Раз Рашад – не разрашат: Азербайджанский вор ответит по белорусским законам

Раз Рашад – не разрашат: Азербайджанский вор ответит по белорусским законам

Рашад Исмаилов
(Рашад Гянджинский)

Как стало известно ИА «Прайм Крайм», 20 ноября в Минском районе сотрудниками ГУБОПиК МВД Беларуси задержан 40-летний азербайджанский вор «в законе» Рашад Исмаилов, более известный в криминальных кругах как Рашад Гянджинский. Вместе с ним задержаны четверо предполагаемых членов преступной группировки, у которых изъяты пистолеты ТТ и Макарова, 14 патронов и гашиш. Проведенная экспертиза уже показала содержание наркотического вещества в моче Рашада.

Пока что поводом для возбуждения уголовного дела в отношении Исмаилова послужил обнаруженный у него поддельный паспорт с отметками о пересечении границ. Напомним, ровно за то же самое сейчас в Белоруссии отбывает свой первый срок «крестный отец» Рашада, Гела Кардава.

До коронации, состоявшейся в феврале 2013 года, в послужном списке Исмаилова значился один год в колонии общего режима за применение насилия в отношении представителя власти, которого по меркам Кардавы оказалось достаточно для возведения в воровской сан. Однако, для укрепления своего статуса Рашаду, как любому азербайджанцу, решившему сделать успешную карьеру в криминале, было жизненно необходимо заручиться благосклонностью Гули. Ради этого летом прошлого года Рашад, видимо, полагая, что риск оправдан, подписался на отчаянное предприятие в Абхазии в поддержку авторитета Ники Гагринского. В итоге, осадок от провала поставленной боевой задачи смягчили только полученные ранения.

Доказав свою преданность пролитой кровью, Рашад сразу после освобождения Гули оказался у него под боком. Впрочем близость к телу продлилась недолго. Однажды в споре за место под солнцем Рашад сцепился с одним из фаворитов Гули. Чтобы унять ревнивых конкурентов, Гули пришлось, по-отечески, набуцкать обоих, невзирая, что один был вор, а другой еще нет. Для Рашада, который по своему статусу вправе был рассчитывать на более обходительные манеры, это стало последней каплей, запустившей в нем, помимо чувства воровского достоинства, инстинкт самосохранения.

Очередной вояж Рашада в страну ближнего зарубежья окончился для него полным фиаско. Наученный горьким опытом, вор окружил себя плотным кольцом телохранителей, однако полностью обезопаситься от превратностей судьбы у него не получилось. Если в ту поездку, благодаря меткому попаданию Пызы, Рашад «всего-то» угодил на операционный стол, то теперь рискует попасть на скамью подсудимых, которая открывает перед ним куда более удручающие перспективы.

С кем на этот раз приехал воевать Рашад предстоит выяснять белорусским дознавателям, но даже не специалисту в ботанике понятно, что больничная палата в Абхазии по сравнению с тюремной камерой в Беларуси – цветочки. Хотя бы и сесть на свою пятую точку Рашад, по крайней мере, сможет безболезненно.

Источник