Беспредел по-вятски

Беспредел по-вятски

Вадим Сабреков
(Вадик Кировский)

Вор в законе уехал – воровство и беззаконие остались.

Те, кто наивно полагал, что приговор Михаилу Прокопьеву (Прокопу) и бегство за рубеж вора в законе Вадима Сабрекова (Чебурашки) знаменуют собою окончательное расставание города Кирова с «бандитскими девяностыми», очень крупно ошиблись. Ни черта они собою не знаменуют. Бандит сидит в тюрьме, вор скрывается в Южной Америке, но их подельники, родственники, коррумпированные ими чиновники и правоохранители никуда не делись, они по-прежнему живут здесь, среди нас. Более того, их методы: подкуп, запугивание, подлог, поджог, – за все эти годы ни капельки не изменились. И криминальный беспредел продолжается.

Не верите? Тогда вот вам свежий пример: буквально на днях у кировского предпринимателя, директора небольшой строительной фирмы Василия Бочкина сожгли дом. Именно сожгли: камера видеонаблюдения зафиксировала, как поджигатель перебрался через забор и бросил бутылку с зажигательной смесью на крышу новенького дома, на строительство которого Василий Владимирович потратил пять лет своей жизни. При этом неожиданностью для Василия Бочкина этот акт беспредела, в принципе, не стал, потому как угроз за последнее время он наслушался сверх всякой меры. Неясно было лишь, на что конкретно решатся его могущественные враги. Ограничились поджогом – но могли и убить. И это вовсе не шутка.

Кто же они такие, эти таинственные недруги Василия Бочкина, и в чём он перед ними так провинился, что они рискнули перейти от угроз к делу? А провинился он в том, что в его собственности находится земельный участок площадью пять с половиной тысяч квадратных метров на улице Московской неподалёку от Metro, который когда-то давно принадлежал вору в законе Вадиму Сабрекову (и был записан на его мать – Лидию Прохоровну) и которую теперь законник захотел себе вернуть. Но не в смысле выкупить, а в смысле отнять. О чём Василию Бочкину один из присных Сабрекова так прямо и заявил: отдай, мол, а то хуже будет.

Почему он должен отдавать кому-то участок, за который заплатил немалые деньги, чтобы его фирма могла начать здесь строительство, Василий Бочкин не понял. Богатым человеком, чтобы сорить деньгами направо и налево, он никогда не был, поэтому перед тем, как заключать договор купли-продажи с прежней владелицей участка Ольгой Костиной, все документы на землю тщательно во всех инстанциях проверил. И только убедившись в том, что всё законно, поставил под договором свою подпись. 

Точно так же скрупулёзно проверяла все бумаги и Ольга Костина, когда покупала землю у Лидии Сабрековой. Тем более что оформлялась сделка по причине преклонного возраста Лидии Прохоровны (1940 года рождения) не напрямую, а через Эдуарда Салимова, которому пенсионерка – как близкому другу своего сына – выдала необходимую доверенность. И, к слову, Салимов доверие Лидии Сабрековой полностью оправдал, лично вручив ей всю до копейки оговоренную сумму под соответствующую расписку.

Что именно побудило пустившегося в бега вора в законе заняться отъёмом имущества у добросовестного покупателя, точно никому неизвестно. Одни уверяют, что виной всему — врождённая алчность, другие, наоборот – что трезвый расчёт на выгодную перепродажу. Вернее же всего Вадимом Сабрековым двигало навязчивое желание отомстить Салимову, который когда-то и впрямь был его близким другом, но потом взялся за ум и решил держаться от криминальных делишек подальше. А такие решения в воровском мире, как известно, без наказания оставлять не принято.

Возможно, поэтому первые «приветы» (читай: угрозы) из далёкой Южной Америки Чебурашка – через своих подельников – передал именно Салимову. А когда понял, что угрозы не сработали, дал указание оспорить в суде именно ту расписку, которую его мать, Лидия Прохоровна, дала Салимову в получении денег. И его подручные – от имени пенсионерки — направили в суд исковое заявление об истребовании земельного участка из незаконного владения. Вернее – два одинаковых заявления, в одном из которых ответчиком значилась Ольга Костина, а в другом – Василий Бочкин. Но главный аргумент в обоих исках повторялся слово в слово: мол, подпись Лидии Сабрековой под распиской поддельная, а, значит, никаких денег она от Салимова не получала и участок никому не продавала.

Суд направил спорный документ на экспертизу в сертифицированную организацию – АНО «Экспертная компания «Центр 1», и специалисты этой организации в июле 2018 года дали суду однозначный ответ: исследуемая подпись в расписке от 28 ноября 2016 года в получении денег от Салимова выполнена лично Лидией Прохоровной Сабрековой. Тут-то к Василию Бочкину и подъехал один из деловых партнёров Вадима Сабрекова с очередной порцией угроз. А потом его дом вспыхнул.

Суд, в конце концов, в удовлетворении сомнительных исков отказал, но история на том вовсе не закончилась. Проиграв на правовой поляне, Сабреков сотоварищи решили зайти с другой стороны – и в феврале 2018 года добились признания Лидии Прохоровны недееспособной. А теперь – через некую столичную медицинскую контору – пытаются придать диагнозу обратную силу, чтобы доказать, что ставя подпись под распиской она уже не отдавала себе отчёта в своих действиях.

«А что же правоохранители? – спросите вы. – Подельники криминального авторитета вымогают у предпринимателя имущество, жгут его дом – неужели полиция ничего не предпринимает?». «Вы не поверите, – отвечу вам я. – Но так оно всё и есть». Тот же Салимов, который из-за этой неприглядной истории попал в крайне двусмысленное положение, ещё в феврале попросил правоохранительные органы возбудить уголовное дело по факту представления в суд фальсифицированных документов якобы от имени Лидии Сабрековой. Однако ответом на его заявление стал отказ – за отсутствием, дескать, оснований. При этом в папке с делом, кроме заявления Салимова, на момент отказа не оказалось ни одной бумаги: сотрудник УМВД даже и не думал никого опрашивать или устанавливать какие-либо обстоятельства. Салимов опротестовал неправомерный отказ в прокуратуре, и дело вернули в полицию – но вся история после этого лишь пошла по второму кругу.

Аналогичная реакция на «шалости» подельников вора в законе наблюдается и в других кировских структурах, призванных стоять на страже, вроде как, закона, а не воровских понятий. Отчего у очевидцев конфликта складывается тягостное – и, увы, не лишённое оснований, – впечатление, что весь наш город: от рядового нотариуса до ответственных сотрудников МВД, – по-прежнему живёт под контролем криминальных авторитетов. И без вмешательства вышестоящих органов окружного – или даже федерального – уровня эту ситуацию уже не изменить.

Сегодня они безнаказанно жгут – завтра начнут безнаказанно убивать. И это вовсе не шутка. (Вятская особая газета, №7 (414) от 22 октября 2018 года, Сергей Братухин)

Источник