@master_pera: Давайте лучше про разведчиков и контрразведчиков

Давайте лучше про разведчиков и контрразведчиков. В мемуарах Вальтера Шелленберга, изданных на русском языке в перестроечном 1991-ом году, когда еще был пьяный воздух свободы, есть удивительные свидетельства. Например, о том, что шеф гестапо Мюллер втайне симпатизировал русским, восхищался идеологией коммунизма и даже мечтал стать главой НКВД. По официальной версии Мюллер погиб в Берлине в первые майские дни, но по данным Шелленберга, он «присоединился к коммунистам», его видели в Москве в 1948 году. А Штирлицу в «Семнадцати мгновениях весны», помнится, говорил : «Мы уйдем к нейтралам – вы, я и ваш пастор». А сам Шелленберг, если верить его воспоминаниям, еще летом 1942 года обсуждал с Гиммлером сценарий заключения мира с Россией и западной коалицией на тех условиях, что Германия уходит с севера Франции и при этом уходит из России на линию границ по состоянию на 1 сентября 1939 года. Еще более увлекательные факты приводятся о деятельности советского посольства во главе с Деканозовым в первые дни Великой Отечественной войны. Непонятно, почему до сих пор об этих событиях не снят сериал: тема достойна художественного воспроизведения. Оказывается, при наличии договоренности об обмене дипкорпусами воюющих стран посольствам Германии в СССР и СССР в Германии по обоюдному соглашению дали время собрать вещи и подготовиться к отъезду. Спецслужбы Германии, по рассказам Шелленберга, с неудовольствием отмечали, что «русские на территории своего посольства в Берлине вторую неделю жгут документы» (примерно как в закрытых недавно в США российских консульствах!). Однако немцы не стали препятствовать этому: более того, когда посол Деканозов обратился с просьбой о продлении ранее установленного срока пребывания советской дипмиссии в Берлине, ему было дано такое разрешение. Задержка была связана с пропажей двух сотрудников консульской службы в Данциге: Деканозов заявил, что пока они не найдутся, никто из посольских из Германии не уедет. Пропавшие нашлись в гестапо, которое их арестовало за работу на передатчике, однако арестантов отпустили, но они не очень –то и стремились ехать в Союз, выражая опасения за свою судьбу после того, как на Родине узнают, что они вышли невредимыми из застенков Мюллера. Вообще, похоже, Юлиан Семенов сочинял свои «Семнадцать мгновений весны» во многом под впечатлением мемуаров Шелленберга, творчески перерабатывая и используя многие факты и описания событий.