Крабы в эфирной сетке

Почему накануне Нового года федеральные телеканалы хором принялись разоблачать «крабовую мафию»

Крабы в эфирной сетке

Если вы смотрели федеральные телеканалы в предновогоднюю неделю, то мимо вас не могла пройти совсем не праздничная повестка. В эфир вышла целая серия репортажей, посвященных катастрофическому положению дел в рыбной отрасли. А точнее, в сегменте краболовства, который, по словам журналистов, курирует настоящая мафия. Странно, но за пару недель до этого глава Росрыболовства Илья Шестаков отчитывался перед президентом, подводя итоги года. А они, по словам чиновника, выдались рекордными по вылову, стабильными по привлечению инвестиций и общему росту отрасли. И, между прочим, глава Росрыболовства в докладе главе государства не допустил даже намека на какую-либо преступную составляющую и процветающее в отрасли браконьерство. Что же стало причиной истерики федеральных журналистов, изобразивших страшные реалии времен 90-х?

Участники пресс-конференции в «МК», в частности, экономист Михаил Делягин, не без оснований предполагают, что вся эта история — хорошо спланированная и подготовленная пиар-кампания, задача которой: подготовить почву к реформам в рыбной отрасли. По заявлениям, эта инициатива, которую протестируют на краболовном сегменте, должна изменить порядок предоставления квот, дав дорогу новым игрокам. По сути, как отмечают сами рыбопромышленники, это передел рынка. До октября прошлого года рыбопромышленная отрасль оставалась не освоенной крупнейшими федеральными группами интересов. Там по-прежнему работали те, кто начал строить бизнес еще в 90-х, когда приходилось считать копейки и бороться с беспределом. И все это лишь для того, чтобы через 20 с лишним вежливые люди в дорогих костюмах пришли и забрали чужой бизнес.

Крабы в эфирной сетке

Глава Росрыболовства Илья Шестаков

Действующий сегодня исторический принцип распределения квот на добычу водных биоресурсов предполагает долгосрочный договор. Это базис для отрасли, позволяющий создавать стратегию развития, привлекать инвестиции, расширять и модернизировать материальную базу. Сейчас в качестве реформы предлагают заменить исторический принцип аукционным — продавать квоты на торгах. Что это значит? Квоты будут доставаться тем, у кого больше денег или влияния –структурам, близким к власти, крупному бизнесу. А уже потом новые владельцы будут их перепродавать и перераспределять между более мелкими игроками, выполняя функцию квотного рантье. Какая доля этих квот дойдет до собственников российских предприятий рыбной промышленности? Насколько возрастет цена участия в рыбном бизнесе? И способствует ли это дальнейшему развитию отрасли и притоку инвестиций? Все эти вопросы участники состоявшегося недавно съезда рыбопромышленников хотели бы задать инициаторам реформы, пригласить их к дискуссии и обсуждению. Но, кажется, привлекать к решению судьбы отрасли ее участников никто не планирует. А в качестве своеобразного ответа на вопросы и предложения послужил предновогодний марафон сюжетов о крабовой мафии.

«Механизм запущен, — считает адвокат Алексей Бинецкий. — Сначала федеральная пропаганда, за которой, по логике, должны последовать проверки правоохранительных органов. 15 лет никаких нареканий к краболовам не было, но, я уверен, сейчас десяток-другой «мафиози» найдут. То есть люди, фамилии которых слишком хорошо известны, сами облеченные властью или имеющие близких родственников в высших эшелонах, приняли решение управлять судьбой отрасли. Они обещают, что итогом станет появление крабов на столе каждой семьи в России. Этого не будет. Будет другое — богатый станет беднее, а бедный умрет».

Крабы в эфирной сетке

В эфир федеральный телеканалов вышла целая серия репортажей, посвященных катастрофическому положению дел в рыбной отрасли.

В качестве главного аргумента против аукционного метода распределения квот называют опыт начала нулевых годов, — признанный неудачным на всех уровнях, включая президента. Квоты были выкуплены крупным бизнесом, который диктовал промышленникам условия, едва пригодные для выживания. Несмотря на потенциал отрасли, ни о каких инвестициях речь не шла. В рыбопромышленной отрасли они окупаются за 7-8 лет. В условиях аукциона даже при благоприятных рыночных условиях нет гарантий, что инвестиции отобьются. А значит, производство оборудования и строительство новых судов будет заморожено, а то, что есть, станут использовать на убой. Если уж вспоминать опыт начала нулевых, то надо говорить и про резкий рост объема контрабанды, расцвет теневого рынка и активное присутствие в отрасли организованной преступности.

«Хотите, чтобы у нас продолжали убивать губернаторов на улице? Тогда добро пожаловать в аукцион, — предупреждает Михаил Делягин. — Зачем наступать на те же грабли? Те достижения, о которых отчитывался перед президентом Илья Шестаков, имеют в своей основе исторический принцип распределения квот.

Крабы — такой же природный ресурс, как лес или нефть. Можете представить себе, например, что мы будем каждый год перераспределять нефтяные или газовые лицензии?

Вовсе не потому, что эти отрасли более мощные или богатые, а потому что это откровенное безумие. Сейчас его хотят повторить — исходя из каких соображений? Посудите сами, более, чем за год со стороны лоббистов реформы не прозвучало ни одного содержательного аргумента в ее пользу. Что мы сейчас видим по телевизору? Что в краболовной отрасли работают очень плохие люди. А в других отраслях исключительно хорошие что ли? И когда это стало основанием для уничтожения самой отрасли?»

Экономист Василий Колташов добавляет: «Исторический метод хозяйствования предполагает, что компании сохраняют ресурс. Получая максимум возможного улова, тем не менее, они оставляют задел для того, чтобы и в будущем получать не меньше этого максимума. Метод аукциона с коротким сроком квот приведет к иному принципу хозяйствования, схожим с набегом кочевников: налететь, выгрести весь ресурс до основания, навредив и природе, и популяции биоресурсов. А что будет потом — проблема уже других людей. Биологи уже высказали свою точку зрения, опасаясь, что такой хищнический метод хозяйствования приведет попросту к исчезновению отдельных видов».

Дарья Кобылкина

Оригинал материала: «Новая газета»

«Собеседник», 03.10.18, «Михаил Делягин: Слуги «новых дворян» игнорируют реальность»

Экономист Михаил Делягин — о мерах, «обрушенных» правительством Медведева на Россию и на рыболовство в частности.

Известный экономист Михаил Делягин обратил внимание на целый ряд мер, принятых Правительством после «триумфальных для В. В. Путина президентских выборов».

Эксперт обращает внимание, что за повышением цен на бензин, вызванным «ничем, кроме желания бюрократов, не обоснованным «налоговым маневром»», а также «беспричинным повышением ставки НДС на фоне захлебывающегося от денег федерального бюджета и людоедским повышением на пять лет пенсионного возраста» правительство «скомандовало «Время, назад!» и рыболовству. Для начала его наиболее рентабельной части — добыче крабов».

Без каких бы то ни было внятных обоснований, после тщательного избегания любой содержательной дискуссии со специалистами правительство Медведева фактически приняло в качестве руководства к действию положения письма, в котором еще в ноябре прошлого года предлагалось изменить характер распределения квот на добычу краба, причем авторы этого письма, отмечает Делягин, так и остались неизвестными.

Крабы в эфирной сетке

Таким образом вместо общепризнанного в мире «исторического принципа», обеспечившего быстрый и устойчивый прогресс отрасли, которая еще в начале «нулевых» была синонимом катастрофы и криминала, правительство Медведева решило вернуться к аукционному распределению квот на добычу. Между тем именно это распределение в начале 2000-х годов привело отрасль к коллапсу, напоминает экономист, — в том числе потому, что сроки передела квот на аукционах гарантированно меньше срока окупаемости инвестиций и потому, по сути, запрещают их:

«Разумеется, правительство Медведева не хочет резать отрасль, несущую золотые яйца. Его задачи гораздо прозаичнее: представители рыболовства убеждены, что заведомо разрушительный передел рынка осуществляется в интересах одной-единственной «Русской рыбопромышленной компании», принадлежащей «новым дворянам» (среди которых называют сына бывшего министра транспорта Глеба Франка) и обладающей поэтому почти безграничным административным, а значит — и финансовым ресурсом, — пишет Михаил Делягин. — Им просто надо отдать то, что они хотят, а последствия этого для отрасли, в августе перезаключившей договора и из-за перекройки квот лишающейся возможности выполнить их, правительство Медведева, похоже, просто не интересует. Вероятно, оно слишком занято обслуживанием новых «хозяев жизни», чтобы обращать внимание на реальность. Внешне разрушение отрасли обставляют как «развитие конкуренции»».

По сообщениям СМИ, один из основных акционеров «Русской рыбопромышленной компании» Глеб Франк в преддверии подписания Медведевым решения о возврате к аукционам на распределению квот на добычу создал сразу четыре компании, основной деятельностью которых станет добыча краба: зарегистрированное в Москве ООО «Русский краб» на 100% принадлежит Франку и является 99,9-процентным участником ООО «Атлантик краб», ООО «Пасифик краб» и ООО «Камчатка краб». У этих трех компанй один гендиректор, и зарегистрированы они во Владивостоке по одному и тому же адресу. Сообщение с информацией об эти компаниях было опубликовано на портале «Конкурент.ру», но спустя считанные часы оказалось удалено. «Однако, насколько можно судить по данным ЮГРЮЛ, эта информация правдива», — пишет Михаил Делягин. Кроме того, сведения об ООО «Русский краб», ООО «Атлантик краб», ООО «Пасифик краб» и ООО «Камчатка краб» были извлечены из кэша поисковых систем порталом «Госновости.ком».

«Кошмарная нелепость узаконенного правительством Медведева рейдерства была настолько очевидна, что спикер Совета Федерации В. И. Матвиенко поручила Комитету по АПК и рыболовству рассмотреть складывающуюся ситуацию, — подчеркивает Делягин. — Рассмотрение намечено на октябрь. А 4 октября пройдёт Международный конгресс рыбаков, на котором также будет рассматриваться этот вопрос. Рыбаки надеются, что их позицию наконец услышат. Зампред комитета Митин, еще недавно убеждавший рыбаков, что никто не собирается отнимать у них возможность работать, по некоторым данным, просит Минсельхоз до заседания комитета представить анализ и расчет возможных последствий введения аукционов, а также хотя бы проект соответствующего закона. Кроме того, насколько можно судить, Минсельхоз просят пояснить, каким образом будут распределяться квоты на вылов краба в уже совсем скоро наступающем 2019 году».

Если Минсельхоз сможет ответить на эти резонные запросы хоть что-то внятное, это будет подлинной революцией, но пока надежд на это немного, считает экономист:

«Скорее всего, в Совет Федерации из министерства уже направлена очередная наспех сляпанная отписка. Не потому, что в Министерстве засели лентяи, — строго наоборот. Просто у непосредственных исполнителей грандиозной лоббистской спецоперации по переделу рынка — Федерального агентства по рыболовству (ФАР) и Федеральной антимонопольной службы (ФАС), похоже, сейчас совсем другие заботы. ФАС, если верить медиа, находится под совместным расследованием ФСБ и МВД по скандальному делу певца, шоумена и ресторатора из одной кавказской республики бывшего СССР, который решил получить с небольшой энергетической компании, раз за разом выигрывавшей суды у ФАС из-за необоснованно устанавливаемых той тарифов, аж 1,8 млн. долларов. Вымогать деньги было за что: выигрыши в судах исков на 220 млн.руб. приносили энергетикам лишь моральное удовлетворение, так как решения судов ФАС, насколько можно судить, безнаказанно игнорировала. И сейчас правоохранители выясняют, был ли обладатель «уникального тенора-альтино» и гендиректор ООО «Взбодрись!» простым авантюристом, или же он действительно имел в руководстве ФАС связи, позволяющие добиться признания этой структурой законных судебных решений. Какие крабы, какие квоты, когда известная поговорка вот-вот может быть переписана в глазах общества на «антимонопольной службе закон не писан»?

Несладко приходится и ФАРу: увлекшись переделом рынка квот на добычу краба, ведомство, похоже, сорвало сроки проведения государственной экологической экспертизы общих допустимых уловов на 2019 год из-за небывало большого количества замечаний Росприроднадзора к подготовленным им документам. Грубо говоря, ФАР так отнеслась к своим обязанностям, что к 1 января рыболовы России просто не будут знать, какую рыбу и в каких количествах они имеют право добыть, — и, соответственно, будут обречены начать год с простоя».

По мнению Делягина, «ФАР сделало себя яркой иллюстрацией термина «регуляторный хаос», недавно введенного в оборот новым председателем Счетной палаты Кудриным», и единственное, что оправдывает чиновников — это их колоссальная загруженность:

«Вероятно, они так заняты переделом рынков, что до исполнения их прямых служебных обязанностей у них просто не доходят руки. А России это грозит дезорганизацией и разрушением — сначала краболовства, затем рыболовства, а затем, вероятно, и многих других успешных отраслей — в интересах «новых дворян», буквально обезумевших от алчности и вседозволенности».

Резюмируя действия правительства в области регулирования рыболовства, Михаил Делягин приходит к выводу, что «Россия возвращается в лучшем случае в феодализм, несовместимый не только с технологиями и благосостоянием, но и с какой бы то ни было регулярной и осмысленной деятельностью как таковой».

Сергей Оболенский

Источник