Игорь Сечин. Введение в психоанализ.

Игорь Сечин. Введение в психоанализ.

Глава «Роснефти» и комплексы сексуального развития в контексте теории Зигмунда Фрейда.

За последние недели в ряде СМИ появился десяток однотипных материалов о переезде ПАО «Транснефть» из нескольких арендованных зданий в башню «Эволюция» в Москва-Сити.

Апокалипсис ограбления монополией всей страны ради нового офиса за безумные деньги рисуется в написанных под копирку десятках статей. Очевидный плагиат не смутил даже несколько многотиражных изданий. Безусловно, заказ был хорошо оплачен. Его исполнитель, с большой долей вероятности, пресс-служба «Роснефти» во главе с Михаилом Леонтьевым, который, как смог, реализовал надиктованную реакцию своего шефа − Игоря Сечина – на успех его заклятого оппонента.

Особая весомость фигуры Игоря Ивановича вынуждает разобраться, в чем причина неадекватной реакции руководителя крупнейшей российской нефтяной компании на казалось бы незначительный факт − переезд сторонней госкомпании в новый офис. Почему глава «Роснефти» образно говоря «забрызгал слюной свой новый костюм»?

Это и стало предметом нашего психологического исследования.

1. Скупой рыцарь

Знакомые об Игоре Сечине: «Он трудоголик и часто засиживался в Кремле допоздна, нередко сам составлял поручения президента после той или иной встречи». «Перебравшись в Кремль, он и вовсе стал следовать за своим начальником как тень, буквально встречал его у лифта по утрам и провожал по вечерам». «Это человек с адской работоспособностью, который берет измором».

Цитата (так, между прочим): «… тип личности характеризуется упрямством, скупостью, чрезмерной аккуратностью, пунктуальностью. Он любит планировать свое поведение до мелочей и не любит беспорядка и неопределенности». Это Зигмунд Фрейд о типе личности, который он назвал «анально-удерживающим». Фрейд впервые описал фазы становления психики ребенка с года до окончания полового созревания. Любой человек проходит все описанные Фрейдом фазы и в зависимости от условий быта, например, родители жестко заставляли (или не заставляли) садиться на горшок между первым и вторым годом жизни, у него остаются комплексы тех лет. Относительно нормальный человек преодолевает их в процессе полового созревания, но у некоторых, точнее, довольно многих, комплексы первых лет жизни остаются превалирующими и определяющими тип психики.

Специалисты говорят, что психически полноценный человек не будет встречать шефа у лифта каждый день с записной книжкой толщиной с талмуд и провожать его до лифта после работы. «Согласно Фрейду, на «генитальной» стадии (12-18 лет) если человек не преодолевает свои детские комплексы по механизму сублимации, его психика патологически деформируется благодаря механизмам вытеснения, регрессии или фиксации приобретенных ранее комплексов. Неправильно обвинять в этой патологии человека, мы не властны над своей природой, но можно учитывать данный факт при подборе персонала», — комментирует психолог, колумнист журнала «Фрейд» Дмитрий Механик.

Подчинение и агрессия, стремление к порядку и невозможность довести дело до конца − эти и другие, казалось бы, противоположные качества могут уживаться в одном человеке. Хотя что-то всегда превалирует.

Например, психологи заметили, что среди строителей не встречаются «анальники», гомосексуалисты, люди с подавленной сексуальной активностью, замкнутые личности, то есть те, кто не преодолел комплексы анально-фаллической фазы развития. Несовместимо, цель стройки – гармонично «закончить» начатое дело в тесном взаимопонимании с членами бригады. Зато таких людей немало среди финансистов (в игре на бирже нет конца), чиновников и людей других профессий, в которых процесс важнее результата.

Внутри личности Игоря Сечина нагромождено всего и с избытком. Про него можно услышать, что «с ростом собственных полномочий он оставался корректен по отношению к своим подчиненным, часто делая замечания в шутливой форме», люди отмечали «тактичность и уважительное отношение даже к низшим чинам», а другие говорят, что «люди интересуют его меньше всего». С одной стороны, в институте Сечин «сумел стать настоящей душой компании», с другой, был «по натуре человеком очень одиноким, несмотря на несчитанное количество юношеских приятельств, а также колоссальный донжуанский список», «Игорь, безусловно, нуждался в любви, тянулся к дружескому плечу». Даже его юношеское увлечение кларнетом, желание взять в рот трубу для того, чтобы издать сладкие звуки говорит о его болезненном одиночестве.

Особенности психики Сечина ярко проявляется в отношении к бывшим подчиненным. Цитата: «Посмотрите на бывших топ-мененджеров “Роснефти”, профессиональных людей, — предлагает один сотрудник. — Хорошо устроиться после работы в госкомпании смогли единицы». «У человека, который взял к себе на работу одного из бывших менеджеров “Роснефти”, потом был непростой разговор с Игорем Ивановичем», — знает другой. «Я даже не стал спрашивать Сечина, могу ли взять на работу бывшего менеджера “Роснефти”, — добавляет еще один собеседник “Ведомостей”. — Отрицательный ответ был очень вероятным». «У Сечина есть ощущение, что люди, которые когда-то на него работали, теперь всегда должны просить разрешения на свои дальнейшие действия, он может искренне недоумевать, что человек ищет работу, а не ждет указаний от него», — полагает знакомый Сечина. Посмевших уйти от него, принять самостоятельное решение, он зачисляет в предатели и преследует всеми возможными способами.

Патология «Скупого рыцаря» четко проявляется у Игоря Ивановича. У Пушкина одна мысль барона Филиппа о том, что после его смерти наследник начнет прожигать это золото, приводит его в гнев и негодование. У Сечина этот комплекс касается всего, что прошло через него – будь то его женщины, сотрудники, должности или компании. Им движет не только скупость, но и страх, боязнь последствий. Он, словно пушкинский барон Филипп представляет, что если бы каждая капля крови и пота, которые были пролиты ради этих богатств, вдруг проявились на земле, то немедленно бы начался ужасный потоп. Подсознательный страх потопа, который снесет и пятиэтажную квартиру за 2 млрд, трехэтажную океанскую яхту, шикарный дом в Барвихе, да и саму «Роснефть» с ее триллионными долгами и зарплатой Игоря Иваныча в $50 млн в год…

2. Фаллические символы как признак

В этом контексте становится понятной столь резкая реакция Сечина на переезд «Транснефти». Переезд планировался с 2014 года, и вот, наконец, глава «Транснефти» Николай Токарев «кончил» с этим делом. А что «кончил» Игорь Сечин? Сегодня офисы компании разбросаны по всей Москве, в самых дорогих местах от Софийской набережной, напротив Кремля до Дубининской, неподалеку от Павелецкого вокзала. В том же далеком 2014 году, Москва выделила «Роснефти» под «штаб-квартиру» 5 га на территории бывшего Бадаевского завода. Заросшая травой, усиленно охраняемая площадка стоит пустая.

По всей стране долгострои имени Сечина – в тайге, в степях, на побережье Крыма, Дальнем Востоке. Никогда не будет построен с помпой разрекламированный Восточный нефтехимический комплекс (ВНХК) в Находке. Очередная площадка расчищена три года назад, построен гигантский забор за два миллиарда рублей… и ничего.

С 2012 года Игорь Сечин строит в Приморье судоверфь «Звезда», конца не видно.

Даже с такой мелкой работой, как подключить Комсомольский НПЗ к построенному другими отводу ВСТО, ГИД «Роснефти» тянет уже год.

«Сечина трудно представить, как человека, который что-то создал, зато легко — как кому-то помешал», — признается бывший кремлевский чиновник.

Неадекватная реакция Игоря Сечина на переезд «Транснефти» поразила многих. «Роснефть» постоянно прибегает к кампаниям черного пиара, но, как правило, это не выходит за рамки якобы «экономического анализа». Но здесь не экономический конфликт и не аппаратные интриги. Башня «Эволюция» задела подсознательные, глубинные комплексы Игоря Сечина.

То, что в заказанных через Леонтьева Сечиным текстах везде натыканы фаллические символы, согласно Фрейду, первый признак импотенции. Несмотря на всемогущество, Игорь Иванович может разрушить, но не может ничего построить. Ничего. Ни в управлении госкомпанией, ни в финансах (капитализация Роснефти все время падает), ни в проектах (ни один объект в последние годы не закончен), ни в личной жизни. Поэтому меняет жен, а теперь и любовниц. Импотенция – первый комплекс всемогущего визиря.

В лексике публикаций, заказанных Леонтьевым, можно найти многое. Взять хотя бы последнюю статью «Пир во время чумы». То, что к хору сливных бачков, присоединилась когда-то респектабельная Лента.ру, говорит о большом бюджете (заказная публикация в Ленте это 400-500 тыс. рублей, а с учетом плагиата текстов сливных бачков и обязательных откатов– не меньше 10 млн руб. А еще написать и дать посредникам за молчание. Десятки миллионов рублей – на дискредитацию успеха оппонента – это зависть. Зависть к «заклятому другу», который смог построить, а ты не смог. Зависть — второй комплекс Игоря Ивановича.

Психоанализ публикации Ленты выводит на мироощущение авторов заказного текста, они считают, что в России сейчас чума, и разрушительный экономический кризис. То, что райтеры Сечина называют «временем чумы» время правления президента Владимира Путина, вряд ли случайная оговорка. Это скорее заговаривание от страха, страха, что все кончится, страха потопа, как было сказано выше. Это бессознательная искренность, которую так любил Фрейд на своих сеансах…

Разрозненность маленьких офисов вместо одного большого говорит нам о боязни контроля, желание жить в маленьких «хрущёвках», чтобы удобнее было хапать как подпольный миллионер Корейко из Золотого теленка. Боязнь контроля, потому что неэффективность достигла гигантских масштабов.

После аферы с артелью «Реванш», Корейко направился в «небольшую виноградную республику», строящую электрическую станцию. Руководителям проекта постоянно не хватало денег на строительство. Корейко предложил им организовать подсобное предприятие по продаже открыток за четверть доходов. Для запуска типографии использовали средства, предназначенные для стройки. Продажи открыток росли огромными темпами и деньги потекли ручьем. Через некоторое время про строительство станции все забыли и занимались только продажей продукции типографии («Золотой теленок»)

Невозможность или нежелание что-либо построить законченное подсознательно относят нас к инфантильной особенности копать под себя. Потому что здание компании, которое может быть построено, как например у «Транснефти», останется компании даже после ухода лидера, его невозможно унести с собой. А маленькие разрозненные офисы-«хрущебы», нежелание строить «большой дом» признак неуверенности в завтрашнем дне. Страх, что все рухнет в одночасье. Страх – третий и главный комплекс Сечина.

Москва-Сити вообще особый случай. Психоаналитики, практически безошибочно определяют дефекты психики по отношению к этим небоскребам. У больного человека они вызывают ненависть, страх, желание немедленно их разрушить.

В истории с истерикой Сечина по поводу переезда «Транснефти» главный аспект − коллективное бессознательное компании «Роснефть». С комплексами человека психологи более-менее разобрались, а с «коллективным бессознательным» пока проблемы. Проблему пытался решить Дэвид Зенов в своей книге «Душа организации» (The Soul of the Organization: How to Ignite Employee Engagement and Productivity at Every Level, David Zenoff). С задачей автор не справился, хотя фактов собрал множество. Действительно, как объяснить, что одна организация становится успешной после того, как во дворе торжественно сожгли два толстенных тома инструкций, а другая после того, как похожие два тома с детальной регламентацией действий персонала были написаны?

Но эффект налицо, даже с избытком. В одном федеральном ведомстве повышенное число геев, в другом − метросексуалов, в третьем − избыток жертв анально-фаллической фазы развития с физиономиями маменьких сынков. Вот и в «Роснефти» комплексы Игоря Сечина сгармонировали с комплексами Михаила Леонтьева. Знамениты перлы пресс-секретаря про: «…идите в жопу». Ощущение тотальной жопы – еще один комплекс дарителя колбасок. Фрейд в гробу млеет от удовольствия, созерцая классическое проявление комплексов фаллической фазы развития.

В фильме Тарковского «Сталкер» главный герой говорит о своём учителе Дикобразе, который водил многих людей в комнату исполнения желаний. В комнату он сам позже вошёл, несмотря на запрет, и разбогатев по выходу, повесился, поняв, что он не может пожелать исцелить своего больного ребенка. По-настоящему не хочет ничего, кроме богатства. Комната исполняла истинное сокровенное желание и Дикобраз-учитель покончил жизнь самоубийством, узнав свою суть.

«…Сбудется то, что натуре твоей соответствует, сути! О которой ты понятия не имеешь, а она возьмет и проявится… Да он у этой лужи на коленях ползал, брата вымаливал. А получил кучу денег. И ничего иного получить не мог. Потому что Дикобразу — Дикобразово». («Сталкер»)

Сотрудникам «Роснефти» запрещено общаться со СМИ, поэтому невозможно установить, как души этих несчастных взаимодействуют с «сутью-душой организации Сечина». Иногда просачивается скудная информация о странных смертях менеджеров компании…

А проблемы Сечина оставались бы его личными проблемами, если бы он не стоял во главе самой крупной госкомпании в стране. Согласно последнему отчету, общий объем обязательств «Роснефти» на конец 2018 года достиг 8,468 триллиона рублей ($129,3 млрд), что, например, соответствует 27% от золотовалютных резервов ЦБ. «А ежели чего?» Если вдруг Дикобраз однажды узнает свою суть?.. Всем гражданам РФ придется дорого заплатить за комплексы Игоря Сечина, которого, как было сказано выше, «трудно представить, как человека, который что-то создал, зато легко — как кому-то помешал».

Артем Заманский

Источник