@master_pera: Кейс курильских островов и кейс Белоруссии взаимосвязаны

Кейс курильских островов и кейс Белоруссии взаимосвязаны.
После изоляции РФ и исключения ее как крупного игрока из потенциального процесса экономической интеграции ЕС с КНР (Европа от Лиссабона до Харбина) на место ключевого партнера европейских и китайских элит в этом проекте стала претендовать Белоруссия. С этим связаны процессы вовлечения Белоруссии в проект Восточное партнерство, активизация экспертной инициативы «Минский диалог» по усилению сотрудничества РБ и стран Запада в экономической, политической, военной сфере, проект присоединения Белоруссии к Вышеградской группе в качестве ассоциированного члена и, конечно, в первую очередь – проект «Хельсинки -2» как политическая основа для создания на евразийском пространстве нового экономического союза, сопряженного с китайским проектом «Один пояс, один путь». Все основные переговоры по этим проектам от Белоруссии курирует глава МИД В. Макей. Но противоречие, на котором играет Россия, в том, что Макей ориентирован на те международные элиты, которые находятся в жестком противостоянии с президентом США Д. Трампом, так как их глобальные проекты входят в прямое противоречие с планами Трампа экономически ослабить Китай и ЕС в интересах стоящей за ним американской контр-элиты. Именно с этим связана просьба Трампа к Путину во время летней встречи в Хельсинки не допустить сближения белорусской элиты с демократическим истеблишментом США и трансатлантистами, что отвечает интересам и РФ, и команды Трампа. Таким образом, о планах по отрыву Белоруссии от ЕС и более тесной интеграции с Россией вплоть до воссоединения двух государств Путин и Трамп договорились еще в прошлогоднем июле. Этим и обусловлена нынешняя активность РФ на белорусском фронте. Одновременно начались аналогичные процессы на дальневосточном (китайском) фронте. Ответом на китайский «Один пояс, один путь» стала не только торговая война между США и КНР, но и активные действия России по исключению Белоруссии из китайско- европейского проекта. Кроме того, в этот же формат укладывается и проект сближения РФ и Японии, который рассматривается командой Трампа как мощный противовес экспансии КНР. Вопросы Курильских островов при этом являются чисто техническими и представляют из себя инструмент настройки полноформатных отношений РФ и Токио. Таким образом, получен ответ на вопрос о том, что могла бы предложить Соединенным Штатам сегодняшняя Россия в качестве залога по Большой сделке. Это активная игра на белорусско- европейском направлении и тонкая игра на дальневосточном направлении, при том, что обе эти партии косвенно являются вспомогательными для антикитайской и антиевропейской программы Трампа. Что Трамп в ответ может предложить России помимо согласия на «тесную интеграцию» РФ с Белоруссией, вопрос риторический. В закромах у Трампа и его союзников достаточно политического и экономического товара, в котором кровно заинтересована Москва.