Бывший глава СБ Бориса Березовского Сергей Соколов мистифицировал сразу две спецслужбы

Бывший глава СБ Бориса Березовского Сергей Соколов мистифицировал сразу две спецслужбы

На часть полученных от заказчика средств политтехнолог купил дом и квартиру своей проживающей на Украине подруге Дарье Мастикашевой, а себе — Lexus RX-400. А потом все рухнуло. Как полагается.

Мог бы стать выдающимся автором авантюрных романов. По образованию Соколов — режиссер. Но жизнь увлекала его сильнее, и он ставил спектакли покруче, чем в театре.

Экс-глава охранного предприятия «Атолл-1» Сергей Соколов, прославившийся в 90-е годы сбором компромата на высшее руководство страны по заданию Бориса Березовского и арестованный за организацию подпольных баз для украинских террористов на стратегически важных объектах, начал сотрудничество сразу с двумя спецслужбами. ФСБ он рассказал, что базы были ложными и создавались по заказу коммерсантов, желающих скомпрометировать руководителей предприятий и занять их место. При этом покаянное письмо арестант направил и в СБУ, в котором поклялся, что формировал «подполье» не по заданию ФСБ, а только ради наживы. Пик известности Сергея Соколова, политтехнолога и «черного пиарщика», пришелся на середину 90-х. Тогда он руководил подконтрольным Борису Березовскому охранным предприятием «Атолл-1» и прославился своими громкими заявлениями в СМИ, в которых утверждал, что его структура занимается частными расследованиями и собрала компромат едва ли не на все высшее руководство страны, крупных политиков и бизнесменов. Впрочем, все это осталось неопубликованным. Господин Соколов снова появился в информационном поле в 2014 году, позиционируя себя в качестве независимого эксперта по ситуации на Украине. Например, в телеинтервью он охотно изображал сотрудника спецслужб, причем ему одинаково хорошо удавались образы как российских, так и украинских «засекреченных» силовиков. Довольно громко пиарщик напомнил о себе, продав одному из телеканалов за $10 тыс. «эксклюзивное» интервью украинского военного пилота, который, сидя спиной к камере, рассказал, как расстрелял ракетами «воздух—воздух» разбившийся в Донецкой области пассажирский малазийский Boeing 777. При этом в роли летчика выступал нанятый статист, а озвучивал ролик сам господин Соколов, надевший на голову кастрюлю, чтобы зритель поверил, что голос военного изменен для обеспечения его безопасности. Подобный трюк тремя годами позже на другом телеканале пиарщик проделал и после убийства в Киеве беглого экс-депутата Госдумы Дениса Вороненкова. Тогда на видеозаписи «организатор преступления» по кличке Соболь — бородатый мужчина в балаклаве, под два метра ростом,— довольно правдоподобно расписывал детали и мотивацию покушения. Телевизионщиков не насторожило при этом, что у Соболя, которого позиционировали как бывшего охотника-промысловика, заметно тряслись руки. При этом, как утверждают друзья Сергея Соколова, он постоянно находился в поиске по-настоящему масштабного и высокооплачиваемого пиар-заказа, который в итоге и получил. Из материалов уголовного дела следует, что весной 2016 года к политтехнологу обратился известный в деловых кругах специалист по управлению капиталами из Санкт-Петербурга Валентин Гонастарев, попросивший господина Соколова посодействовать смене руководства ОАО «Тольяттиазот» (ТоАз).

Встреча писателей-фантастов

По версии самого господина Гонастарева, он продавал ТоАз по поручению собственника завода — живущего в последнее время в США бизнесмена Сергея Махлая, а господина Соколова нанял лишь для сбора неофициальной информации о предприятии.

Когда же в ноябре 2016 года покупатель потерял интерес к сделке, финансист, по его словам, отказался от услуг Соколова.

В свою очередь Сергей Соколов утверждает, что заказчик представлял интересы некой финансово-промышленной группы, пытавшейся осуществить рейдерский захват ТоАза. Этому плану мешали гендиректор предприятия Вячеслав Суслов и глава ООО «МСА-строй» Магомед Шишханов, выполнявший по поручению руководителей ТоАза все строительные работы на заводе и за его пределами. Авторитетный бизнесмен чеченского происхождения Шишханов, как полагали претенденты на завод, был особо доверенным лицом отсутствующего владельца ТоАза, поэтому нейтрализовать в первую очередь нужно было именно его. План господина Гонастарева, по словам Сергея Соколова, состоял в том, чтобы раскрутить в СМИ темы якобы имевших место утечек аммиака на ТоАзе, задержек с выплатой зарплаты рабочим и т. п. и добиться таким образом масштабных проверок предприятия. Господин же Соколов утверждает, что сам предложил заказчику разыграть террористическую тему, получил от него согласие и $1 млн на реализацию плана. Соколов под эти деньги привлек к проекту директора ООО «ФИЦ «Аналитика и безопасность»» Руслана Мильченко, начальника службы безопасности ТоАза Олега Антошина, его зама Алексея Алексеева и адвоката Руслана Эминова. На часть полученных средств политтехнолог купил дом и квартиру своей проживающей на Украине подруге Дарье Мастикашевой, а себе — Lexus RX-400.

Бывший милиционер Антошин, как следует из признаний господина Соколова, купил где-то гранатомет РПГ-18 «Муха», несколько автоматов Калашникова и десяток тротиловых шашек. Спортивную сумку с арсеналом некоторое время прятали в тольяттинском яхт-клубе, а затем Сергей Соколов за $5 тыс. уговорил одного из сотрудников охранявшего ТоАз ЧОП «Броня» занести и спрятать оружие и взрывчатку в офисе «МСА-строй», расположенном на заводской территории. Вместе с вооружением в офисе были положены фотографии цехов ТоАза, скопированные из интернета призывы сирийских боевиков на чеченском языке и написанные якобы ими же от руки послания некоему Магомеду. 16 декабря 2016 года вызванные главным безопасником ТоАза полицейские изъяли арсенал и возбудили уголовное дело по факту незаконного оборота оружия и боеприпасов. Тем временем Сергей Соколов через знакомых журналистов масштабно распиарил подозрительную находку. «Гранатомет, снаряженная взрывчатка, пули со смещенным центром тяжести — трудно себе представить, что случилось бы, если бы террористам ИГ удалось реализовать в нашем городе свои коварные планы»,— сообщалось в одном из изданий. В СМИ, благодаря стараниям Сергея Соколова, даже появились «подозреваемые» из числа топ-менеджеров ТоАза, однако полиция, а затем и взявшая расследование под контроль ФСБ на подсказки СМИ не повелись — подозреваемых в деле не было, а оба бизнесмена, против которых была организована пиар-акция, остались на своих должностях. Зато директор ТоАза уволил безопасников Антошина и Алексеева. Интересно, что, несмотря на провал пиар-акции в Тольятти, сам придуманный Сергеем Соколовым способ конкурентной борьбы, видимо, стал известен в бизнес-сообществе. Во всяком случае, к лету прошлого года команда «черных пиарщиков» получила новый заказ на формирование и обнародование компромата — от представителя крупного бизнесмена, имеющего интерес к еще одному стратегически важному предприятию, ориентированному на нефтегазовую промышленность,— уфимскому технологическому инжиниринговому холдингу «Петон». Предложение принял Руслан Мильченко, причем, как заподозрили позже его партнеры, полмиллиона из выделенных заказчиком $700 тыс. он взял себе и лишь $200 тыс. отдал на организацию проекта и общее вознаграждение. Тем не менее злоумышленники сняли квартиру в Уфе и завезли в нее тротиловые шашки, автомат, патроны, распечатанный с интернет-ресурсов набор террористических агиток и фотографии помещений холдинга. Еще две базы — на съемных квартирах в Москве и Курчатове (Курская область) с такими же «наборами диверсанта» злоумышленники обустроили под якобы планируемые террористические атаки Павелецкого вокзала, аэропорта Домодедово и Курской АЭС. При этом организатором новых пиар-атак стал уже адвокат Руслан Эминов, а их целью было не формирование компромата на руководство вокзала или аэропорта, а досрочное освобождение осужденного за хранение наркотиков криминального авторитета. Как утверждают фигуранты дела, защитник Эминов, которому на операцию жена сидельца выделила $200 тыс., сообщил знакомому сотруднику ФСБ, которого юрист по сути использовал втемную, что находящийся в колонии осужденный готов предоставить информацию о готовящейся на Курской АЭС диверсии, а в обмен хочет получить свободу. Оперативник, как сообщил подельникам Эминов, передал предложение своему руководству, получил неофициальное добро на сделку и приказ контролировать ситуацию, но пока не вмешиваться в нее — террористов решили взять с поличным. Тем временем политтехнолог Соколов решил, что гораздо более эффективно разыгрывать карту не исламских боевиков, а украинских радикалов. К тому же, объяснил он сообщникам, в этом случае к «спектаклям» можно привлекать граждан Украины, не поясняя отведенные им роли. Пиарщик связался со своей возлюбленной Дарьей Мастикашевой, и та стала подыскивать у себя на родине отставных военных, готовых на выгодных условиях поработать на российских стройках. Завербовать удалось как минимум пятерых из числа бывших участников АТО. Они приехали в Россию, где их встретили и расселили по квартирам-«базам». Таким образом к августу 2017 года команда Сергея Соколова создала по сути «террористическое подполье» федерального масштаба: их базы располагались в Москве, Уфе, Курчатове и Тольятти, где после провала операции на заводе сообщники «на перспективу» создали еще один арсенал в снятой квартире. Злоумышленникам оставалось лишь сделать несколько анонимных звонков и запустить масштабную антитеррористическую операцию. Однако ее сорвал украинский плиточник Александр Коротай. Обследовав предоставленную ему квартиру на Сиреневом бульваре в Москве и заподозрив неладное, строитель, не прощаясь с заказчиками, уехал обратно в Киев, где сразу направился в СБУ. В результате он сам и Дарья Мастикашева были арестованы. Оба раскаялись и дали следствию показания, основываясь на которых, глава СБУ Василий Грицак заявил, что обвиняемые «работали на ФСБ». После этого разбежались и остальные строители, причем одни, как пояснил “Ъ” близкий к ним источник, опасаясь преследования со стороны ФСБ, уехали домой на Украину, а другие, напротив, спрятались от СБУ у родственников в России. Осенью прошлого года территориальные подразделения ФСБ по Москве, Самарской и Курской областям, Тольятти и Уфе возбудили пять уголовных дел по фактам незаконного оборота оружия (ст. 222 УК РФ) и боеприпасов (ст. 222.1 УК РФ). По ходу их расследования было установлено, что все «закладки» были совершены одной группой, и дела объединили в одно, передав его в центральный аппарат ФСБ РФ. В январе этого года Соколов и его сообщники были задержаны. Пока они обвиняются лишь в том, что в составе преступной группы незаконно приобрели и хранили свой арсенал. В перспективе, как полагает источник “Ъ”, в обвинение адвокату Эминову может добавиться и ст. 207 УК РФ («Заведомо ложное сообщение об акте терроризма»). Как-либо иначе террористическая тема в обвинениях не представлена — следствие в итоге ограничилось формулировкой, что вооружение хранилось «для нужд одной из тольяттинских ОПГ». Из арестованных сегодня не признают вину только Валентин Гонастарев и Руслан Эминов. Первый утверждает, что пиарщика Соколова и его команду он нанял только для сбора «объективной информации» по финансовому состоянию ТоАза, а покупка вооружения и имитация террористической атаки на завод были личной и несогласованной с ним инициативой участников проекта. Руслан Эминов, в свою очередь, говорит, что был уверен, что участвует в операциях, контролируемых российскими спецслужбами, и потому стремился им помочь. Все остальные заговорщики сотрудничают со следствием, в том числе и Сергей Соколов, которому грозит до 12 лет лишения свободы. «Мой клиент раскаялся и дал следствию исчерпывающие показания, касающиеся обстоятельств инкриминируемых ему преступлений и роли в них остальных обвиняемых,— пояснил “Ъ” адвокат господина Соколова Шамсудин Цакаев.— Мы надеемся, что оказанная им действенная помощь расследованию будет учтена при вынесении приговора». Обсуждать материалы следствия, как и избранную им линию защиты, адвокат Цакаев отказался, сославшись на данную им подписку о неразглашении. Между тем, по данным близких к следствию источников “Ъ”, с учетом запланированного досудебного соглашения обвиняемого Соколова с Генпрокуратурой он может получить четыре-пять лет колонии. За это время, по словам приятелей «черного пиарщика», он планирует написать книгу о результатах своих расследований, которая «отодвинет на второй план откровения Эдварда Сноудена», а после отсидки — заняться правозащитной деятельностью вместе с Дарьей Мастикашевой. Кстати, недавно господин Соколов, чтобы ей помочь, написал письмо на имя Петра Порошенко, адресованное по сути СБУ, которая ведет уголовное дело Дарьи Мастикашевой. В нем Сергей Соколов заявляет, что он сам придумал и реализовал проект с украинскими диверсантами и вовлек в него свою подругу, которая не знала об истинных намерениях заговорщиков. При этом «черный пиарщик» уверяет СБУ, что «никогда в жизни» не сотрудничал с российскими спецслужбами, «не выполнял их поручений», а разворачивая диверсионную сеть в России, не преследовал «никаких политических целей». «Я делал все только ради денег»,— клянется Сергей Соколов.

Источник «Ъ»

Источник