@kremlebezBashennik: Абхазские кейсы

@kremlebezBashennik: Абхазские кейсы

Абхазские кейсы. Ч.1

В начале октября Управление президента по социально-экономическому сотрудничеству со странами СНГ, Абхазией и Южной Осетией было переименовано в Управление по приграничному сотрудничеству. «Отпочкование» от новой структуры тематики СНГ и перевод ее на новое штатное расписание вряд ли что-то изменят в плане содержательности действий на оставшихся участках работы. О том, насколько «эффективно» до этого работала команда Суркова-Говоруна, мы можем видеть по абхазским кейсам.
27 мая 2014 года в Абхазии неожиданно для всех, даже для самих мятежников, свергли президента Александра Анкваба, не пользовавшегося кстати говоря, доверием в Москве. События, которых никто не мог предсказать, стали сигналом Кремлю для начала процесса формирования «управляемой реальности». В профильной структуре АП тогда решили не особо заморачиваться на разного рода дипломатические уловки и тонкости, а принялись массово «покупать» среди абхазской элиты «нужных» людей — политиков, министров, общественников, журналистов. Бюджеты лились рекой.
Причем, надо отметить, что если в самом начале в составе Управления АП еще присутствовали люди с хорошим профессиональным бэкграундом, то уже в 2015 году начался выход «в поле» абсолютно неподготовленных людей. Зато слухи о том, что москвичи где-то выставили мешок с деньгами, расходились по свадьбам, похоронам, которые здесь собирают тысячи людей. В итоге почти вся элита в разное время получала те или иные суммы за все, что угодно, особенно за проведение «круглых столов», которые очень любили в Управлении, ибо можно было видеокартинкой оправдать необходимые затраты. В лучшем случае эти столы формально отрабатывались.
Однако при таком подходе в самой Абхазии никто всерьез сотрудников Управления не воспринимал. Исходя из понимания того, что эти люди все-таки представляют Кремль, с ними общались на подобающем уровне, получая взамен чаще всего просьбу разместить или озвучить какой-нибудь, наскоро набросанный текст. Но для целого ряда лидеров общественного мнения, политических сил, весь этот каламбур казался «рукой Москвы», которая предпринимает всевозможные усилия для ограничения суверенитета Абхазии. Отсюда — второй реальный результат работы Управления: удалось раскачать антироссийские настроения.
Список задач Управления по абхазскому направлению был не длинный, но постоянный. К примеру, лоббирование задач, уже реализованных и не требовавших политического сопровождения. Например, заключение Соглашения о создании Объединенной группы войск РФ и РА. Работу над документом вели военные, никакого противодействия в республике со стороны каких-либо «националистических сил» не было, но было важно поставить «галочку» – якобы подписание Соглашения — политический успех курирующей структуры АП.
Постоянными темами российско-абхазской повестки были две. Это борьба против священнослужителей Новоафонского монастыря, которые в РПЦ считаются раскольниками, захватившими монастырь. Но к этой теме по-настоящему приблизиться не удалось. Работа требовала наличия кадров с соответствующим образовательным уровнем, погружением в специфику, которых не было.
Вторая тема — это лоббирование либерализации рынка недвижимости Абхазии. Дело в том, что в Абхазии неграждане страны не имеют право приобретать жилую недвижимость. Это ограничение создает нелегальный рынок жилья в интересах коррумпированного чиновничества. В основе — миф о якобы возможности массовой миграции в Абхазию россиян, если рынок откроют. Но очевидно, что Абхазия в том состоянии, в каком она есть, непривлекательна как место для приморской, благополучной жизни. Развалена инфраструктура, очень высокий уровень преступности, нет нормальной медицины. То, что тут называют «домами» и «квартирами», с точки зрения платежеспособной российской аудитории таковым не является вовсе.