От Николая Николаева все отвернулись

От Николая Николаева все отвернулись

От Николая Николаева все отвернулись

Казалось бы, всего три дня назад «лидер» Союза вкладчиков Николай Николаев совершил свой «каминг-аут», как соратников у него практически не осталось. От стремительно тонущего корабля активиста вчера, 10 апреля, стремительно отплыли такие заметные фигуры, как Павел Томашек и Николай Шевченко. Они, очевидно, просто не пожелали быть обманутыми Николаевым.

7 апреля вкладчики банка «Югра» получили от своего «лидера» ушат холодной воды на голову. Николаев вдруг признался, что работал на экс-собственника банка Алексея Хотина, «чтобы оставаться своим до решающего момента». А когда тот, очевидно, настал, то активист «был вынужден начать движение в обратную сторону», и вот теперь он уже «готов работать в команде превышенцев».

Что показательно, данное саморазоблачение было сделано Николаевым после того, как в сеть попала запись его телефонного разговора, из которого следовало, что «лидер» и не «лидер» вовсе, а шпион на службе ЦБ. К тому же, недовольный окладом: «Я занимаюсь за 150 тысяч рублей в месяц. Это очень дешево», – причитал активист. Но при этом демонстрирующий преданность: «Я делаю для вас, вот только для вас», –заверял Николай Николаев куратора.

Отдельные вкладчики сходу назвали разоблачённого агента «циничным подлецом», но большинство всё-таки предпочло взять паузу, чтобы разобраться в ситуации, когда эмоции улягутся, а голова после ушата высохнет. Тем временем Николаев продемонстрировал неутраченную бодрость духа и продолжал вести себя как вожак вкладчиков. Он торопил людей – прямо даже настаивал на своей просьбе – сдавать доверенности к приближающемуся собранию кредиторов «Югры» и называл поимённо тех, кто составит ему там компанию.

Но прошла пара дней, эмоции схлынули, ум прояснился и… наиболее заметные активисты, когда-то симпатизировавшие Николаеву фактически заявили о том, что перестают его поддерживать. 

Так, отметился актёр Павел Томашек, 10 апреля разместивший в группе обманутых вкладчиков «Югры» ВКонтакте видеообращение. В нём он не стал отвечать на вопрос – кстати, самый популярный, по его словам, у соратников – «Продался ли Николаев?». Активист просто попросил ещё немного времени на то, чтобы сформулировать свою позицию. Но можно предположить, что она будет не слишком приятной для Николаева. «Он сам признался, что получил сумму превышения», – отметил Томашек. Также актёр высказался о лоббируемом «лидером» составе кандидатов в комитет кредиторов, назвав его «ненавязчиво навязанным Николаевым пулом».

В аналогичном ключе выступил и Николай Шевченко, ранее относившийся к «лидеру» чуть ли не восторженно, что видно даже по его относительно свежим комментариям. Он также посчитал кандидатов от Николаева навязанными, поскольку они «по факту не подлежат обсуждению с большинством вкладчиков банка». «Мне также абсолютно непонятна позиция выдвинутых кандидатов, которые не считают нужным общаться с вкладчиками, а держат себя выше их», – добавил Шевченко. Заодно он предложил Николаеву дать людям максимум информации об этих «персонах Х», начиная от фото и заканчивая справкой «о конкретных делах, которые были сделаны лично кандидатом в КК за период с 10.07.2017 года (момент ввода в «Югру» временной администрации. – прим. ред.) по настоящее время». А ещё Шевченко предложил провести дебаты с кандидатами «для определения их целей». И то верно, почему бы не прогнать подозрительных личностей через полиграф? 

Однако Николаев попытался отвергнуть выдвинутый ультиматум. «Вот некоторых кандидатов даже фото нет», – зачем-то написал он в ответ на требование Шевченко. И – продолжил терять соратников. 

И это вполне логично. Мало того, что люди поняли: никакого хитрого плана у Николаева отродясь не было, и он не намеревался начинать «движение в обратную сторону», поскольку получил возможность уютно пристроится на зарплате ЦБ. Теперь же вкладчики получили лишний аргумент в пользу того, что их прежний кумир – всего лишь «получивший сумму превышения» прохиндей. А с таким не только в одной лодке плыть, в друзьях ВКонтакте состоять как-то неловко

Источник