Беседа с инсайдером. Великие прорывы и болезненные падения

— Привет, как тебе погодка?

— Ты издеваешься? Привет.

— Нет, пытаюсь шутить. Не хочешь – давай слухи. Они же есть у тебя?

Беседа с инсайдером. Великие прорывы и болезненные падения

— Как тебе сказать. Не так, чтобы в изобилии, но кое-что забавное сорока на хвосте принесла.

— Это как обычно. С чего начнем?

— С того, что ситуацию с аварией на теплотрассах сильно смягчили. Знающие люди говорят, что тепла в домах не было почти четверо суток. Более того, вроде как, девять домов разморожено.

— Но это очень плохо. И вообще, как можно такое допустить?

— И, как опять же говорят все те же знающие люди, это только начало. В перспективе аварии, отключения, коллапсы на теплосетях в Саратове будут происходить до самого конца зимы. Рассказывают, что «Т плюс» очень прохладно относилась к замене теплосетей, хотя опытные энергетики предсказывали нынешнюю жуть еще пару лет назад. Говорили, что вся система столь изношена, что без вмешательства продержится максимум два-три года.

— Знаешь, я ни разу не энергетик, просто много читающий человек с техническим образованием, и то – каждую зиму жду с ужасом, потому что понимаю, что запас прочности у теплотрасс рано или поздно закончится.

— Вот он и закончился, этот запас. Говорят, из Москвы приезжали специалисты из головного предприятия. Были в ужасе от всего. В том числе и от отсутствия квалифицированных кадров. Как инженерного, так и рабочего состава.

— Помнишь, ты мне рассказывала, что «Т плюс» хотят продать. Но сделку отложили до весны? Это из той же оперы?

— Конечно.

— Ясно. Надо выпускать пособия о том, как переживать морозы без центрального отопления. И это совсем грустная тема. Давай лучше о политике. Это хоть смешнее.

— Я бы так не сказала. Но, с чем можно согласиться, прямой угрозы жизни и здоровью населения политические дрязги не несут. Только опосредованную. Причем, по большому счету – нынешние проблемы теплосетей – это политические проблемы.

— Ты мне своей упаднической философией зубы не заговаривай. Что слышно о наших замечательных людях во власти?

— Много разного. Для начала – самый фееричный слух. Ольга Юрьевна Баталина нынче – велика и перспективна. Врут, что вроде как сам Вячеслав Викторович Володин был готов сменить гнев на милость и, при условии, что Баталина будет умолять о прощении, это самое прощение даровать.

— И что – умоляла?

— Нет. Наоборот, чуть ли не послала гонцов в известном пешем направлении. Более того, Ольга Юрьевна всячески демонстрирует свою близость к руководству Администрации президента и партии «Единая Россия».

— Ничего себе!

— Вот именно. Короче, наша московская тусовка пребывает в полном недоумении от поведения Баталиной. И, есть подозрение, некоторые даже мысленно примеряют на себя костюм ренегата.

— Ну а что Володин-то ожидал? Как только он ослабнет, или, более того, рухнет с политических высот, число его поклонников скукожится, как шагреневая кожа. Но только Вячеслав Викторович у нас – феникс.

— Это да. Говорят еще, что либо прямо завтра, либо в самом начале года в область нагрянет какая-то серьезная комплексная проверка, по большей части из силовых ведомств. Будут проверять все и всех на предмет коррупции.

— Это в преддверии увольнении Валерия Васильевича?

— Слушай, кому он нужен?

— Копают под ночного губернатора?

— Тоже не серьезно. Врут, что все это делается под самых наших больших персон.

— Погоди, прямо под Вячеслава Викторовича?

— И Николая Васильевича. Да, я забыла сказать, что Ольга Юрьевна, по слухам, говорила, что ей уже предлагали спикерское кресло.

— И я где-то в телеге читала, что в марте могут Госдуму распустить. Но я в это не верю, хотя и забавно. Это все слишком высоко и утопично. Ты мне лучше скажи, как дела у Марины Алешиной? Она на заседании думы была чудо как хороша – похудевшая, похорошевшая.

— Тут все странно. И есть две, диаметрально противоположных версии событий. Первая – Марина Владимировна договорилась с полпредом Игорем Комаровыми и продолжит работу на своем посту.

— Это странно.

— Да. Вторая версия более реалистичная. Не сегодня-завтра Алешина покидает свой пост с непредсказуемыми последствиями. И всяческие боевые действия в медийном и ином пространстве прекращает. Хотя у мужа ее, Андрея Алешина, как говорят знающие люди, обратной дороги нет. И он вынужден будет бороться до конца.

— Победного?

— Это уже как получится.

— Что еще интересного?

— Врут, что твой любимый Александр Гайдук примеряет на себя кресло руководителя Саратовской ГТРК – дверь ногой открывает, секретарш гоняет.

— Погоди, если то, о чем ты мне рассказывала, правда, и на носу приезд заряженной комиссии, то Александр Александрович горячится. Не говоря уже о том, что идут следственные действия по Олегу Подборонову, а, по слухам, рынок в Солнечном – это совместный проект Подборонова и Гайдука, читай Панкова. Там еще вроде, если мне память не изменяет, и Соловьев-младший в деле.

— Память тебе не изменяет. А что касается чувства самосохранения, то оно есть только у Ландо. Сама знаешь, Александр Соломонович, как только запахнет жареным, уходит в плотный туман. А все остальные свято верят в свою непогрешимость.

— Странные люди. Что еще интересного?

— По большому счету – ничего. Только Кузьмин в областной думе продолжает резвиться. Организовывает выездные мероприятия по поводу и без. Аппарат нервничает, хорошей прессы – ноль, расходы лишние – налицо.

— Ой, Иван Георгиевич – это Иван Георгиевич!

Елена Микиртичева

Источник