@master_pera: ЮЖНАЯ ОСЕТИЯ

ЮЖНАЯ ОСЕТИЯ. НАЧАЛО. Часть 2.
Действующий президент ЮО Анатолий Бибилов не только стал участником теневых схем по транзиту бюджетных трасфертов из РФ через «донецкий канал», о чем мы писали в первой части расследования, не только не смог за годы своего президентства предотвратить деградацию экономики и социальной политики вверенного ему анклава, но и заложил мину замедленного действия под фундамент югоосетинского православия, являющегося едва ли не главной институцией, объединяющей РФ и Южную Осетию и Абхазию. Православная церковь в ЮО – дело не менее тонкое, чем тот Восток, о котором говорил Петрухе красноармеец Сухов из «Белого солнца пустыни». В Южной Осетии действует Аланская епархия Грузинской православной церкви, которая входит в юрисдикцию Церкви истинно- православных христиан Греции (Синод Хризостома). Управляется епископом Мефонским Амвросием (в миру – Адриан Бэрд, уроженец Лондона, Великобритания). В начале нулевых годов тогдашние власти ЮО, проявив мудрость, выстроили конструктивные отношения с епископом Амвросием, который, к тому же, проявил себя как патриот республики в грозовые дни войны 2008 года. Епископ Амвросий был удостоен гражданства ЮО, которое с благодарностью принял. Однако при Бибилове ситуация поменялась. Недавно (18.04.2018 г.) на КПП «Нижний рук» у епископа Амвросия был изъят паспорт гражданина Южной Осетии. Сразу после этого президент ЮО Анатолий Бибилов объяснил такой демарш в отношении владыки тем, что тот якобы не выполнил его поручение по возвращению в республику Оконского триптиха – святыни, изначально принадлежавшей Южной Осетии, но в ходе ряда исторических событий перемещенной в Швейцарию. Между тем, именно стараниями Амвросия Швейцария передала триптих Грузинской православной церкви, поскольку по объяснению швейцарской стороны, эта страна не признает Южную Осетию как отдельное государство. В результате конфликт между светской и духовной властью в и без того неспокойной республике нарастает, прихожане завалили парламент ЮО прошениями в защиту почитаемого в народе епископа Амвросия. В такой ситуации у Бибилова возникает соблазн сыграть на конфликте РПЦ и Константинополя, под крылом которого де-юре находится югоосетинская епархия. Однако в руководстве РПЦ в отличие от Бибилова, во-первых, хорошо понимают, негативные последствия такой игры, а во-вторых, у патриарха Кирилла в этом году случился личный конфликт с Бибиловым. Весной этого года в разгар скандала с гражданином Грузии Арчилом Татунашвили, которого похитили и убили в цхинвальском СИЗО спецслужбы ЮО, патриарх Кирилл по просьбе патриарха Грузинской православной церкви Илии Второго обратился к президенту ЮО Бибилову с просьбой выдать тело убиенного грузинской стороне. Но Бибилов проигнорировал это обращение главы РПЦ, чем впоследствии спровоцировал громкий международный скандал вокруг истории с Татунашвили, который ударил по репутации России, и без того испытывающей сложности в отношениях с Западом. Кроме того, глава РПЦ путем выполнения просьбы Илии Второго рассчитывал укрепить взаимоотношения с грузинской церковью, что немаловажно в условиях нынешней ситуации, в которой оказалась Русская православная церковь на фоне раскола с Вселенским патриархатом. Таким образом, действия Бибилова на православном фронте признаны деконструктивными и грозят обрушить конструкцию взаимоотношений югоосетинских властей и прихожан местной епархии, а также не способствуют укреплению влияния РПЦ МП в регионе.