Латинос кокаинос

Латинос кокаинос

11 российских моряков с 31 января находятся под стражей в городе Прая — столице островного государства Кабо-Верде. Это острова Зеленого Мыса, западная Африка, 600 км от побережья. И 7 тысяч километров от Мурманска, откуда родом экипаж задержанного за контрабанду кокаина судна ЕSER. Вернутся ли моряки домой и когда, их близкие могут только гадать: связи с экипажем нет, судовладелец молчит, государство тоже не спешит выходить на контакт с родственниками арестантов.

— Мне звонил российский консул 2-го числа, подтвердил, что брат под стражей, сказал, что ему положен бесплатный адвокат. Больше я ничего не знаю. О том, что суд назначил им арест, узнала из новостей. Мы все подробности получаем только из СМИ, — говорит Наталья Глот, сестра задержанного матроса Вадима Ямнова. В воскресенье, отчаявшись добиться точной информации, Наталья в соцсетях предложила родственникам арестантов выйти на связь друг с другом — так легче. Некоторые отозвались, но всех найти не удается: до сих пор в открытом доступе нет полного списка членов экипажа. Не исключено, что близкие некоторых моряков даже не знают об их аресте.

Неизвестны также имя, причина и обстоятельства смерти члена экипажа, скончавшегося во время рейса: чтобы отправить тело домой, сухогруз и совершил внеплановый заход в Праю, где был досмотрен и задержан. История сухогруза ESER, очевидно, войдет в учебники криминалистики. Такой партии кокаина мир еще не видел — 9,5 тонны, на каждого из членов экипажа приходилось почти по тонне. «Эскобару и не снилось», — шутят в комментариях к новостям.

«Новая гахета»

——————————————————-

Вполне возможно, что имена грузоотправителей, нагрузивших корабль кокаином, не останутся тайной: полиция Кабо-Верде располагала оперативной информацией о наличии кокаина на борту сухогруза. А значит, может владеть и сведениями об источнике трафика.

Согласно данным сайта Marine Traffic, 5 декабря сухогруз вышел из Сеуты, взяв курс на Марокко. В Испании судно, шедшее из Панамы, видимо, ремонтировалось.

Наталья Глот говорит, что в последний раз брат звонил матери 30 января, накануне задержания. Сказал, что 27 февраля вылетает домой: по контракту он доложен был работать «два через один» — два месяца в море, один — в отпуске, на берегу.

— Видимо, им уже взяли билеты, раз он точно назвал дату, — говорит Наталья. — О грузе он ничего не говорил, они никогда не знают, что везут.

Это же сухогруз: везет контейнеры — и все. Говорил только, что судно в очень плохом техническом состоянии, все время они где-то останавливались, ломались.

Источник