«Никто бы в республике не посмел никогда арестовать Арашуковых». Родные убитых в КЧР рассказали, как жили все это время

«Никто бы в республике не посмел никогда арестовать Арашуковых». Родные убитых в КЧР рассказали, как жили все это время

С 2010 года они боролись за то, чтобы убийства их родственников хоть как-то расследовались.

Задержание сенатора Рауфа Арашукова дало надежду семьям убитых в 2010 году лидера молодежной общественной организации «Адыгэ Хасэ» Аслана Жукова и советника президента республики Фраля Шебзухова, что теперь заказчик этих преступлений понесет заслуженное наказание.

Как рассказала Znak.com сестра Жукова Алла Камбиева, все эти годы следствие и власть закрывали глаза и лишь отмахивались от них. Этим летом они решили вести себя более активно, начали устраивать митинги и пикеты в разных городах республики, выходили к зданию регионального Следственного комитета. В итоге уголовные дела об убийстве Аслана [Жукова] и Фраля [Шебзухова] забрали на расследование в центральный аппарат СКР.

Брат Фраля Шебзухова Руслан уверен, что [заказчик убийства Шебзухова] будет установлен. По его словам, после громкого ареста Арашукова многие звонили и поздравляли, что наконец они добились своего.

«Никто бы в республике не посмел никогда арестовать Арашуковых». Родные убитых в КЧР рассказали, как жили все это время

Аслан Жуков

Родственники убитых полагают, что арест Арашукова стал возможен только благодаря их усилиям и выходу этой темы на федеральный уровень. Так, по словам Камбиевой, еще 2–3 года назад она писала обращение Ивану Сыдоруку (заместитель Генпрокурора РФ. — Прим. ред), говорила ему, что дело не рассматривается. Обещали помочь. А после того, как летом они вместе с Шебзуховыми организовали пресс-конференцию, их увидела депутат Госдумы Тамара Плетнева, которая была в ужасе от этой истории, посочувствовала и обещала тоже посодействовать и вытащить правду наружу.

«Никто бы в республике не посмел никогда арестовать Арашуковых». Родные убитых в КЧР рассказали, как жили все это время

Фраль Шебзухов 

Руслан Шебзухов считает, что следственные органы КЧР специально тормозили расследование, так как буквально все были ставленниками Арашуковых. Никто бы в республике не посмел никогда арестовать Арашуковых. В перемены он поверил, только когда в сентябре прошлого года дал показания некому полковнику ФСБ, который просил никому не рассказывать о его визите.

Камбиева отмечает, что следователем по делу [об убийстве Аслана Жукова] был приятель Арашукова Тимур Бетуганов, который все делал по указке сенатора. В частности, даже просил свидетелей по делу менять показания в угоду Арашукову. Когда же Бетуганов провел расследование убийства Жукова так, как надо было Арашукову, то получил в качестве подарка джип, а потом они вместе отправились отдыхать в Испанию. 

Еще одним следователем по этому делу была Зарета Джанкезова, которая спрашивала мать Жукова, почему ей дома не сидится, почему она постоянно узнает разные обстоятельства уголовного дела. В ответ на то, что они это дело не оставят и будут жаловаться в Москву, Джанкезова сказала, что они могут хоть к господу богу обращаться, но дело уже закрыто, потому что проплачено и сделать больше ничего нельзя.

«Никто бы в республике не посмел никогда арестовать Арашуковых». Родные убитых в КЧР рассказали, как жили все это время

Жена и сестра Аслана Жукова 

Теперь Бетуганов возглавляет центр по противодействию экстремизму МВД в КЧР, а Джанкезова стала заместителем начальника Следственного управления по КЧР. То есть их не наказали, а наоборот, повысили в должности, возмущается сестра Аслана Жукова. 

Она также отметила, что когда смотрела материалы уголовного дела, то не видела даже, чтобы Арашукова допрашивали, никаких действий в отношении него не производили, хотя о конфликте ее брата и Арашукова было известно, это было в показаниях девушки Аслана. При этом, по ее словам, она знала, что материалы против Арашукова следствие все-таки собирало, но все это хранилось отдельно. Поэтому, когда центральный аппарат СКР затребовал все материалы по Арашукову, то все эти папки с документами отправились в Москву. Рауф Арашуков тесно дружил с [Казбеком] Булатовым (летом был и. о. руководителя Следственного управления СК по КЧР, сейчас занимает должность первого заместителя главы ведомства. — Прим. ред.), они ходили по ресторанам вместе, Булатов был на дне рождения Рауля Арашукова, где еще Николай Басков выступал, на том дне рождения было много силовиков. Конечно, во время такой дружбы Булатов ничего бы не передал в Москву против Арашукова-младшего, но в виде компромата на всякий случай хранил. 

«Минувшим летом, — продолжает Камбиева, — Расул Аджиев пошел сдаваться следователям, потому что его самого хотели устранить. Испугавшись за свою жизнь, он написал явку с повинной, в котрой рассказал, что убил Жукова по заказу Арашукова. Тогда же он рассказал, что в 2010 году придумал версию о том, что совершил убийство из-за ревности, потому что этого от него требовал Рауф [Арашуков]», — рассказывает сестра Жукова. 

«Никто бы в республике не посмел никогда арестовать Арашуковых». Родные убитых в КЧР рассказали, как жили все это время

Расул Аджиев 

При этом его тогда даже под домашний арест не посадили, а на возмущение потерпевшей стороны, следователь заявил, что не доверяет показаниям Аджиева, потому что раньше он одну версию выдавал, сейчас другую, будто бы нет гарантий, что Аджиев не выдвинет третью версию. Позже Аджиев все-таки был арестован.

О том, что к убийству Аслана Жукова может быть причастен Рауф Арашуков, говорил в 2012 и в 2017 годах и один из исполнителей другого убийства — советника президента КЧР Фраля Шебзухова Магомет Джубуев, а также организатор этого преступления предприниматель Рустам Копсергенов. Но на вопрос Руслана Шебзухова, почему следствие не обращает внимания на эти показания, ему всегда приходили отписки, мол, дело расследуется, ждите.

«Никто бы в республике не посмел никогда арестовать Арашуковых». Родные убитых в КЧР рассказали, как жили все это время

Один из пикетов противников Арашукова летом 2018 года в Черкесске

«Когда я боролся за то, чтобы были найдены заказчики убийства моего брата Фраля [Шебзухова], то я не чувствовал себя в безопасности в республике, мне все говорили, что меня тоже могут убить. Если даже брата, советника президента, убили, то я вообще кто? Простой рабочий, тем более уже на пенсии, кто бы меня защитил? Меня убрать это как раз плюнуть», — отмечает Руслан Шебзухов. 

Алла Камбиева в свою очередь рассказывает, что на них оказывалось давление — на многих друзей брата, кто все это время их поддерживал, возбуждались липовые дела, одного даже избила охрана Арашукова. А когда после очередного пикета летом 2018 года их с матерью пригласили на прием к прокурору КЧР Александру Терещенко, то он прямо говорил: «А что мы можем сделать?». Женщина считает, что Арашуковы были уверены, что их никогда не посадят, что они могут делать все что хотят, но сейчас они зашли слишком далеко.

Источник