СМИ России: почему россияне меньше радуются арестам чиновников

СМИ России: почему россияне меньше радуются арестам чиновников

В обзоре российских СМИ за 7 мая:

«Ведомости», Forbes: кто решится первым?

Как стало известно газете «Ведомости», «Морган Стэнли банк» сдаст банковскую, брокерскую и депозитарную лицензии и ликвидирует эти бизнес-подразделения в России.

А оставшийся бизнес будет переведен в новую компанию, не подпадающую под требования о лицензировании: она будет оказывать консалтинговые услуги в области инвестиций и недвижимости.

Чем вызвано такое решение банка, который начал работать в России еще в 1994 году?

«Последние 2-3 года в России нет инвестиционного бизнеса. Иностранным банкам здесь практически нечего делать. Перед ними вновь стоит вопрос: оставаться или не оставаться? Каждый отвечает на него по-своему», — так еще в 2016 году характеризовал положение дел Райр Симонян, много лет руководивший российским бизнесом Morgan Stanley

Реального бизнеса для иностранных банков в России нет и сегодня, повторил и сейчас «Ведомостям» Симонян: «Это не связано с желанием Morgan Stanley находиться или не находиться в стране. Это проблема всех без исключения иностранных инвестбанков, потому что из-за санкций практически нет возможности осуществлять какие-то транзакции на рынке капитала или на рынке слияний и поглощений, поэтому банки просто адаптируются к условиям».

Решение Morgan Stanley вполне логично, считает топ-менеджер глобального банка в России: «Он был традиционно силен в кроссграничных сделках M&A с участием иностранных инвесторов и сделках с акционерным капиталом, но после введения санкций число таких сделок существенно сократилось, и этот рынок сжался до предела».

Доходы инвестиционных банкиров, работающих на российском рынке, значительно упали в последние годы, отмечают «Ведомости». По оценке Refinitiv, в I квартале этого года комиссионные инвестбанкиров составили 32,5 млн долларов — так мало они не зарабатывали с начала 2015 года.

«Востребованность многих инвестиционно-банковских продуктов зависит от состояния рынков капитала и настроения инвесторов в отношении российского риска, а российский рынок капитала довольно волатилен, и сделок на нем в последние годы стало меньше», — комментировал снижение доходов инвестбанкиров соруководитель Goldman Sachs в России Дмитрий Седов.

«Сдача лицензии — это вопрос, который стоит и стоял перед большинством иностранных, в основном инвестиционных, банков в России. Интересно, что Morgan Stanley первым решился на этот шаг», — приводит газета слова бывшего сотрудника Morgan Stanley: все смотрели друг на друга и думали, кто решится первым.

Morgan Stanley, добавляет журнал Forbes в статье на эту же тему, не первый крупный западный банк, сокращающий присутствие в России после введения санкций.

В 2015 году об уходе с российского рынка объявил Royal Bank of Scotland, специализировавшийся на обслуживании крупных корпоративных клиентов. В том же году закрыл свой инвестбанковский бизнес Deutsche Bank.

В 2016 году свернул свою работу в России Barclays.

В 2018 году провел сокращения сотрудников в российских подразделениях Credit Suisse, двумя годами ранее прекративший обслуживание российских счетов состоятельных клиентов.

«Ведомости»: с чувством мстительного удовлетворения

Треть россиян испытывает удовлетворение от арестов высокопоставленных чиновников, но лишь четверть опрошенных считает их проявлением реальной борьбы с коррупцией. Это в ходе опроса выяснил «Левада-центр».

Аресты воспринимаются не как борьба с коррупцией, а как разборки между кланами, поэтому у них и нет особого резонанса, прокомментировал газете «Ведомости» директор «Левада-центра» Лев Гудков.

«Следит за ними в основном или околополитическая публика, или пожилое провинциальное население, которое как раз воспринимает это как реальную борьбу с коррупцией», — говорит он.

Эффективность антикоррупционной пиар-риторики снижается, полагает социолог: сообщения об арестах становятся рутиной, мало кто различает арестованных.

А удовлетворение от арестов испытывают в основном пожилые малообразованные люди, констатирует Гудков: «Массовое сознание задето ощущением несправедливости, потому каждый арест воспринимается с чувством мстительного удовлетворения».

Для общественного мнения важнее не аресты, а приговоры или их отсутствие, полагает председатель совета директоров ИСЭПИ Дмитрий Бадовский.

«Кроме того, у людей на каждый резонансный случай посадки того или иного чиновника всегда находится много примеров безнаказанности или просто несправедливости. И на этом эмоции и память фокусируются, как правило, куда в большей степени», — отмечает эксперт.

Нужный пиар-эффект арестами вполне достигается, хотя Кремль находится между Сциллой и Харибдой, полагает политолог Николай Петров: с одной стороны, он хотел бы обозначить борьбу с коррупцией, с другой — не хотел бы «гнать волну», которую могли бы перехватить популисты.

«Власть сознательно показывает — раз вы ненавидите богатых и чиновников, радуйтесь их унижениям», — отмечает эксперт.

Но важно, чтобы у людей из этого не складывалась такая картина, что вся власть коррумпирована и если сейчас арестовывают тех, кто был 15-20 лет во власти, то это свидетельствует о чем-то системном, подчеркивает он.

«Однако появился эффект привыкания: арест первого губернатора был чем-то из ряда вон выходящим, пятого — не привлек внимания. Все дается дозировано: громкий публичный арест, потом молчание, и через год чиновников тихо осуждают», — комментирует Петров и добавляет, что Кремль ведет игру осторожно и контролирует ситуацию,

По мнению политолога, идет подыгрывание настроениям людей, которые озлоблены, но и не допускается провоцирование настроений против власти.

«Коммерсант»: год предпринимательства

В 2020 году в России, по данным газеты «Коммерсант», будет проведен год предпринимательства.

Соответствующий проект указа президента разработало Минэкономики. По данным газеты в рамках предложенного плана мероприятий будут изучать отношение граждан к бизнесу.

Планируется и популяризация института самозанятых, а также разработка образовательных программ и курсов.

По словам заместителя директора «Левада-центра» Дениса Волкова, за последние годы наблюдается улучшение отношения к предпринимателям, особенно представителям малого и среднего бизнеса.

«Граждане не любят крупные компании, связанные со шлейфом 1990-х. Это не столько зависть, просто наследие приватизации, которая кажется людям нечестной», — пояснил он «Коммерсанту».

Проект указа предусматривает социологические исследования для определения «интереса граждан к предпринимательской деятельности».

В частности, планируется выявить «все ключевые запросы предпринимателей и людей, желающих открыть свое дело».

«Надо разделять готовность стать предпринимателем и желание работать на себя. Если второе выглядит желанным, то на первое решаются немногие, потому что видят много трудностей», — пояснил газете Денис Волков.

Уполномоченный по защите прав предпринимателей при президенте РФ Борис Титов заявил «Коммерсанту», что с просьбой объявить 2020 год годом предпринимательства к президенту обратились организации «Опора России», «Деловая Россия», Российский союз промышленников и предпринимателей, Торгово-промышленная палата и сам омбудсмен.

Титов отметил, что пока в проекте речь идет только о мероприятиях общего характера: «Поддержка, обучение, пропаганда, это все хорошо, но нужны и конкретные меры в области экономической политики. По поручению президента мы разработали дорожную карту развития несырьевого сектора экономики».

«Коммерсант»: недетские доходы

По итогам декларационной кампании чиновников у многих их детей обнаружены немалые доходы, рассказывает газета «Коммерсант».

Активы несовершеннолетних детей чиновники обязаны указывать в своих декларациях согласно антикоррупционному законодательству. Впрочем, отмечает газета, источники их дохода остаются скрытыми.

Самый богатый ребенок в Госдуме, получивший 2,866 млн руб., — у депутата от «Единой России» Елены Серовой. Остальные думские дети большими доходами похвастаться не могут: от 10 руб. до 100 тыс. руб.

Политолог Аббас Галлямов полагает, что это связано с тем, что перед думскими выборами 2016 года предвыборные списки чистили от бизнесменов: «Идея заключалась в том, чтобы набрать в нижнюю палату побольше общественников и поменьше олигархов».

В Совете федерации самый богатый ребенок — у представителя Ростовской области Евгения Бушмина. Согласно декларациям сенатора, ребенок получает доход по 1,5 млн руб. третий год подряд, кроме того, на него зарегистрирована квартира 72,7 кв. м.

Ребенок члена СФ от Ставропольского края Михаила Афанасова получил 126 тыс. руб. и владеет домом 331 кв. м. Двое детей Сергея Мамедова имеют доход по 10 тыс. руб. каждый. При этом у них в собственности участок 2021 кв. м, дом 492 кв. м и нежилое помещение 162 кв. м.

Больше всего недвижимости обнаружилось у детей сенатора от Московской области Алексея Русских. Им принадлежит семь участков для дачного строительства, жилое строение без права регистрации, четыре квартиры, семь машино-мест, хозяйственное строение.

А у двоих несовершеннолетних детей министра имущественных отношений Ставропольского края Алексея Газарова есть в собственности дом 160 кв. м в Канаде.

В отличие от Госдумы чисткой списков в регионах если и занимались, то не столь усердно, полагает господин Галлямов.

«Не исключено, что региональные депутаты просто менее искушены и не привыкли к внимательному контролю со стороны общественности. Поэтому маскируют свои богатства они совсем примитивно», — заявил «Коммерсанту» политолог Аббас Галлямов.

Что еще почитать:

СМИ пишут о версиях крушения авиалайнера в аэропорту «Шереметьево». Как стало известно газете «Коммерсант», в уголовном деле о катастрофе самолета SSJ 100 «Аэрофлота», жертвами которой стал 41 человек, доминирующей является версия о действиях пилотов. https://www.kommersant.ru/doc/3962418

Обзор подготовил Олег Савин, служба мониторинга Би-би-си.

Источник