Был показан видеосюжет с рассказом о результатах кампании, где были продемонстрированы роскошные дома и квартиры арестованных, а также пачки денег, золотые украшения и слитки, обнаруженные при обыске. Все арестованные уже дали признательные показания», — передает издание «Хроника Турменистана». Отмечается, что среди арестованных, помимо работников прокуратуры и МВД, также есть работники, занимавшие руководящие посты в нефтегазовой сфере, руководители дирекции по возведению газохимических объектов концерна «Туркменгаз», руководство Байрамалийского подразделения Ассоциации пищевой промышленности, руководство Бахарлинского цементного завода объединения «Туркменцемент» министерства промышленности.

Тема борьбы с коррупцией регулярно озвучивается в заявлениях официальных лиц Туркменистана, однако речь в этих выступлениях идет лишь о том, что коррупция — крайне негативное и аморальное явление, создающее угрозу безопасности государства. Подробная информация о конкретных уголовных делах не публикуется. Также не распространяются статистические данные. В СМИ попадает лишь отрывочная информация о борьбе с коррупцией в Туркменистане.

К недавнему заявлению Аркадага (покровителя, таков титул Бердымухамедова) о начале серьезной борьбы с коррупцией жители Туркменистана отнеслись с недоверием. Ведь подобное заявление из уст разгневанного президента люди уже слышали: это происходило, в частности, в сентябре 2013 года, когда в отставку по причине своей коррумпированности были отправлены вице-премьер Акмурат Егелеев, прокуроры всех пяти областей и Ашхабада, глава государственной налоговой службы, а также руководители ведущих сельскохозяйственных госконцернов. Тогда Бердымухамедов также заявил о масштабной борьбе с коррупцией среди чиновников, но в последствие эти слова оказались настолько неубедительными, поскольку вице-премьера Егелеев, уличенный в получении крупной взятки, был уволен с формулировкой «за недостатки, допущенные в работе».

Таким образом власти Туркменистана лишь имитируют борьбу с коррупцией, а не реально с ней борются. Впрочем, ситуация в стране очень запущенная. Поэтому, по мнению местных наблюдателей, Аркадаг победит коррупцию в том случае, если отправит за решетку, как минимум, треть населения страна. А это более 1,7 миллиона человек.

Автор: Анвар Самедов 

Источник